Александр Журбин: Талант – поручение от Бога

Первой советской рок-опере "Орфей и Эвридика" исполнилось 40 лет. В 2003-м она вошла в Книгу рекордов Гиннесса как мюзикл, максимальное количество раз сыгранный одним коллективом (на момент регистрации рекорда спектакль исполнялся 2350-й раз). Композитор Александр Журбин, написавший эту рок-оперу, открыл Pravda.Ru тайны музыкального творчества.

— Александр Борисович, а вы о музыке говорите словами?

— Есть выражение, кажется, придуманное Вагнером, оно звучит так: "музыка начинается там, где кончаются слова". И в некоторых жанрах это даже правильно, потому что, скажем, в оперетте и в мюзикле персонажи говорят, говорят и когда доходят до какой-то эмоциональной черты, когда уже говорить невозможно, они начинают петь.

Кстати, так было принято в зингшпилях у того же Моцарта в "Волшебной флейте". Они там говорят, говорят, говорят и вдруг начинается музыка, значит, слова кончились, значит надо теперь не говорить. То есть можно выразить одно и то же состояние и музыкой, и словами.

— А вы слушаете авангардную музыку? Или вообще музыку не слушаете?

— Смотря, что называть авангардом. Я, например, считаю то, что сделали в 20 веке великие классики второй венской школы (Шенберг, Берг и Вебер) — это уже никакой не авангард, это абсолютно нормальная музыка.

— Вы написали совершенно замечательную оперу "Мелкий бес". Она идет в театре Покровского на улице Никольской. Ее обязательно надо слушать.

— Вы знаете, больше всего на эту оперу повлиял "Нос" Шостаковича в том смысле, что это тоже трагедия маленького человека. Могу сказать, что билетов уже нет. Так что успех у публики очень большой. Потому что билеты расхватывают, это стало хитом.

— А вы чем больше гордитесь — "Мелким бесом" или "Орфеем"? Одна — большая музыка, другая — легкая.

— Как правило, гордишься больше тем, что было недавно. Как детей — любишь самого младшенького, который родился недавно.

— У вас же юбилей будет и фестиваль? И опять будет "Орфей"?

— Да, опять будет. Новая постановка. Я об этом фестивале, если вы позволите, скажу чуть подробнее.

— Как вы расставите акценты, с чего вы начнете? Вы какую музыку больше любите — театральную или инструментальную?

— Пожалуй, и ту, и другую. Я люблю всякую. У фестиваля будет две программы. Он будет очень длинным. Так получилось, что в этом году у меня собралось большое количество премьер — и музыкальных, и театральных. Там есть еще и киношная музыка, есть детская музыка, и даже джазовая музыка. Но все-таки, в основном, это театральный музыкальный фестиваль.

И я вот очень горжусь, что мне удалось выстроить такую огромную программу, которая будет начинаться сейчас в октябре и закончится аж в декабре. Много совершенно разных площадок.

Я хочу сразу обратить внимание ваших слушателей, что открытие фестиваля будет 22 октября в Светлановском зале. Билеты там недорогие и я думаю, что все могут себе это позволить. Это будет симфонический концерт, где прозвучат два произведения, которые были написаны ранее, но не звучали в Москве.

А одно произведение — это будет мировая премьера. Это недавно написанная мною 5-я симфония.

— А кто дирижер оркестра?

— Дирижер Филипп Чижевский. Очень продвинутый молодой человек, талантливый.

— А вы на репетиции будете ходить?

— Конечно. Я всегда хожу на репетиции, но всегда стараюсь не мешать. Композиторы обычно мешают, какие-нибудь глупости говорят. Я человек опытный, я никогда не лезу в оркестр.

Короче говоря, 22 октября для меня будет очень важный концерт. Потом еще очень важный концерт будет 19 ноября. Там будет впервые исполнено мое произведение по поэме Марины Ивановны Цветаевой, которое называется "Крысолов". Я давно мечтал, чтобы это прозвучало, и вот, кажется, наконец-то, прозвучит. Так что приходите, господа. Программа будет опубликована на сайте Правда. Ру. Заходите на этот сайт и приходите на мои спектакли.

— Вы ни слова не сказали про спектакли, только про инструментальную музыку…

— Дело в том, что каждый театр имеет свою публику. И туда публика, как правило, приходит сама, без моего, так сказать, приглашения. Например, у меня сейчас идет новый мюзикл "Недоросль" по пьесе Фонвизина. 22 числа, когда у меня будет концерт в Светлановском зале, "Недоросль" будет идти в театре Пушкина, так что желающие его могут посмотреть там. Очень, кстати, хорошо получился мюзикл.

— А "Орфей" где будет?

— "Орфей" будет в театре Марка Розовского "У Никитских ворот", бывший кинотеатр "Повторного фильма". Это будет новая постановка. Ее ставит Марк Розовский лично, который, кстати говоря, поставил "Орфея и Эвридику" сорок лет назад. Если это получится, то это будет уникальный случай вообще в мировой истории, что через 40 лет тот же самый режиссер, тот же самый композитор…

— А вы с ним обсуждали, как он ставить будет?

— Конечно. Я уже посмотрел декорации.

— А он сказал, что все будет по-новому, все будет по-другому?

— Другие костюмы, другие декорации, другая музыкальная аранжировка. Все другое. Но история Орфея и Эвридики — она вечная. Суть ее не изменится. Все тоже — борьба человека между своим счастьем, любовью и славой. Вот человек рвется к славе, и он не понимает, что, завоевывая славу, он теряет свою любовь и теряет свое счастье.

— Вы, наверное, после "Орфея" проснулись знаменитым. А сейчас славу вы воспринимаете так же, как в 1975 году?

— Слава — это такая вещь, которая существует помимо меня. Меня узнают на улицах, пристают с просьбами дать автограф. Честно говоря, это раздражает и мешает. Но для того, чтобы твоя музыка звучала, безусловно, ты должен быть знаменитым.

— Вот если бы вы не были знаменитым, вы бы с нуля взялись за такую мерзкую тему, как "Мелкий бес"? Противный же спектакль.

— Противный. Но он и должен быть противным. Сологуб и написал такую вещь, там в первоисточнике уже выведен такой омерзительный герой. Практически и все вокруг тоже отвратительные. Там нет ни одного хорошего человека.

— На самом деле, у вас не получилось совсем омерзительно. Александр Борисович, а вы себя искусствоведом считаете?

— Я закончил аспирантуру как музыковед. Диссертацию написал. У меня есть сертификат, что я музыковед. Но я не считаю себя музыковедом. Вообще музыковед — это такое очень скучное слово.

— Я имею в виду вашу программу "Звуки мюзикла", которая у нас была. К сожалению, не все наши зрители слушают радио "Орфей". И там был целый цикл очень длинных передач "Звуки мюзикла".

— Они преобразовалось в аудиокнигу с записями некоторых программ, не всех конечно, но три диска получилось.

— Но ведь это же плохая музыка — мюзикл.

— Смотря, с какими критериями к ней подходить. "В лесу родилась елочка" — хорошая музыка? Или "Во поле береза стояла"? Если вы будете судить эту музыку критериями Бетховена, то это глупо. Вальсы Штрауса нельзя судить так же, как мы судим симфонию Брамса. Хотя они жили рядом.

Мюзикл в России вообще мало кто знает. Это жанр, которому много подвластно, огромный пласт искусства, в котором существуют свои классики, свои композиторы и так далее. И создано огромное количество прекрасной музыки. Так что, не ругайте.

— А что вы больше любите писать — легкую музыку или серьезную?

— Мне очень трудно ответить. Потому что 5-ю симфонию, которую будут скоро исполнять, я писал года три, а обдумывал еще больше. А песню пишешь очень быстро. Оскар Борисович Фельцман, замечательный наш песенный классик, мне рассказывал: я обычно беру стихи песни, смотрю на них и мелодия должна сразу родиться. Если не рождается, значит я отбрасываю все. Над песней нельзя долго работать.

— А гонорары разные?

— Смешно сказать, но иногда за песню ты получаешь больше. Гонорары, вообще говоря, композиторам почти не платят. То есть я не могу продать свое произведение, не могу принести сейчас партитуры симфонии и сказать, купите. Никто не купит, нет таких организаций, чтобы покупали.

Вот симфония один раз исполняется и все, а песня, если она получилась, ее исполняют часто. А это значит, что с каждого исполнения что-то там положено, какие-то там свои 3 рубля. Значит, тысячу раз сыграли — это уже 3 тысячи рублей. А если 100 тысяч раз, это уже получаются большие деньги.

Большинство сочинений я написал потому, что мне хотелось их написать. Ну, просто хотелось. У меня судьба так распорядилась, что у меня есть популярные вещи, которые дают мне возможность какое-то время самореализоваться.

Каждый композитор и не только — художник, поэт, любой человек, который занимается творчеством, он всегда думает о том, что называется по-латыни post mortem, что будет после его смерти.

Ведь мы знаем очень много людей, которые умерли, и их творчество полностью исчезло. Ведь композиторов тысячи, а по миру может быть и десятки тысяч. Только в Москве по списку Союза композиторов живет 800 композиторов. А музыка известна троих или четверых. А 800 тоже как-то живут.

— Молодой композитор, который хочет всю свою жизнь посвятить музыке, он может обеспечить себе жизнь только музыкой?

— В начале жизни всем приходится трудно. Если слишком легко, то тогда художник не получится. В начале жизни все мы голодные, худые, бегаем по местам, где можно заработать. Некоторые великие композиторы переписывали ноты, чтобы выжить. Пока наконец не наступает момент, когда какое-то первое произведение — или песня, или симфония, или что-то — становится известно публике. С этого момента он уже начинает зарабатывать своим композиторским трудом. Но это очень трудно, и не многим это достается.

Когда ты пишешь музыку и понимаешь, что у тебя получается, и ты остаешься, если высокопарно говорить, наедине с Богом, с творцом, то ты чувствуешь, что сделал что надо.

Дар — это поручение. Если тебе дал Бог дар, любой (ты можешь быть математиком, шахматистом, музыкантом), то это поручение, и ты должен это поручение выполнить. И когда ты что-то написал, ты думаешь: я выполнил поручение сегодня. И это огромное счастье. И ничего лучше этого нет на свете.

— Вернемся к вашему фестивалю

— Там около 15 мюзиклов будут исполняться, в частности, совершенно новый мюзикл, который я написал, "Щелкунчик". Все знают балет Чайковского, а я написал мюзикл. Он будет ставиться в театре, который называется "Экспромт". Такой детский театр, маленький, не всем известный, но очень хороший. И еще у меня будет концерт легкой музыки, который пройдет в декабре в Светлановском зале.

Подготовил к публикации Владимир Беляев

Беседовал

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Александр Журбин: Музыка может заменить слова

В субботу первый заместитель министра иностранных дел России Владимир Титов подтвердил в Москве журналистам приятную новость: в конце текущего года ожидается визит в столицу России главы МИД Великобритании Бориса Джонсона.

К визиту главы МИД Великобритании в РФ: почему  Лондон размораживает диалог с Москвой?
Комментарии
Молодой шпион задержан в Югре
Глобальный удар США: у России уже есть ответ
Литва хватает "Аэрофлот" за крылья
Чего ждать от "друзей Путина" в Австрии
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"
Президент России подписал санкции против Северной Кореи
Приоритеты Общественной палаты: ДНЕ или 100-летие революции?
Астероид, едва не разгромивший Землю, вернется в 2079 году
Цитадель на колесах: киевская элита прячется в броневики
Три шага до "закрытия" Рунета
Чего ждать от "друзей Путина" в Австрии
Чего ждать от "друзей Путина" в Австрии
Патриарх Кирилл: Украина ущемляет права православной церкви
Президент России подписал санкции против Северной Кореи
Президент России подписал санкции против Северной Кореи
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"
Тело русской девушки сожгут в Доминикане
Тело русской девушки сожгут в Доминикане
"Горячая" акция Павленского в Париже попала на видео
В киевских школах украинизировали песенку "В траве сидел кузнечик"
Астероид, едва не разгромивший Землю, вернется в 2079 году