Почему борцов с плагиатом отправили в суд

Министерство образования и науки предложило доказывать плагиат в диссертациях через суд. Лишать ученой степени за некорректные заимствования можно будет лишь при наличии решения суда о нарушении авторских прав. Подобное предложение ведомства уже называют победой плагиаторов. Так ли это? Свою точку зрения Pravda.Ru изложил независимый аналитик в сфере образования Борис Деревягин.

— Как вы оцениваете предложение Минобра?

— Моя позиция изначально, еще когда в начале 2010-х годов только начала выявляться и подниматься эта проблема, была такой, что закон обратной силы не имеет. Порядок — это первое. Второе — я поддерживаю презумпцию разрешенности. То есть, если что-то не запрещено, значит — можно.

Если существовали лакуны в законодательстве, которые позволяли большому количеству людей тем или иным образом организовывать свою научную карьеру или какую-то другую карьеру не с помощью академических работ, и эта деятельность не вызывала внутри академического сообщества ярко выраженного негатива, значит такой порядок действий устраивал общество и научное сообщество.

Бороться за качество академических работ можно и нужно, но по-другому. Есть очень простой способ — индекс цитируемости работы. То есть для этого не нужно изобретать велосипед, не нужно бороться с плагиатом. Потому что за счет этого плагиата единственное, чего добиваются люди, — это продвижение не по академической лестнице, а только в административной карьере.

В этом плане очень важно понимать, откуда ноги растут, почему у людей возникла потребность заниматься той деятельностью, к которой они не имеют никакой склонности, и по сути дела во многом вынуждены симулировать ее. Эта склонность возникла в связи с тем, что нам в наследство от Советского Союза досталась традиция — для увеличения и зачтения заслуг необходимы академические достижения.

В СССР наука считалась единственным критерием профессиональных навыков. Если человек в науке ничего не достигает, значит у него профессиональных навыков в этой сфере вообще нет. Значит, он не может продвигаться по карьерной лестнице. Хотя существует огромное количество инструментов, которые позволили бы решить эту проблему.

Во-первых, было бы правильным различать академическое и прикладное или административное обучение. Тем более, что по новому закону об образовании в Российской Федерации появился прикладной бакалавриат. Но тогда нужно провести полностью линейку, то есть ввести прикладную магистратуру, аспирантуру и далее везде. Соответственно, большому количеству людей это позволит фиксировать свое образование, свои достижения.

Конечно же, надо иметь ввиду, что в административной деятельности требуется скорее опыт, некие социальные навыки, компетенции, практически навыки, а не навыки абстрактного мышления, которые в первую очередь нужны в научной деятельности. Кроме того, было бы правильным все эти навыки — как бы фиксат этих навыков — соотнести с теми прикладными ступенями, по которым можно было бы защищаться.

Сейчас же у нас одна аспирантура для всех. А была бы прикладная аспирантура, — так и пошли бы туда все товарищи, которые по административной деятельности защищаются. Есть же МВА, она по-другому организована и принципиальным образом отличается даже от второго высшего образования. Там тоже превалируют конкретные практические навыки, есть определенная процедура, которая фиксирует, что человек обладает этими навыками.

Кроме того, безусловно, было бы правильным учитывать сам факт работы с определенными кейсами, которые фиксируются в резюме специалиста уже как определенное достижение. Тем самым получился бы такой определенный табель. Человек, который работал и постепенно на практике осваивал какие-то вещи, эффективно решал какие-то проблемы и добивался конкретных успехов, мог бы конвертировать это для получения степени "автоматом".

— Как же тогда быть с плагиатом?

— В этой истории с плагиатом гораздо больше политики нежели заботы о науке. По факту была объявлена охота на ведьм, попутно направленная на подрыв всей академической корпорации. Что бы там ни происходило, но нельзя заочно всех огульно обвинять. Ведь не все же списывали. Вопрос как раз именно в том, чтобы не вырабатывать негативное отношение к науке.

Да, жесткие законы нужны именно для движения вперед. И закон должен действовать на будущее — с этого момента все работы проверяются, и все понимают, что если ты попался, то тебе просто не зачтут работу.

Если же сейчас сразу начать лишать званий, тогда получается изменение правил игры в прошлом. Если мы постоянно будем менять правила игры, принимая законы с обратной силой действия, то можно все законы поменять, переписать. Тогда просто все перестанет работать.

Любое обвинение, любая конфликтная ситуация, тем более, связанная не просто с обвинением в плагиате, а с лишением степеней, должна рассматриваться в судебном порядке. Высшая аттестационная комиссия или другая организация заниматься этим не может, потому что тогда получится, по сути дела, надсудебное и внесудебное право, право презумпции виновности.

Безусловно, сторонники пуританской чистоты будут кричать о том, что это победа фальсификаторов. Но если реально доказана фальсификация работы, доказано, что человек воспользовался в корыстных целях, ввел людей в заблуждение, в результате чего большое количество пострадало от этого, — обязательно нужно, чтобы это разбирал суд. Тут вполне возможно не просто лишение степени этого человека, но и какие-то серьезные санкции.

А главное, огромное количество людей работает без степени. И все нормально. Например, председатель Центробанка без степени. Насколько она соответствует должности? Сам факт того, что у нас есть прецедент, когда человек формально не добивается научной степени, но занимает высокий государственный пост, регулирующий всю экономику страны, свидетельствует, что все скандалы с плагиатом госчиновников выеденного яйца не стоят.

Если человек реально разбирается в деле, совершенно не важно, есть ли у него степень, нет ли у него степени… Вспомним фильм "Москва слезам не верит": "Перед вами слесарь с большой буквы! У нас в институте есть кандидаты и даже доктора, которые могли бы еще 10 лет назад спокойно уйти на заслуженный отдых, и никто бы не заметил их отсутствия. А когда в прошлом году Гоша заболел, так у нас большинство тем замерло. Все докторские диссертации на 70 процентов обязаны приборам, который сделал Георгий Иванович".

Беседовала Марина Архипова

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Реформа науки: лечение хуже болезни?

До сих пор ученые не могут разгадать и половины загадок, которые таит в себе пирамида Хеопса. Однако египтолог Дэвид Мид уверен, что ему ближе всех удалось продвинуться в разгадке страшной тайны, которую скрывает эта гробница.

И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Комментарии
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Путин назначил Анатолия Антонова чрезвычайным послом России в США
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кадровый резерв Владимира Путина
Пекин: корабли ВМФ США создают угрозу судоходству в Южно-Китайском море
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
Ученые объяснили склонность людей к сладкому
Украинская неделя: народу предложили меньше жрать
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
В центре Москвы вывесили неудобные вопросы Навальному
Украинская неделя: народу предложили меньше жрать
Кадровый резерв Владимира Путина
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Путин назначил Анатолия Антонова чрезвычайным послом России в США
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Посольство США перестало выдавать визы в России
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?