Нужна ли губернатору прописка?

Олег Богомолов из простого токаря дорос до губернатора, он руководит Курганской областью уже 20 лет. Он считает, что губернатор обязан знать свою землю, и мечтает о настоящем чувстве между федеральным центром и Уралом. Главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой он рассказал о проблемах и успехах области и поделился взглядами на будущее России.

— Олег Алексеевич, у вас за плечами очень разноплановый опыт: вы начинали токарем, работали в стройотрядах, в райисполкоме. Объездили всю область вдоль и поперек. А вот если бы вы были приезжим в Курганской области, каким бы вы стали губернатором?

— Губернатором может стать только человек, который родился, вырос и сформировался в своей родной области. Важно, чтобы мы это в законе написали. На мой взгляд, сегодня в систему выборов нужно внести фильтры.

— Вы думаете, что "варяги" не могут вникнуть в проблемы области?

Могут, но для этого им потребуется лет пять-шесть.

Читайте также: Белка, выбрось колесо до Алтая

— Я с вами не соглашусь. Губернатор Ивановской области Михаил Мень приехал туда из Москвы. За годы работы он приобрел много друзей и едва ли не сросся с областью. Он говорит, что Ивановскую область любит всем сердцем.

— Сколько понадобилось Меню времени и сил, чтобы узнать область? Ивановская область — это 20 тысяч квадратных километров, а Курганская область — это 72 тысячи квадратных километров. И я родился там, вырос, но, прожив больше 60 лет, до сих пор каждый километр не знаю.

— Дело еще, думаю, в желании работать, в чутье. Ну и случай тоже немаловажен. Вы ведь почти случайно оказались в политике?

— Я пришел в оргсовет народных депутатов в 1991 году с должности председателя райисполкома. Тогда только начинались альтернативные голосования, продвижения. Время — 12 часов ночи, мы вновь голосуем вновь и вновь, и никто из кандидатов не набирает необходимого количества голосов. Ко мне приходят председатели сельских райисполкомов и говорят: "Олег, слушай, давай мы тебя выдвинем? Ну, тебя все знают". Я сказал, что не хочу, не буду, что меня это не волнует. Они меня уговаривать…

— А почему вы не хотели?

— Меня устраивала моя позиция: у меня были планы, задумки, я их реализовал в своем районе. А эти советы народных депутатов были, как мне тогда казалось, белибердой, просто пеной, которая всплыла и что-то из себя изображала. Однако там оказалось много уважаемых мною людей, мы работали вместе в стройотрядах, и в конце концов я согласился. С первого раза набрал 115 из 150-ти голосов. А в 1993 году были выборы в Совет Федерации. И я снова выиграл.

— Не хотели, а выигрывали. И четыре раза избирались. Как сильно надо не хотеть, чтобы так получалось?

— Сегодня дискуссия идет о том, как избирать руководителей муниципального, районного, регионального, городского уровня. Правильно, когда выбирают люди. Когда люди знают кандидата, знают его потенциал. Потенциал в тумбочке не продержишь до выборов: поэтому возможности человека люди должны оценивать какое-то время.

— Ваш потенциал население региона наблюдало с молодости. А вот нет ли у вас опасения, что вы, коренной житель, человек привыкший, можете не замечать то, что важно увидеть? То, что бросится сразу в глаза человеку пришлому?

— С этим я согласен полностью. Но я уверен и в том, что если вы предмета не знаете, правильных ответов на возникающие вопросы вы дать не сможете.

— Олег Алексеевич, какие в Курганской области могут возникнуть особенные вопросы, которые человек приезжий не сможет узнать?

— Мы живем в специфическом Уральском федеральном округе: Тюмень, Ханты, Ямал, Свердловск, Челябинск и Курганская область. Казалось бы, всего шесть субъектов, а по территории — практически треть России. И поверьте, здесь много проблем, которые сегодня не от меня уже зависят.

Читайте также: Валерий Шанцев: Воспитать новое поколение

— Я понимаю, что в основном они все не от вас зависят. А федеральные программы вам работу облегчают? Они действуют в вашем регионе?

— Сейчас много говорят о том, что в общей среде образования могут и должны быть дети-инвалиды. В советское время никто этим не занимался, и попасть в школу инвалиду было невозможно, немыслимо. У нас есть программа "Доступная среда". В ее рамках мы должны во всех школах обеспечить возможность заезда в них инвалидов. Но, условно говоря, федеральный бюджет выделяет для этих целей 100 миллионов. Я должен в бюджет записать наши 50 процентов, то есть 100 миллионов. Получается уже 200 миллионов. Но нет у меня 100 миллионов. Я пишу цифру десять, и федеральный бюджет падает до десяти. Итого у нас 20 миллионов. А другой регион получает 200 миллионов, потому что они богатые. Программ много действует, только богатые становятся богаче, а бедные беднее. Неправильный подход, пропорции должны быть другие.

— Получается, то, что должно вам помогать работать, наоборот, ситуацию зачастую усложняет. Почему вы должны половину сами финансировать? Какая логика?

Наверное, оценивается общее состояние в стране, потом все усредняется. Но территориальная специфика никак не учитывается. В центральной области в 20 тысяч квадратных километров с населением 3 миллиона человек до деревни дотянуть водопровод — километр. А у меня миллион человек и 70 тысяч квадратных километров. И водопровод мне надо тянуть семь километров, раз площадь больше. Дорог в четыре раза больше надо строить, а это уже расходы другие. А мы опять усредняем. Я уже 17 лет говорю, что это неправильно. Никто не слышит.

С другой стороны, мы говорим: давайте делать среднюю заработную плату учителям, адекватную средней заработной плате по территории. Средняя заработная плата на Ямале — 50 тысяч рублей. Средняя заработная плата в Курганской области — 14,5 тысячи. Но чем ямальский учитель отличается от курганского? Оба — учителя России, работают по одним программам, по одним стандартам. Ставка должна быть средняя по России у учителя.

— Почему вас возмущает разница в зарплдатах? На Ямале раза в четыре выше цены, условия жизни другие…

— Согласен. Но я говорю о ставке. Ставка у учителя — 24 тысячи. У вас есть 15 процентов уральские, 24 плюс 15 процентов итого. Еще 2-3 тысячи добавляйте, — 27. Хотите ехать на Ямал — езжайте, но ставка у всех одинаковая — 24 тысячи. Заработная плата учителя зависит не от губернатора, а от структуры экономики, которая там сформировалась.

Читайте также: Губернаторские выборы "вернутся" осенью

— Ну тогда никто на Ямал и не поедет. Неужели вообще ничего нельзя придумать?

— Я говорю о том, что могло бы стимулировать более высокие темпы развития. Должен быть выверенный бюджетный федерализм, который объединяет страну. При моей жизни, видимо, все, о чем я говорю, не будет реализовано.

И чем ближе дата, когда я перешагну в иную сферу жизни, тем больше у меня возникает тревога за все, что 20 лет делалось. Мне важно понимать, что человек, который придет работать после меня, будет влюблен в эту область, будет радеть за нее и помогать людям, которые здесь живут.

— А что самое важное вам удалось сделать на посту губернатора? Чем вы гордитесь?

— Мы после приватизации, либерализации экономики сохранили промышленность. Путчи выдержали, дефолт 1998 года, экономический кризис 2008 года. Сегодня практически восстановлена обработка всех сельскохозяйственных земель. Я горжусь тем, что мы по АТЭС строим одни из ведущих объектов, участвуем в подготовке Олимпиады в Сочи.

Неблагодарное дело — давать себе оценку, но все равно хочется прийти к этому рубежу и сказать, что я кое-что сделал для родного края.

— Есть что-то, чем вы всегда хотели заниматься, но из-за работы не хватало времени? И чему теперь вы можете посвятить свободное время на заслуженном отдыхе?

— У меня две взрослые дочери, я не видел, как они росли: я уходил — они еще спали, я приходил — они уже спали. Сегодня я хочу хотя бы внукам передать любовь, которая во мне накопилась.

Писать и защищать докторские диссертации, будучи губернатором, невозможно. А у меня есть желание осмыслить очень важный, противоречивый, непростой исторический этап развития страны — 1990-е годы и сегодняшний период.

Так что мне есть, чем заниматься — было бы здоровье.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Олег Богомолов: 20 лет губернаторства
Комментарии
Модернизируешь экономику – готовься на выход
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
"Вы вообще нормальные люди?": 10 ярких цитат из пресс-конференции Путина
Военный аргумент: богатства Арктики прикроет "Илья Муромец"
Из живота грузинки достали ржавый пинцет, забытый 25 лет назад
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Минстрой России проведет проверку относительно роста тарифов в ЖКХ
"Вы вообще нормальные люди?": 10 ярких цитат из пресс-конференции Путина
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Кошмар для WADA: в скандале с Россией нет пути назад
Путин — Собчак: вот вы "против всех" — а предлагаете-то что?
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры