Русские — худшие родители в Норвегии?

Дети иммигрантов из России чаще всего становятся клиентами норвежской опеки в сравнении с представителями других этнических групп. Таковы данные отчета местной службы охраны детства за 2009 год, с которым смогли ознакомиться норвежские правозащитники. В настоящий момент детское население в этой стране растет именно за счет приезжих из других стран.

По состоянию на 1 января 2010 года в Норвегии проживало 1 426 300 детей и подростков в возрасте до 22 лет (такая градация указывается в отчете ведомства). Из них 76,8 тысячи детей переехали с родителями из других стран, а 82,1тысячи родились в Норвегии у родителей-иммигрантов. Важный момент: за период с 2005 по 2010 год именно две этих группы росли быстрее всего. Как говорится в отчете, более семи человек из десяти жителей Норвегии, появившихся в стране в этот период, имеют иммигрантские корни.

Читайте также: Улыбаемся и... машем норвежской опеке

Получается, что прирост детского населения в этой стране происходит сегодня именно за счет приезжих. Причем уже каждый третий житель Осло в возрасте до 22 лет имеет иностранное происхождение. Как сообщается в отчете, в столице проживают 20 процентов всех детей, приехавших из других стран, и 40 процентов детей родителей-иммигрантов.

Неудивительно, что на эту категорию лиц обращено самое пристальное внимание местной опеки (барневарн). С одной стороны, новых граждан надо как-то ассимилировать, чтобы они не осели в своих национальных анклавах. С другой — препятствовать их переезду в другие страны, чтобы не уменьшать и без того небольшое население Норвегии. Помощь опеки в этих вопросах просто незаменима — с ее помощью легко можно решить обе задачи.

Если в целом по стране под контроль местной службы защиты детей попадают 32 ребенка из каждой тысячи, то среди иммигрантов этот показатель значительно выше — 70 детей на тысячу, а среди детей, рожденных от родителей-иммигрантов — 50 детей на тысячу.

Разумеется, в каждой этнической группе эти показатели разнятся. Один из наиболее высоких — у выходцев из России. Число русских детей, попавших под контроль опеки, составляет 90 человек на тысячу — такое же, как у выходцев из Ирака и Эритреи (выше только у афганцев — 163 человека).

В категории детей, родившихся в Норвегии от родителей-иммигрантов, русские опережают всех остальных: 85 человек их каждой тысячи попадают под опеку барневарн. Следом идут Иран, Ирак и Афганистан, у которых этот показатель — 70 на тысячу.

В цифрах это выглядит примерно так. По состоянию на 1 января 2010 года в Норвегии проживал 3791 ребенок, приехавший из России. Более 400 из них стали клиентами барневарн. Русские родители произвели на свет за этой время 1385 детей, примерно 110 попали под опеку.

Разумеется, возникает вопрос: почему именно русские дети чаще всего попадают в зону внимания местной службы защиты детей? Неужели выходцы из России настолько плохие родители, что не справляются с воспитанием? Конечно, таких оценок в отчете барневарн не содержится — это было бы как-то неполиткорректно. Но сделать некоторые выводы можно из тех примеров работы службы, которые становятся достоянием гласности.

Индийский юрист-международник Сурания Айяр принимала самое активное участие в борьбе за освобождение двух индийских малышей, которых забрали у родителей и отдали в приемную норвежскую семью ("Правда.Ру" подробно рассказывала об этом). Своими размышлениями о ситуации с изъятием детей в западных странах она поделилась с индийской интернет-газетой Pravasitoday.

Подробнее: Пеленки вызвали дипломатический скандал

По ее данным, подобная практика начинает все больше распространяться в Европе и США. Но наибольший размах она приобрела в скандинавских странах. Как пишет Сурания Айяр, "скандинавская модель этой социальной службы выглядит наиболее агрессивной".

Наибольшее опасение вызывает тот факт, что в последнее время заметно изменились причины, по которым социальные работники могут забирать детей из семьи. В частности, госпожа Айяр приводит данные статистики по Великобритании. Там говорится, что число изъятий детей по заявлениям соцработников резко выросло за последние несколько лет. При этом фактов физического насилия в качестве причин вмешательства опеки в дела семей стало намного меньше. Зато значительно возросло число таких поводов, как "эмоциональное насилие" или "риск эмоционального вреда". А что уж каждый конкретный соцработник понимает под этими терминами, остается только гадать. Тем более, как подчеркивает юрист, в отличие от всех других судебных дел, дела по опеке тщательно скрываются от общественности — под предлогом возможного вреда для ребенка.

Все, что так или иначе всплывает наружу, происходит или в результате скандала, или благодаря действиям правозащитников. В качестве подобных примеров автор статьи приводит следующие причины для изъятия ребенка из семьи: слишком много или слишком мало игрушек, игрушки не соответствуют возрасту ребенка, как это было в случае с индийской парой.

Один из правозащитников, к примеру, рассказал ей, что причиной подозревать родителей в инцесте стала для соцработника… скорость, с какой ребенок ел. По этой логике найти "психологическое расстройство", или "нестабильность", или "родительскую некомпетентность" можно практически у каждого. И доказать что-либо в этих случаях практически бесполезно: государственная система всегда выступает на стороне соцслужб, какие бы абсурдные обвинения против родителей они не выдвигали.

Сурания Айяр приводит пример с индийской парой, попавшей под каток норвежской опеки. Тогда мать обвинили в недостаточном эмоциональном контакте с четырехмесячной дочерью на основании того, что девочка в присутствии соцработника больше смотрела по сторонам, чем на маму. Впрочем, в статье есть и противоположные примеры: когда ребенок все время смотрит на родителей, это тоже считается достаточным аргументом для того, чтобы заподозрить их в некомпетентности.

Когда индийские власти на самом высоком уровне вмешались в эту дикую ситуацию, норвежская барневарн вынуждена прокомментировать свои действия. Официальный представитель службы заявил тогда индийской прессе, что никто не сомневается, что индийская пара является любящими родителями, но это не значит, что они также являются хорошими воспитателями для своих детей.

И вот эта фраза полностью раскрывает принципы работы западных служб по защите детей. С их точки зрения, родительская любовь больше не является главным, что необходимо каждому ребенку, чтобы расти счастливым. Главным становится "правильное воспитание" — разумеется, с точки зрения государства. Видимо, следующим шагом должно стать неизбежное разделение: одни будут рожать, другие воспитывать — в том духе, в котором это нужно властям.

В своей статье индийский юрист настоятельно рекомендует всем индусам, живущим в Европе и США, быть готовыми к встрече с соцработниками. Она призывает их обмениваться информацией о методах работы опеки в иммигрантских сообществах, а также поддерживать связь с юристами, журналистами и правозащитниками, которые имеют опыт борьбы с изъятием детей из семей. Эти советы, безусловно, необходимо учесть и всем другим этническим группам. Кстати, в статье упоминается и активное сопротивление методам опеки со стороны Польши и России.

Читайте также: Ирина Бергсет: "Опека подобна Брейвику"

"За завесой секретности, прикрываясь заботой о благополучии, эти агентства проводят курс максимальной жестокости и бесчеловечности. Мы должны выступить против них самым решительным образом", — заключает Сурания Айяр. Как говорится, полностью присоединяемся.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...


Ирина Бергсет:"Отобранные дети - будущие самоубийцы"
Комментарии
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Это всё придумал Бисмарк: как Госдума приняла "проклятый" закон
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Посол объяснил, почему Москве не очень интересна Варшава
Больше ясности: Израиль вывез из Сирии "Белые каски"
Китайский слон затопчет Россию?
Дело Браудера может утопить Хиллари Клинтон
Больше ясности: Израиль вывез из Сирии "Белые каски"
США создадут военные базы для контроля Антарктиды
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
США создадут военные базы для контроля Антарктиды
В Киеве признали необратимое обнищание Украины
В Киеве признали необратимое обнищание Украины
Официально: объявлено о начале торговой войны Европы и США
Больше ясности: Израиль вывез из Сирии "Белые каски"
Ограбленный в Киеве ученый из Кении три недели жил на вокзале
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
Больше ясности: Израиль вывез из Сирии "Белые каски"
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины

О новом мировом порядке пока не говорят. Но о том, что новой Европе нужна новая система безопасности, речь идет уже давно. Теперь она начинает складываться. Насколько все-таки реальна и безопасна эта система? А точнее, сразу две системы? Об этом "Правде.Ру" рассказал директор международных проектов Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

Новый мировой порядок Европы - вызов России