Кошелёк или... творчество?

Творчество появилось гораздо раньше, чем деньги. Неизвестный творец, который выбивал рубилом на стене пещеры силуэт мамонта, не рассчитывал на проценты с тиража. Можно ли теперь считать писательство профессией? То есть в полном смысле слова: имярек выполняет план по написанным книгам, получает за это зарплату и премии… Или же это просто хобби?

Многие писатели (заинтересованные, да) высказываются в духе того, что книгу писать — это долго, и надо же на что-то жить в это время, да и вообще каждый труд должен быть оплачен. Думаю, слышали.

Но тем самым ненавязчиво смешиваются две разные вещи: непосредственно творчество и монетаризация результатов такового.

Не бывает такого, чтобы действительно писатель сидел и писал ровно по столько-то страниц в день. И даже процесс "обдумать, о чем именно должен быть роман" с составлением плана — тоже слабо представляю. Наоборот — любой, кто сочинял художественные вещи, знает, что иногда персонажи ведут себя своевольно, не подчиняясь автору.

Читайте также: Меч и магия победили науку и технику 

Писатель должен быть творцом, оживляющим героев на страницах своих книг, а не штампователем картонных зомби.

Творчество появилось гораздо раньше, чем деньги. Неизвестный творец, который выбивал рубилом на стене пещеры силуэт мамонта, не рассчитывал на проценты с тиража.

Возможно, это не очень благозвучное сравнение, но творчество "выделяется". Вот просто потому, что имярек не может удержать в себе то, что рвется наружу.

Проблема современности в том, что писатель зависит от издателя, каковой всегда смотрит на книгу с точки зрения коммерческого успеха.

Я помню дефицит хороших книг в СССР, когда тиражи шли в основном в библиотеки. Помню, как, будучи первокурсником, читал запоем переводы фантастики, которые в Москве можно было купить в ксероксах. Очень дорого по сравнению с книгами — часто их читали и меняли на другие с небольшой доплатой.

Затем, когда разрешили частное предпринимательство, книжный рынок некоторое время был попросту шедеврален. В прямом смысле слова.

Все просто: переводы, которые уже были, и начали издавать в первую очередь. А переводить "для ксерокса" имело смысл только самое лучшее. Так что на книжном рынке можно было поступать просто: "мне полметра книг справа, пожалуйста". Из этой пачки потом выкинуть за нечитабельностью можно было всего два-три произведения.

Фото: AP

Можно сказать, что в этот период рынок удовлетворял потребности покупателей.

А вот потом наступил период, когда рынок начал наживаться. Печаталось все подряд, книги уже приходилось тщательно выбирать. И читателей начали приучать к ширпотребу и в этой области — на шедеврах много не заработаешь, их мало. А вот "Слепой против глухого — 23" и и. п. продается как сериал. Равно как и "женские детективы" и проч. — не буду сейчас анализировать специфические жанры массовой продукции.

Далее все закономерно — стали делать "брендовые" имена, за которых пишут "литературные негры", все поставлено на поток. Так вот — подобное, не буду спорить, является именно работой.

Но к творчеству как таковому отношение имеет не большее, чем работа маляра к картинам настоящего художника.

Конечно, можно получать удовольствие от любой профессии, и что тогда — не платить за нее? Мол, если моряк любит море — так пусть отправляется в рейс за бесплатно!

Подмена тезиса. Речь идет не об удовольствии — по-хорошему, работа должна приносить удовольствие, и то, что вопрос задают именно так, свидетельствует о том, что люди работают только ради денег.

Суть именно в творчестве.

Да, перед обществом стоит задача "как найти адекватные способы оплаты труда творческих людей". Если некто написал шедевр — логично же, чтобы он за это получил вознаграждение! Причем, добавлю, именно он, а не тот, кто у автора перекупит права и т. п.

Читайте также: Адаптированный "глянец", или Как стать детским писателем

Но при этом "посадить на зарплату" — пусть и в виде процентов и проч. означает превращение творчества в рутину, что неизбежно скажется на качестве. Невозможно быть творцом по принуждению, даже если принуждают деньги. Длиннющие диалоги без смысла в некоторых уже классических книгах — это последствие того, что некогда писателям платили построчно.

Ситуация с книгами еще более-менее благоприятная: важен текст, а не материальный носитель. К чему приводит монетаризация искусства, гораздо лучше видно на примере картин, где ценится именно оригинал.

Самая дорогая покупка картины на настоящий момент — это "Номер 5. 1948" Джексона Поллока, продана в 2006 году за 140 миллионов американских долларов. Правда, иногда прибавляют "по неподтвержденным данным", так что на всякий случай представляю "запасную" — Пабло Пикассо "Дора Маар с кошкой", продана на торгах Sotheby's в Нью-Йорке за 95,2 миллиона долларов.

Рекомендую найти репродукции в Интернете, помедитировать на изображения и решить для себя, стоят ли они таких денег.

Фото: AP

Я лично всегда вспоминаю разговор Козлика с Незнайкой: "Тут все равно ничего понять нельзя. У нас все художники так рисуют, потому что богачи только такие картины и покупают. Один намалюет такие вот загогулинки, другойизобразит какие-то непонятные закорючечки, третий вовсе нальет жидкой краски в лохань и хватит ею посреди холста, так что получится какое-то несуразное, бессмысленное пятно. Ты на это пятно смотришь и ничего не можешь понять — просто мерзость какая-то! А богачи смотрят да еще и похваливают".

Очевидно, что в таких случаях речь идет не об искусстве, а просто о предмете с высокой себестоимостью, причем специально накрученной.

Вот такая дилемма. С одной стороны, нельзя превращать творчество в предмет купли-продажи, это уничтожает его. С другой стороны, "творец должен голодать" — тоже неправильный тезис.

И я, честно говоря, не могу с ходу предложить решение проблемы — я лишь обращаю внимание на нее.

Впрочем, один из ответов лежит на поверхности: если автор имеет профессию, то на жизнь он заработает. Там можно быть ремесленником, в отличие от искусства.

А вот монетаризация халтуры, замена ей творчества — ситуация недопустимая.

Все самое интересное читайте в рубрике "Жизнь"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
"Лучше, чем супер": Лавров рассекретил приватную беседу президентов
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Китайский слон затопчет Россию?
Черчесов рассказал о самом лучшем матче на ЧМ
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Путин заявил о риске войны с Украиной в Донбассе
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Как война пограничников влияет на отдых на Азовском море
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Линия Путина: вдоль западных границ России началась военная стройка

Форматная встреча президентов России Владимира Путина и США Дональда Трампа вызвала прямо-таки мировой ажиотаж. Как и о чем президенты США и России договорились в Хельсинки? Почему в Иране надеялись и радовались этой встрече, но и боялись возможных соглашений? На эти и другие вопросы видеостудии "Правды.Ру" ответил известный журналист, публицист Аббас Джума.

Каких соглашений США с Россией боятся в Иране?