Нью-йоркская богема бойкотирует супермаркеты

Понравится ли вам, если в паре шагов от вашего дома появится магазин или аптека с любыми товарами, которые только могут понадобиться? Скорее всего, да: ведь это так удобно! А вот Дженнифер Нельсон из Нью-Йорка такое положение дел страшит. Ее тревожит нарастающая стандартизация повседневной жизни и нарушение самобытной атмосферы любимого района.

Понравится ли вам, если в паре шагов от вашего дома появится магазин или аптека с любыми товарами, которые только могут понадобиться? Скорее всего, да: ведь это так удобно! А вот Дженнифер Нельсон из Нью-Йорка такое положение дел пугает, причем она далеко не одинока. Что именно ее страшит? Ни много ни мало — нарушение культурной атмосферы ее любимого района и ощущение посягательства на личное пространство.

"Она огромная, — описывает Дженнифер новую аптеку. — Такое ощущение, что заходишь в операционную. Бесконечные проходы между стеллажами с кремами, шампунями, таблетками… Это совершенно не то место, где мне было бы приятно делать покупки, — объясняет свою неприязнь к аптеке Duane Reade Дженнифер.

Странно, что такое мнение озвучивает жительница Нью-Йорка, города, где, казалось бы, все ко всему уже должны были давно привыкнуть. Ан нет: сторонники Дженнифер не только не хотят привыкать к такому положению дел, но и активно выступают против коммерциализации и стандартизации повседневной жизни среднестатистического американца, наблюдаемой на протяжении последних нескольких десятков лет.

До сегодняшнего дня лишь одному из микрорайонов Бруклина — Уильямсбургу — удавалось сохранить свой колорит: в месте традиционного скопления творческой богемы не появилось ни одного "торгового монстра". Уильямсбург гордился такой независимостью и снискал себе славу по всей Америке именно благодаря тому, что сказал твердое "нет" моллам и крупным брендам. Аптека Duane Reade, которую отгрохали прямо посреди центральной улицы района, Бедфорд-авеню, оказалась для Уильямсбурга костью в горле, бревном в глазу, уродом в семье, — в общем, смысл понятен. Инвесторы и застройщики покусились на самое главное для обитателей Уильямсбурга — на их спокойствие.

Читайте также: Британский художник замыслил революцию

Тихому анклаву богемы не нужны огромные шумные торговые площадки. Строительство подобных объектов свободные художники расценивают как беспардонное вторжение корпоративного в частное. В общем, Уильямсбург счел появление Duane Reade официальным объявлением о начале войны.

Фото: AP

Сидя в небольшом кафе Blue Bottle — самом типичном, по мнению всей Америки, месте Уильямсбурга, Дженнифер признается, что организовала настоящую кампанию по бойкоту Duane Reade: "Мне не нужна здесь еще одна аптека. Это вопрос не только привычной среды обитания, но и погони за наживой".

Дженнифер и ее единомышленникам нравится камерная обстановка. Ароматный кофе разных сортов, который бариста приготовил специально для тебя, свежая выпечка, хозяева Blue Bottle, больше похожие на разнорабочих, — вот что идеально вписывается в образ жизни уильясмбуржцев. За последние десять лет район, где раньше селились исключительно евреи, латиноамериканцы и эмигранты из стран Восточной Европы, кардинально преобразился. Теперь здесь живут писатели, художники, известные блогеры, тусовщики и золотая молодежь, — одним словом, хипстеры. Все массовое и популярное — не для них.

Торговым же сетям нет дела до нужд и чаяний обитателей Уильямсбурга. Монументальные постройки все ближе и ближе подступают к цитадели хипстеров. По слухам, в следующем году в районе откроется Starbucks — вместо привычной булочной. Маленький мирок богемы вот-вот превратится в пыль в жерновах Большого Бизнеса.

Читайте также: Интроверт, дышите глубже!

Увы, эта история повторялась уже не раз и всегда развивалась по одному и тому же сценарию. Допустим, в каком-нибудь старом районе Большого Яблока арендная плата за квартиру ниже, чем везде. Туда немедленно начинают съезжаться художники. Молодежь, вырвавшаяся из родительского гнезда, выбирает себе этот же район, потому что, раз там живут художники, он считается модным. За детьми обеспеченных родителей в район приходят бары, рестораны и магазины.

Район приобретает шарм и становится более респектабельным. Туда уже начинают приезжать целые семьи. Арендная плата растет, и для "первопроходцев" она становится уже непомерной. Так что в один прекрасный день они собирают свои узелки и начинают обживаться на новом месте. А потом все начинается по новой. Такая участь постигла манхэттенские микрорайоны Сохо, Трибека и Гринвич-Виллидж.

Джошуа Фриман, профессор истории из Гарварда, отмечает, что "облагораживание" района не всегда оборачивается благом для его жителей. Однако супротив прогрессу не попрешь: "Города и районы постоянно меняются. Вы не можете их заморозить и превратить в музей", — рассуждает Фриман.

Что до Дженнифер, то Новый год она будет справлять уже на новой квартире — там и арендная плата ниже, и до работы ближе. О том, что придется покинуть насиженное место, Дженнифер не сожалеет. Она знает, что новое место даст ей новые возможности.

Вопрос о том, считает ли она бойкот, объявленный аптеке Duane Readе, действенным способом борьбы, Дженнифер встречает смехом: "Я понимаю, мы мало что можем сделать. Я просто сделала свой выбор и хотела заручиться поддержкой людей, которые меня окружают". Но Дженнифер не оставляет надежды, что в будущем ее протест станет более массовым.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Путин поблагодарил Трампа за данные о террористах в Петербурге
Васильеву сняли в торговом центре на распродаже
Пентагон 10 лет изучал НЛО по заказу правительства США
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Васильеву сняли в торговом центре на распродаже
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Мед против насморка. Как лечить ребенка без лекарств
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры