Остров проклятых посреди Дона

Хутор Донской, расположенный неподалеку от городов Азов и Ростов-на-Дону и имеющий богатейшую историю, постепенно, можно сказать, уходит по воду, утопает в иле и грязи. А все потому, что протоки не чистятся, они заилины, местным властям заниматься этим некогда. Хутор умирает, а ведь это богатейшая земля: дельта Дона, рыба, близость моря...

Таких хуторов, постепенно прекращающих свою жизнь в 21 веке, в нашей стране много. Сейчас здесь, в Донском, что неподалеку от города Азова, основанного Петром Первым, жилыми остаются с полсотни дворов. В 2010 году их было 114. Это не только пенсионеры, есть молодые семьи с детьми. Летом отдыхают дачники.

А многолюдно здесь лишь в родительские субботы. По православной традиции бывшие хуторяне приезжают сюда из других мест, из районного и областного центров на могилы предков-казаков.

Если заглянуть в еще более стародавние времена, то 70 тысяч лет назад море заканчивалось на Керченском проливе. Туда впадала река, которую сегодня мы называем Дон. Азовское море и Таганрогский залив формировались постепенно на протяжении тысячелетий. За ними менялся и облик дельты Дона.

Когда вода поднималась, люди уходили в поисках новых мест. Дельта всегда привлекала людей пресной водой, хорошим климатом, рыбной ловлей, плодородными почвами. Так было во времена бронзового века, в античные и хазарские периоды, вплоть до начала 21 века. Как говорят в Южном научном центре Российской академии наук, эти места и сейчас интересны археологам, этнолингвистам и историкам.

Хутор Донской (в старые времена — Государевский), пожалуй, имеет свое любопытное отличие. Во-первых, от него до города-миллионника Ростова-на-Дону около 40 км. Во-вторых, это хутор-остров — последний на Нижнем Дону и смело стоящий "на пороге" Таганрогского залива.

Смело, потому что вода ежегодно и весной, и осенью заливает его: то слегка, то катастрофически во время штормов. Тогда в домах на столы ставят стулья и сажают сверху детей, а вода гуляет по комнатам. В такие дни гибнет скот, урожай, запасы продовольствия на зиму, бытовая техника и нехитрый деревенский скарб. В домах, после того как слыхнет вода, еще долго сыро и грязно.

Конечно, хутор заливало и в прошлом веке — один раз в пять-десять лет. Но чистились протоки, чтобы вода во время нагонов из залива уходила в гирла, а не разливалась по берегам. Сейчас протоки заилины и властям ими заниматься некогда.

Свои курени казаки в 18-20 веках строили на сваях и спасались во время наводнений на вторых этажах. Дома были каменные. Жителей сытно кормила рыбная ловля. Азовское море, как известно, было самым рыбным морем в мире. Бутерброды с черной икрой еще в 1950-х годах в школу давали своим детям небогатые родители. Те, кто был побогаче, ели колбасу.

Здесь работала школа, клуб, магазин. Казаки построили каменный православный храм. Возле клуба и школы длинный ряд из десятков столбиков. К ним причаливали лодки школьников и кружковцев, приезжавших на занятия и концерты. Казаки постоянно заботились об укреплении берегов, учитывали при строительстве направление опасных сезонных ветров и экстремальных водотоков. Благодаря этому Донской не только долгое время выживал, но и процветал!

В сентябре прошлого года, во время одного из самых сильнейших за последнее время затоплений, нагон воды начался в полдень, а уже через два часа ее уровень достигал нескольких метров. Хуторяне собирали друг друга на лодках, чтобы перевести к тем, у кого дом на сваях.

После того страшного 24 сентября у многих жителей опустились руки. Годовщину этой беды из-за суеверия ждут со страхом. Старики на этот день даже хотят выехать из хутора. Часть домов после стихии не подлежит восстановлению. Денег на то, чтобы страховать имущество — так как это делали до Революции — сейчас у людей нет.

Страховщикам не верят, опасаются обмана. Да и сами страховщики считают это для себя невыгодным. Государственной помощи на то, чтобы смягчить ущерб от наводнений, не хватает. Люди по возможности сами приводят свой быт в порядок — до нового наводнения. Это те, кто отказываются переселяться с острова, ведь здесь прошло их детство, стоят родовые дома, могилы предков.

Но коварство природы — это ничто по сравнению с безразличием чиновников и депутатов. Когда-то здесь было водное транспортное сообщение с Азовом, всего-то — 8 км. На теплоходе к родственникам катались молодожены, мамы возвращались с младенцами из роддомов.

Сейчас под предлогом, что перевозки экономически невыгодны, даже рейсы на катере в город отменили. Та же участь постигла и магазин. Продуктовые запасы делают заранее на всю зиму, привозя их из города. Хлеб каждый печет себе сам. Перепады в электроснабжении часто приводят к замыканиям и порче бытовой техники. Нет газа, водопровода. Нет перевозки даже на другой берег к соседнему поселку.

Мост здесь строить нельзя. По воде мимо хутора идут сухогрузы и танкеры в Азовское море. Когда-то был паром, который катерок перетаскивал на тросе. Теперь перебраться на другой берег можно только на своей лодке. Зимой — это экстрим. Лодки толкают по льду. Если человек проваливается в воду, то цепляется за борта и карабкается в лодку. Кому не нравится — уезжайте с острова.

Однако жилье хуторянам в других поселках власти не предоставляют. Даже тем, у кого дома не подлежат восстановлению. Но люди уже не просят ничего. Остался фельдшерский пункт. На работу ездят в другие поселки. Питьевую воду покупают, хотя раньше воду на пароме завозили в специальный хуторской бассейн и все бесплатно ею пользовались.

Сейчас жители просто берут воду из реки, отстаивают и кипятят. Правда, с каждым годом все больше требуется усилий, чтобы очищать свой остров от пластиковых бутылок, мазута и других нечистот, приносимых рекой.

Готовя материал, я слышала разные мнения. Одни говорили о своеобразии и неповторимости хутора-острова. Энтузиасты предлагали укрепить его берег, восстановить дома, построенные в 19 веке и организовать здесь этнографический заповедник.

А некоторые чиновники не скрывали своего раздражения. Дескать, хуторяне своим упорным пребыванием на острове только создают проблемы властям. Переезжали бы на "большую землю"…

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать