"Где правосудие? Сроки с потолка"

Утверждение, что "все кодексы защищают преступников", далеко не всегда бывает справедливым. В жернова правоохранительной системы можно угодить так, что мало не покажется. Особенно это касается тех дел, к которым приковано внимание общества. В этом смысле показательно запутанное дело Анастасии Новиковой, которая выбросила с 9 этажа своего ребенка. Этот случай в эфире видеоканала Pravda.Ru обсуждают председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст, директор Института прав человека Валентин Гефтер и мать Анастасии Новиковой Лариса Новикова.

— В России есть поговорка: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Насколько глубока сума и насколько ужасна тюрьма? Вопросы преступления и наказания волновали не только русскую интеллигенцию, но и весь мир всегда. Мария, у вас есть интересная статистика по выносимым приговорам.

Мария Баст: - Да, мы собирали статистику, проводили исследование о справедливости выносимых приговоров в нашей судебной системе. Часто говорят, что у нас практически все приговоры — обвинительные. Оказалось, что далеко не всегда так. В 2014 году почти 5 процентов — оправдательные приговоры. По данным Верховного суда — 4,5 процентов. Интересно, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры где-то в районе 20 процентов.

62 процента всех уголовных дел были рассмотрены в особом порядке. То есть в большинстве случаев люди признают свою вину и, соответственно, судебная процедура проходит в упрощенном порядке.

Но следует отметить, что часто человек не привлекается к уголовной ответственности, допустим, если есть реабилитирующие основания. По нашей статистике, освобождены от уголовной ответственности 234 тысячи человек — почти 24 процента. Для сравнения, в различных государствах Евросоюза процент оправдательных приговоров — от 25 до 50 процентов, в США — 17,25.

В общей статистике Россия идет примерно одинаково со странами Европы и США. Существует миф, что мы отстаем от США, у нас — ужасная карательная правоохранительная и судебная система. На самом деле нет.

Существуют определенные проблемы с качеством правосудия, с качеством предоставления доказательств, пытками и так далее. Есть некоторые различия, но в целом Россия мало отличается от западных стран. Хотелось бы, чтобы суды присяжных рассматривали побольше дел. Я и другие правозащитники помимо судов присяжных ввели бы тройку судей, так называемые народные суды, которые у нас были в советское время по преступлениям средней и небольшой тяжести. Это немножко гуманизировало бы нашу судебную систему и было бы больше контроля со стороны общества к судебной системе. Верховный суд также предлагает ввести институт народных судей.

Судебная система имеет одинаковые недостатки в разных странах. У нас это еще связано с тем, что была попытка построить новое демократическое общество. При этом мы забываем о принципиальных базовых принципах, когда мы говорим о независимости судебной системы, недопустимости давления на суд.

У нас есть определенная административная зависимость судей от органов исполнительной власти. У нас часто органы исполнительной власти предоставляют судьям квартиры и всякого рода льготы, таким образом судьи немножко попадают в зависимость. Все-таки распределением льгот и квартир не должны заниматься органы исполнительной власти. Принцип разделения властей должен быть более четким.

К сожалению, у нас устраиваются так называемые пиар-кампании в СМИ. У нас эта тема не поднималась среди правозащитников. Бывает, что организовывают специальную пиар-кампанию как с одной стороны, так и с другой стороны. Получается, что судьи, вынося приговор, больше находятся под воздействием общественного мнения, а уже потом — под воздействием закона.

И часто бывает, что пытаются оправдать преступников не в зале суда, а в прессе, перед общественностью. С другой стороны, организовываются пиар-кампании и для того, чтобы человека посадить.

У нас есть очень интересное дело Анастасии Новиковой. Вот как раз ее мама здесь присутствует. Специалисты проанализировали это дело и другие случаи, когда организовывались пиар-кампании со стороны государства. Часто бывает, что в криминальной сводке сразу сообщается, что поймали преступника — не подозреваемого, а преступника. То есть как бы нарушается принцип презумпции невиновности.

Хотя бывали случаи, когда людей освобождали, потому что они были просто не причастны, ошиблось следствие. У Анастасии Новиковой возник конфликт с органами опеки и попечительства. Они посчитали непригодными ее жилищные условия для маленького ребенка и решили его забрать. В эмоциональном порыве (кстати, психиатр подтвердил) она выкидывает ребенка на улицу с балкона. Это происходит в присутствии двух сотрудников органов опеки и сотрудника полиции.

Я не представляю, как возможно, что они допустили такую ситуацию. Вопросов много, ответов однозначных нет, но в средствах массовой информации начинает нагнетаться обстановка. Почему?

А потому что в этой ситуации ответственность разделяет государство. Потому что работают профессиональные психологи, органы власти и возникает такой конфликт. То есть ответственность разделяется.

Мы считаем, что была организована специальная кампания для того, чтобы снять ответственность с официальных лиц, а обвинить во всем маму, что она такая плохая. 20-летняя девушка выбросила ребенка, давайте ее будем репрессировать и посадим на много лет. В результате суд присяжных выносит соответствующее решение, ей дают 15 лет колонии. Для сравнения, в это же время сексуальному извращенцу, педофилу, убившему ребенка, дали 6 лет.

— Получается, что присяжных убедили в полной виновности Анастасии благодаря пиар-кампании.

МБ: - Мы считаем, что это было именно благодаря мощной пиар-кампании в СМИ и интернете.

Лариса Новикова: - И на телевидении.

Валентин Гефтер: - Я вступлюсь за присяжных, чтобы у нас был состязательный процесс. Присяжные очень зависят от постановки юридического вопроса на протяжении всего процесса. Это мы понимаем. И в данном случае я бы сказал, что решение суда о виновности именно по тому составу статьи УК, которая была дана Анастасии, плюс срок, конечно, ужасно жестокий для молодой девушки в данной ситуации, это — даже не косвенная вина присяжных, потому что следствие, суд и вся обстановка вокруг вынуждено толкали присяжных на признание ее вины.

Они не могли сказать "нет, она не виновна", потому что обстоятельства дела не позволяли такой вердикт вынести. Это вопрос профессионального правосудия и той постановки, которая вокруг него складывается.

Потому что квалификация этой трагедии и все то, что привело к 15-ти годам колонии строго режима, говорит о том, что что-то неблагополучно вообще в правосудии, и в частности вокруг суда присяжных. Присяжными сейчас только от 3 до 4 процентов всех уголовных дел рассматривается. А главное, они еще очень зависимы, причем со всех сторон. Грубо говоря, как им подадут блюдо, так они и выносят свое решение.

— Поясню, что ситуация вообще непонятная. Показания работников органов опеки противоречат словам молодой матери, с которой произошло это несчастье. Там даже не совсем понятно, выкинула или выронила она ребенка. И надо учитывать, что там фигурировали чиновники, они имели влияние на СМИ, которые подавали только версию правоохранительных органов и органов опеки. Но ведь при вынесении приговора задача суда — принять во внимание обе точки зрения, факты, доказательную базу. Насколько в данном случае были учтены все обстоятельства и было ли решение адекватным?

МБ: - Я считаю, что пиар-кампания сказалась на вынесении приговора. Потому что она привела к тому, что общество уже требовало от государства наказания. Это все благодаря пиар-кампании.

Были задействованы профессиональные пресс-службы органов власти, люди, которые обладают определенным административным ресурсом, влиянием на СМИ. А другую точку зрения никто просто не публиковал. Поэтому суд и вынес такое наказание. И это далеко не единственный случай.

ВГ: - Представьте: мать-одиночка в конфликте со своей мамой, бабушкой погибшего ребенка, одинокий простой человек, которых большинство в обществе Это же не резонансное дело, к которому привлечено внимание всего общества.

А с другой стороны, есть разного рода мягко заинтересованные, у них гораздо больше возможностей. Желтая пресса с удовольствием перемывает тему матери, бросающей с 9-го этажа ребенка. Сама она в это время сидит в СИЗО, ей самой и ее мнением никто даже не интересуется.

МБ: - Я бы хотела, чтобы от Верховного суда было разъяснение. Европейский суд неоднократно подчеркивал, что решения суда, на которые повлияли пиар-кампании, в том числе в России, должны быть отменены. Потому что это несправедливое судебное разбирательство. А бывают и закрытые дела.

Другая глобальная проблема — презумпция невиновности. Этот принцип не соблюдается также в Европе и Штатах, поэтому нельзя ориентироваться на кого-то, надо исходить из ситуации у нас в стране. В средствах массовой информации, пока не вынесен приговор, человека нельзя называть преступником.

ВГ: - Недорабатывает само государство. То, что мы условно называем судебной реформой, давно назрело и перезрело, но воз и ныне там.

МБ: - Есть еще вопрос дистанционности и состязательности. В деле Анастасии Новиковой основная проблема была в том, что изначально позиция защиты была формальной, по сути, ее не было.

ЛН: - Я надеюсь, что мне все-таки кто-нибудь хоть поможет донести проблему, чтобы Верховный суд рассмотрел наше дело.

ВГ: - Три года уже прошло. И только сейчас в надзорном порядке до Верховного суда дошло дело. Почему?

ЛН: - Потому что шесть раз возвращалась жалоба. Она якобы неправильно была оформлена, как суд нам говорил. Оказалось, что из колонии письма выходили без соответствующего штампа.

ВГ: - Чисто по формальным, техническим причинам.

МБ: - Есть проблемы с полномочиями адвоката и так далее. К сожалению, у нас часто ситуация складывается, что полномочия адвоката должны быть подтверждены не ордером, а колонией либо судом. Это отдельная тема, но она тоже связана с несовершенством Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного кодексов.

Надеюсь, все-таки наш эфир услышат в Верховном суде, министерстве юстиции и ФСИН, чтобы совершенствовать законодательство и судебно-исполнительную практику, чтобы мы ушли от обвинительного принципа, чтобы у нас был соревновательный процесс в суде, чтобы принцип справедливости на всех этапах превалировал.

Читайте также:

Чем больше зеков, тем хуже преступность

Смертная казнь в национальном вкусе

Почему в изнасиловании винят жертву?

 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Справедливы ли приговоры в России?
Комментарии
Господство в небе: Россию прикроет "Прометей"
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Первый указ о новых гражданах, обязанных принести присягу, подписал президент России
Тандем-2: западные СМИ "раскусили" Собчак
Феномен бимбо
"Слава Украине! Пиф-паф!": солдат ВСУ начал воевать в бронеколпаке
"Слава Украине! Пиф-паф!": солдат ВСУ начал воевать в бронеколпаке
Всё ясно: коллеги Фельгенгауэр назначили "виновных"
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн