Астрахань. Реабилитация по тюремным законам

В феврале этого года в один из отделов внутренних дел Астрахани обратилось трое мальчиков, воспитанников социального центра для несовершеннолетних. Дети рассказали, что в их спецучреждении орудуют насильники, старшие воспитанники. Двое юношей призывного возраста, не боясь ответственности, насилуют младших воспитанников. На вопрос дознавателя "Почему вы не обратились к директору?", юные заявители ответили, что "директор ничего не хочет слушать и угрожает".

"Изнасилованным" ребцентром занялось следствие. То, что рассказали мальчики, оказалось правдой. Вскрылось и другое: директор ФГУ и его заместитель прекрасно знали об изнасилованиях, но в органы внутренних дел не обращались, так как "не хотели портить статистику".

Дело об изнасилованиях в федеральном госучреждении "Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних" расследовалось с февраля 2011 года по сегодняшний день. Сейчас оно передано в суд. Сотрудники правоохранительных органов общались с работниками ребцентра и воспитанниками и проверяли, все ли в порядке в учреждении.

Как это обычно и бывает, воспитатели говорили следователям, что в центре "все в порядке". Сами воспитанники тоже отделывались общими фразами вроде "все у нас нормально". Опытные следователи сразу поняли, что здесь дело нечисто. И воспитатели, и сами воспитанники говорят явную неправду. Но все же дело удалось сдвинуть с мертвой точки. Мальчики, которые обратились в милицию, упорно настаивали на своем. Они одним своим видом заставляли других воспитанников сказать о том, что делается на самом деле в этом центре. Наконец стена молчания рухнула. Товарищи воспитанников, пришедших в милицию, набрались смелости и заговорили.

Реабилитационный центр для несовершеннолетних, куда "трудных" детей отправляли для психологической и социальной реабилитации, на самом деле занимался только распределением денег, которые получал на каждого воспитанника в течение года. Деньги шли регулярно, круглыми суммами, и… растворялись в карманах директора и его приближенных. Сами дети из этих денег не видели практически ничего.

Соответствующим образом была построена в центре "программа психологической и социальной реабилитации". Ее не было. По словам воспитанников, находиться в ребцентре было скучно и неинтересно. Воспитатели, которые должны были стать трудным подросткам "вторыми мамами", их попросту игнорировали. Если же "трудный" контингент осмеливался высказать какие -то претензии, то протест подавлялся. Типично по детдомовской схеме: лишение еды, бойкот. А то и попросту побои и унижения. А в целом — полное равнодушие к воспитанникам.

Дети и подростки попадали в этот ребцентр разными путями. Кто с улицы, кто из дома. А кто и вовсе из притона для наркоманов. Мир, в котором живет трудный ребенок или подросток, — жестокий мир. Эта жестокость была привнесена детьми в ребцентр. В атмосфере полного равнодушия со стороны воспитателей, она была должна только вырасти и окрепнуть. Так и получилось. Старшие воспитанники, наиболее сильные, стали "выстраивать иерархию".

Читайте также: Нашествие малолетних педофилов

Среди "старших" выделилось сразу два безусловных лидера. Эти двое начали чинить беспредел: избивать и унижать младших. Апогеем подростковой жестокости стали изнасилования. "Опускали" младших воспитанников по звериным законам "малолетки": по поводу и без повода. Чаще всего, просто так.

Изнасилованные дети само собой искали защиту. Воспитатели помочь не хотели. То, что касалось детей, не касалось их самих. Тогда несчастные дети стали жаловаться директору, Татьяне Еременко. Еременко чаще всего отсылала детей обратно со словами "мне некогда" или "потом разберусь". Дети были вынуждены уходить восвояси. А насилие в центре продолжало процветать. Потому что директор "разбираться" не спешил.

В апреле 2010 года ребцентр посетили работники социальной службы. Дети рассказали соцработникам о том, что происходит в учреждении. Социальные работники сразу отправились на разговор с начальством. Еременко, директор центра и ее заместитель Клара Тюлегенева встретили соцработников с милыми улыбками и заверениями, что в центре "все нормально", а на заявления "не совсем адекватных" воспитанников не надо обращать внимание. Социальная служба так ничего и не выяснила. А дети, рассказавшие правду, в тот же вечер были избиты.

Но соцработники не остановились и написали Павлу Астахову. Уполномоченный по правам человека посетил ребцентр для несовершеннолетних в феврале 2011 года, когда возглавляемый им "детский десант" посещал российские детские учреждения.

Главный детский омбудсмен выслушал воспитанников и директора учреждения. Уполномоченный по правам ребенка был склонен больше верить детям, чем начальству. Еременко и Тюлегенева почувствовали, что их безбедномусуществованию приходит конец и надо что-то делать. Но уже было поздно. Спустя некоторое время в ребцентр пришли сотрудники полиции.

Еременко и Тюлегеневой их милые улыбки в общении с правоохранителями не помогли. На директора и его заместителя было возбуждено уголовное дело.

Примерно в то же время полицейские скрутили руки и двум подросткам- насильникам. Оба юных педофила находятся под стражей. Им можно только посочувствовать. Для насильников и педофилов их сокамерники, как правило, избирают вполне адекватную меру наказания, которая гораздо строже норм УК.

Кстати, после того как Астахов посетил Астраханскую область, в правительстве региона состоялось рабочее совещание. Как раз по вопросам социально-реабилитационных учреждений. В числе прочего на совещании было сказано: "Каждый ребенок, совершивший побег, является потенциальной жертвой преступных посягательств. В связи с этим возникает необходимость в ужесточении воспитательно-профилактических мер и привлечении к ответственности лиц, в чьи смены совершены самовольные уходы". Главное, чтобы воспитанники не убегали за стены учреждений, им на улице будет плохо. Но, как говорят сами воспитанники, из хорошего учреждения никто не убегает.

До сих пор не закрыта тема о том, где ребенку или подростку лучше, на улице или в детском учреждении. Особенно, в Астраханской области.

Этот южный регион среди защитников прав детей давно пользуется "популярностью". И ничего хорошего по поводу Астрахани никто из них еще не сказал.

Борис Альтшулер в интервью корреспонденту "Правды.Ру" не так давно сказал: "Астраханская область в социальном плане — это вообще мрак". И объяснил: "Она цепляется в детей мертвой хваткой, потому что за каждым таким ребенком — большие деньги". Большие деньги, инвестируемые федеральным центром, идут в карман всяческим еременко и тюлегеневым. Почему директор ребцентра для несовершеннолетних столько времени молчала о звериных нравах в учреждении — вопрос неуместный.

Уполномоченный по правам ребенка в Астраханской области Медина Торбина заявила, что этот случай для области "не показателен": "Это только единичный случай. Раньше с изнасилованиями мы не сталкивались". Омбудсмен посоветовала: если журналист хочет побольше узнать об этом ребцентре, пусть поговорит с Екатериной Лукьяненко, министром соцразвития области. А вот, что сказал о госпоже Лукьяненко в свое время "Правде.Ру" Борис Альтшулер: "Для нее одна установка: чем больше детей-сирот в области умрет, тем для нее лучше".

Во время скандала вокруг интерната в поселке Разночиновка Екатерина Анатольевна Лукьяненко вовсю покрывала директора интерната Валентину Уразалиеву. А директор оскандалившегося интерната беззастенчиво лгала. Более того, она пыталась обвинить в клевете того человека, благодаря которому об интернате узнали в СМИ. Имя информатора в области любимо и почитаемо. Это Вера Дробинская, детский врач, многодетная мама приемных детей. Любят Веру Олеговну, конечно, рядовые астраханцы. Чиновники вроде Уразалиевой ее ненавидят.

Возвратимся к ребцентру и его директору. Корреспондент "Правды.Ру" попытался связаться по этому поводу с Павлом Астаховым, который с Татьяной Еременко знаком лично. В пресс-службе Уполномоченного РФ по правам ребенка журналисту ответили: "Ничего комментировать для вашего издания не будем. Это наша принципиальная позиция". Видимо, наше издание находится на особом положении после серии публикаций о педофилии, раз даже чиновник, в прямые обязанности которого входит решать подобные вопросы и доводить до сведения общественности результаты проверок таких случаев, отказывается разговаривать с нами.

Читайте также по теме:

Школьницу продали рабочим, чтобы оплатить долг

Норвежцы считают общение со СМИ сумасшествием

Педофилу дали 3 года за 23 преступления

Педофилов вешали под крики "Браво!"

Насильники прошлись по Петербургу частым гребнем

"Орлята" росли под крылом педофила

Кастрация по "собственному" желанию

В сексуальном рабстве у собственного отца

Серия№2. Русская бабушка против бельгийского отца

Норвежская "опека" отобрала у россиянки русского сына

Плетнев больше ни в чем не виноват

В Норвегии тестируют на материнский инстинкт

Читайте самое актуальное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Киргизия подписала закон о списании долга перед Россией
Киргизия подписала закон о списании долга перед Россией
Киргизия подписала закон о списании долга перед Россией
Киргизия подписала закон о списании долга перед Россией
Опрос: молодежь нужно привлекать к участию в политической жизни
Побочный эффект: о чем забыл МОК, наказывая Россию
Россия запретит Западу присваивать Луну, Марс и астероиды
Сколько лет российскому Деду Морозу
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
Это неизбежно: СССР вернется при одном условии
Это неизбежно: СССР вернется при одном условии
Ловушка для Керимова: арест сенатора подготовили из России
Пора показать зубы: "Мы свою Олимпиаду можем сделать"
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
Права Союза биатлонистов России урезаны до конца сезона
Нет сдачи: Россия не может нанести МОК ответный удар
Беднейшей страной признали Украину
Нет сдачи: Россия не может нанести МОК ответный удар
Британия назвала отношения с Россией "прохладной войной"

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры