Нельзя пытать? За рубежом можно!

США, так рьяно "защищающие" права человека по всему миру, множат свои гуантанамо где только возможно. Это, в общем-то, не такая уж большая новость — новостью является то, что власти США инспирируют за рубежом пытки в отношении американских граждан. Недавно такая история произошла с американцем Йонасом Фикром. Пытки Фикра проходили в тюрьме ОАЭ.

Тридцатишестилетний американец Йонас Фикр, родившийся в Эритрее, вернулся в Портленд после пятилетней одиссеи. Началась она с простой бизнес-поездки, а закончилась арабской тюрьмой, в которой Йонаса пытали по приказу американского правительства за то, что он отказался доносить ФБР на своих единоверцев, посещавших ту же мечеть, что и он.

Фикр подал в суд на ФБР, двух агентов и ряд официальных лиц за то, что его имя внесли в список лиц, которым запрещено летать самолетами (подозреваемым в терроризме нельзя летать коммерческими рейсами), чтобы склонить его к сотрудничеству. Когда Йонас отказался, агенты ФБР арестовали его и пытали на протяжении 106 дней в тюрьме ОАЭ.

Случай с Фикром — не первый и не единственный: еще девять прихожан его мечети попали в список лиц, которых нельзя допускать на борт самолета. "Список — это внесудебный инструмент ФБР для принуждения мусульман стать информаторами, — говорит адвокат Гадир Аббас. — В офисе ФБР в Портленде много таких дел".

Брат Фикра по несчастью — 58-летний бизнесмен Джамал Тархани. В 2012 году он отправился в Ливию в составе христианской медицинской благотворительной миссии, однако улететь обратно в США ему не дали. "Список используется для запугивания и принуждения людей — не для защиты остальных пассажиров, а для нападения", — отметил Тархани после того, как ему все-таки удалось вернуться в Портленд. Из списка его имя вычеркнули по решению федерального суда, куда бизнесмен обратился с иском.

Еще один прихожанин, Майкл Миглиоре, решил эмигрировать со своей материю в Италию. Майкл сел на поезд до Нью-Йорка, а оттуда отправился морем в Англию. Там его задержали в рамках закона о борьбе с терроризмом. Британский адвокат Миглиоре объяснил своему подзащитному, что санкции на арест дали американские чиновники.

"Такие аресты мы называем опосредованным задержанием, — говорит адвокат Миглиоре, Аббас. — ФБР регулярно это проворачивает. Для американских мусульман это не редкость — отправиться путешествовать за пределы США и обнаружить, что они не могут полететь в то или иное место. Их задерживают для допросов по приказу американских властей".

Семья Йонаса бежала из Эритреи, когда мальчику было 13 лет, — там начался военный конфликт, однако у Фикров остались родственники в Судане. В Портленд Йонас переехал в 2006 году, работал в компании мобильной связи. Проблемы у Фикра начались после того, как в 2010 году он съездил в Хартум, чтобы утрясти вопросы относительно своего бизнеса по импорту электроники. Йонас пошел в посольство США в Судане для консультаций с коммерческим отделом. Через несколько дней его пригласили на, как ему объяснили, брифинг для граждан США по вопросам безопасности.

Придя на мероприятие, Фикр оказался один в комнате с двумя мужчинами. "Они показали мне свои жетоны, представились и пояснили, что они из местного отделения ФБР", — вспоминает Йонас. Незнакомцами оказались Дэвид Нурделус и Джейсон Дандас, члены группы по борьбе с терроризмом. Фикр сразу заподозрил неладное: "Сначала они сказали, что просто хотят задать мне несколько вопросов. Я заявил о своем праве вызвать адвоката. И тогда они начали угрожать".

Совсем скоро Йонас понял, чего от него хотят: агентам ФБР нужна была информация о прихожанах его мечети в Портленде, Масджид ас-Сабер. Это крупнейшая мечеть в штате Орегон, на которую ФБР обратило самое пристальное внимание после теракта 9/11. В 2002 году, за четыре года до переезда Фикра в Портленд, семерым прихожанам мечети были предъявлены обвинения в попытке переправиться в Афганистан, чтобы присоединиться к талибам. Шестеро получили тюремные сроки, седьмой был убит в Афганистане.

В конце 2010 года американец сомалийского происхождения Мохамед Осман Мохамад был арестован и позже осужден по обвинению в заговоре с целью устроить взрыв в центре Портленда во время церемонии зажжения огней на рождественской елке. Мохамад был прихожанином мечети Масджид ас-Сабер, и Фикра спросили о знакомстве с ним. Йонас ответил, что действительно встречал единоверца в мечети, однако знакомство было мимолетным, к тому же он уехал в Судан еще до того, как Мохамад попытался осуществить свой план.

Отвечая на некоторые вопросы, Фикр колебался, после чего ему объявили о внесении его имени в список лиц, которым запрещено путешествовать самолетом. "Я спросил их: почему меня внесли в список после того, как я вылетел из страны? Для того, чтобы вынудить меня сотрудничать? Они сказали, что это касается портлендских дел и попросили помочь. Я поинтересовался, что это за портлендские дела. Они сказали, что не могут распространяться об этом. Мол, я должен сначала согласиться работать с ними, и тогда они все мне расскажут".

Фикр заявил, что ответит на вопросы относительно его посещения мечети, но информатором быть не намерен: "В конце концов, мне пришлось ответить им на ряд вопросов. Они спрашивали о сборе средств, о том, приходили ли туда люди, из-за которых мне было не по себе, как проходили пятничные проповеди".

Показания Йонаса спустя неделю получили отметку "секретно". Сам он говорит, что его слова сильно "отредактировали". В документах отражена часть допроса, посвященная финансовым сделкам, в том числе, попытке Фикра открыть банковский счет в Дубае — это было необходимо для того, чтобы вести бизнес в том регионе. "Фикр согласился помочь и заявил, что он не знает ни одного человека, который собирался бы покинуть США, чтобы отправиться в лагерь террористов для обучения", — сказано в протоколе.

На следующий день Йонас вернулся на допрос: "Я согласился, потому что хотел поскорее покончить с этим. Через день я позвонил Дэвиду Нурделусу и сказал, что они зря тратят свое время, а я — свое. Что я не собираюсь работать на них. Он очень рассердился".

Спустя пару недель Фикр получил письмо от Нурделуса: "Мы хотим узнать вашу точку зрения по проблемам, о которых постоянно слышим, но выбор за вами. Сейчас именно тот момент, когда вы можете сами себе помочь". Больше агенты с Йонасом не связывались, пишет The Guardian

Тем временем Фикр пришел к выводу, что Хартум — не лучший город для ведения бизнеса, и решил попробовать свои силы в Арабских Эмиратах. Однако для начала он захотел навестить родственников в Швеции. Йонаса беспокоило лишь то, что внесение его имени в список может стать проблемой: "Если бы я был опасен, США дали бы об этом знать Швеции. Но ничего такого не произошло. Я прилетел в Швецию, как обычно". Это только укрепило Йонаса в мысли о том, что включение в список было лишь средством давления на него, а не мерой безопасности.

После Швейцарии Фикр полетел в ОАЭ, где и занялся бизнесом. Финансовую поддержку бизнесмену оказывала семья, оставшаяся в Калифорнии. В июне 2011 года Йонаса арестовала арабская полиция: "Я не понимал, что происходит, пока мне не сказали, что это связано с Портлендом. Я объяснил, что я — американец, и что мне нужно встретиться с адвокатом и послом. Мне ответили, что американскому правительству на меня наплевать, и начали расспрашивать о том, что было в Портленде. Задавали те же вопросы, что и в Судане".

Фикр быстро понял, что к его аресту причастно ФБР: "Без сомнения, это они устроили. Иначе с чего бы в ОАЭ мне задавали те же вопросы о конкретной мечети в Портленде?".

Потянулись недели допросов: "Я отказался отвечать на их вопросы. Тогда меня начали бить. Меня заставляли лечь и били по пяткам. По спине били постоянно. Когда у них уставали руки, они приносили шланги. Их было два вида: жесткий и мягкий. Мягким они меня душили, когда я отказывался отвечать. Когда меня не били, я был вынужден стоять по восемь часов подряд с поднятыми руками. Избиение было намного лучше, чем эта пытка".

Пытки продолжались и ночью: "Я спал на полу, на холодных плитах. Они настроили кондиционер так, что в камере всегда было холодно. После побоев я просто не мог выносить этот холод. Тогда я решил ответить на их вопросы".

Спустя восемь недель требований встретиться с представителем посольства США Фикра согласились отвезти к американскому дипломату, предупредив, чтобы он ничего не говорил о пытках, иначе его освобождение будет отложено. Фикр оказался лицом к лицу с женщиной, которая представилась Марвой: "Я был истощен и бледен. Я сильно потерял в весе. Я был опустошен. Я хотел объяснить ей всю ситуацию, но понимал, что освобождение близко, до него всего два-три дня, и если я все расскажу ей, меня опять изобьют и отправят обратно в тюрьму".

Йонас спросил у дипломата, почему его, гражданина США, плененного службой безопасности государства-союзника США, искали так долго. Марва ответила, что это было сложной задачей. И лишь позже Фикр узнал, что все это время его держали всего в нескольких кварталах от посольства США.

Госдепартамент подтвердил, что американский дипломат встречался с Фикром, пока тот находился в заточении по "неустановленной причине", отметив, что тот был в хорошем настроении, и что признаков жестокого с ним обращения обнаружено не было.

Тем не менее, Йонаса не освободили, и допросы возобновились. Но один инцидент вселил в него надежду. Однажды его избили настолько сильно, что из-за боли в колене Фикр рухнул на пол в агонии. Следователь испугался, что пленник серьезно пострадал. "Я подумал: почему вы так заволновались? Всего несколько дней назад вы душили меня. Я понял, что они не хотят, чтобы на моем теле остались следы побоев. Тогда у меня появилась надежда на скорое освобождение".

Йонасу пришлось пройти тест на детекторе лжи, однако вопросы были уже не о Портленде: его спрашивали, был ли он членом "Аль-Каиды" и занимался ли сбором средств для организации. Фикр все отрицал, и по реакции следователей понял, что тест пройден. Однако бизнесмен не мог избавиться от ощущения, что его заключение и допросы в месте, где он был ущемлен в правах — то есть за рубежом, — дело рук американских властей.

Как-то после допроса он напрямую спросил следователя, было ли его задержание санкционировано ФБР. К удивлению Йонаса, его не избили. Более того — дали ответ. Да, действительно, ФБР обратилось к властям ОАЭ с такой просьбой, и обе стороны "тесно взаимодействуют по ряду вопросов".

Портлендское отделение ФБР заявило, что не может давать комментариев относительно обвинений, предъявленных Фикру, поскольку судебное разбирательство еще не завершено. Однако пресс-секретарь главного управления Бет Энн Стил отметила, что Бюро работает в рамках закона: "В числе основных ценностей ФБР — убеждение в том, что каждый человек в этой стране имеет право жить, работать и молиться без страха. Агенты ФБР приняли присягу, обязавшись защищать Конституцию США и права каждого американского гражданина в соответствии с конституцией, вне зависимости от того, в какой точке планеты агент будет работать. Это справедливо для любой ситуации".

Спустя 106 дней заключения и пыток Фикра выпустили, так и не предъявив ему никаких обвинений. Будучи фигурантом списка лиц, которых запрещено пускать на борт самолета, он не мог вернуться в США и решил попросить политического убежища в Швеции. Его заявление было отклонено в феврале, поскольку он так и не смог доказать шведским властям, что к его заключению в ОАЭ приложили руку США, хотя Швеция и признала, что Фикр подвергался пыткам.

В феврале Йонас, наконец-то, смог официально уведомить правительство США о том, что его включили в список, поскольку он "может представлять угрозу гражданской авиации или национальной безопасности". Швеция оплатила Фикру перелет в США на частном самолете. Бизнесмен вернулся в Портленд, откуда уехал пять лет назад.

По возвращении его ни разу не допросили. Ему не предъявили обвинений в преступлениях, связанных с терроризмом. Однако он по-прежнему остается в списке "отказников".

"Трудно поверить в то, что правительство занимается такими вещами. Хочется думать, что это неправда, что какой-то сотрудник попросту допустил ошибку, — рассуждает Фикр. — Я мог бы злиться, но гнев ничего не изменит. Он не поможет мне найти ответ на вопрос, почему со мной случилось такое. Нет смысла злиться на свое правительство, на свою собственную страну, на свой народ. Я — американец. И я хочу жить дальше".

Читайте также: 

За пытки в застенках ЦРУ ответит Джен Псаки

Константин Сивков: ЦРУ превзошло гестапо

Америка готовится к массовым бунтам?

Демократия США началась с уничтожения индейцев

Эра паранойи: "охота на ведьм" в США

Перевела

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


"Власти США делают американцев несчастными"

В московском Доме кино прошел показ фильма "Теснота" режиссера Кантемира Балагова. В нем молодым режиссером подробно смакуются кадры казней российских солдат во время чеченской кампании.

Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Комментарии
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Порошенко грозит не ехать в Брюссель из-за непризнания амбиций Украины
На крыльях смерти: от самых аварийных самолетов уже не отказаться
Экс-главком ВКС: у армии уже есть гиперзвуковые "Цирконы"
"Отец челябинского метеорита" несется к Земле
СМИ раскрыли причины задержания Керимова во Франции
Экс-премьер Украины: на Майдане и в Одессе убивали грузины
Украина возвращается в состав России
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Скрытый Чернобыль-2 или миф? Кто подставил пол-России и Путина под рутений
СМИ: как ЦРУ изощренно убивает мировых лидеров
В свердловских лесах запретили ходить в туалет под елками
На крыльях смерти: от самых аварийных самолетов уже не отказаться
Люди на пропавшей аргентинской подлодке могут жить неделями
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Французский пшик: откуда взялась "радиация" на Урале
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Легкая добыча: любовь к НАТО вскружила Польше голову
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
"Разве плохо?": зачем губернаторам царь