Почему финны русских детей приватизируют?

Демография в Суоми аховая. Может, поэтому ее власти далеко не в первый раз отбирают ребенка у гражданки России, на этот раз у Ирины Куликовой? Что означают подобные шаги? И почему они избирательно нацелены на россиян? На эти и другие вопросы в прямом эфире видеоканала "Правды.Ру" ответил председатель Антифашистского комитета Финляндии Йохан Бэкман.

Смотрите видео

— Скажите, почему именно русские в большинстве своем становятся объектом для подобных демаршей финских властей?

— Я должен сказать, что в последнее время русские женщины, русские матери в Финляндии попали в очень странные ситуации. Напомню, россиянин Антон Салонен был фактически похищен финскими дипломатами из России и переправлен в Финляндию просто в багажнике дипломатической машины. Несколько лет назад изъяли четверых детей у Анастасии Завгородной, запретили кормить грудью новорожденного, которого тоже изъяли. В данной ситуации, когда годовалая дочка Куликова тоже практически изолировали от русской матери, я должен сказать, что чисто русофобское настроение в финской социальной службе. У нас в Финляндии, у социальных служб существует официальная рекомендация, к сожалению, которая имеет чисто дискриминационный характер, то есть очевидна дискриминация русских в Финляндии.

— Неужели и правительство Финляндии всецело поддерживает такую позицию, потому что эти действия не скрываются, не носят единичный характер, публикуются в финской прессе?

— Это уже очень серьезная тема между нашими государствами уже несколько лет и на самом высоком уровне. Российские власти предлагали финнам создавать совместную двухстороннюю экспертную комиссию по правам ребенка, но финны отказались. В последнее время проводили ряд совместных мероприятий финско-российские эксперты, но все-таки общего языка не нашли. И сегодня очень тяжело понять, как остановить эту тенденцию.

— Но ведь такая политика в отношении русских женщин-матерей была не всегда?

— Это все связано с тем, что у нас в Финляндии есть, так называемый, закон о защите детей. Закон о защите детей позволяет властям, социальным службам, изъять любого ребенка, в любой момент без ордера, без решения суда, без объяснения причины. Поскольку они считают, что таким образом защищают детей.

Они объявили русских, в смысле российских, женщин опасными для детей, и вообще, есть рекомендация минздрава Финляндии от 2010 года, где они определяли, что русские родители являются опасными для своих детей, поэтому им придется контролировать русских родителей все время. Но этот контроль часто перерастает в преследование. Например, дело Куликовой.

Она просто попала в больницу ненадолго, а когда вернулась, ребенка уже не было, потом финские власти начали всеми силами изолировать ребенка от матери без объективных причин, это прямая дискриминация. Конечно, у нас есть группа поддержки в Финляндии, есть адвокаты, правозащитники, журналисты, которые сейчас помогают Ирине выйти из этой ситуации. Но все очень сложно, потому что нам практически не удалось освободить ни одного ребенка.

— Я напомню, что вопросы гостям видеоканала "Правда.Ру" можно задавать в комментариях к прямому эфиру или на наших страницах в социальных сетях Вконтакте и Facebook. Связано ли такое поведение финских властей с неким движением на Западе? Я имею в виду закон о Диме Яковлеве, здесь вообще рука запада как-то может участвовать в таком поведении финских властей?

— Такое отношение, в принципе, связано с системой ювенальной юстиции на Западе, которая существует практически во всех западных государствах, то есть детей можно изымать без причин и суда в любой момент. И так же социальные службы имеют право проверять любой дом в любой момент без ордера.

В данной ситуации, конечно, существует некая скрытая кампания против российских матерей, как мы знаем, многие русские матери попали в крайне странные и сложные ситуации во многих государствах именно западных, во Франции, в Норвегии, в Финляндии. В основном, таких дел очень много в Финляндии. Потому что у нас очень много российско-финских семей: по официальным данным на территории Финляндии живут сегодня 62 000 русских и примерно, по официальным данным, 7 500 российско-финских семей.

По данным международной правозащитной организации русских матерей в таких сложных ситуациях, в которые попали русские женщины, уже около 50.

— Получается, что гражданин России, женщина, находясь в подобной ситуации на территории Финляндии, по большому счету оказывается человеком бесправным. Это происходит в демократической стране, на которую сейчас многие отсюда, из России, любят кивать. Почему к Финляндии не применяются никаких международных санкций, когда идут такие скандалы? Полное международное затишье.

— Финляндия, во-первых, не соблюдает конвенцию по правам ребенка ООН. Каждый год комитет ООН по правам ребенка в своих ежегодных отчетах критикует Финляндию за несоблюдение прав ребенка, и об этом уже знает весь мир. А они не реагируют на эту ситуацию. Сфера ювенальной юстиции в Финляндии приватизирована, уровень приватизации примерно до 70 процентов, то есть это частный бизнес, частные детские дома. И очевидно, что они хотят гарантировать свои доходы, и в этих целях лоббировали новый закон о защите детей, и практически все строго конфиденциально, никто не может вмешиваться в их деятельность, это государство в государстве. Они могут изымать любого ребенка без суда и следствия, если захотят, то даже без причин.

У нас практически нет оружия против этой системы, мы можем, конечно, общаться с журналистами, появились правозащитники. Но в последнее время есть новая тенденция, власти Финляндии возбуждают уголовные дела против правозащитников, которые выступают против ювенальной юстиции. Есть пример правозащитника Халка Халонена, против него возбуждены уже десятки уголовных дел, десятки, я не преувеличиваю. Это человек, который решительно выступал против финских властей в деле изъятия своих русских детей, русских дочерей, есть дело правозащитника Аки Саарикоски, против которого также возбуждено несколько уголовных дел, он уже судим из-за того, что критиковал власти в своем блоге.

Поэтому я, например, могу выступать в российских СМИ, находясь здесь за рубежом, в наших финских СМИ я не могу выступать. Если появляется какая-то русская женщина, которая сообщает о своей ситуации, то даже наша государственная теле-радиокомпания сообщает, что это купленная актрисы, и все сказанное надумано. Сложилась просто абсурдная ситуация.

- "Правда.Ру" — интернет издание, то есть издание без каких-либо границ, и вы — в прямом эфире. Вы не боитесь, что на родине вас обвинять в чем-либо, откроют 10 уголовных дел.

— Два года назад наши власти пытались, так сказать, закрыть мой рот всеми силами, но им не удалось. Им не удалось потому что я выступаю без лишних эмоций, просто высказываю свое личное мнение. Все сказанное мною можно доказать.

— Зрители пишут на эфир: может быть, запрещать женщинам из России выходить замуж за иностранцев в случае, если у них есть дети. Такой вот модернизированный закон Димы Яковлева. Вы думаете, это воплотимо в жизнь?

— Конечно, мы не сможем запретить женщинам выйти замуж и, надо сказать, что финны и русские сегодня очень хорошо общаются, любят друг друга. Как я сказал, что у нас только официальных российско-финских браков 7 500 и еще, наверное, большее чисто гражданских браков. Я считаю, что именно финские власти преследуют русских женщин, бывают ситуации, когда даже финский муж не может помочь своей жене, когда начинается преследование социальными службами. Это я думаю, так же мстительная компания из-за того, что многие русские женщины и самостоятельно, и со мной выступали в российских СМИ и высказали свое мнение, критиковали ситуацию.

Сегодня финские власти всеми силами также пытаются не потерять лицо в этой ситуации и просто говорят всему миру, что якобы все хорошо, но это не так.

— Вот еще мнение, даже не вопрос. "Такое чувство, что в Финляндии живут люди с животным строем психики" — пишут наши зрители. Не думаю, что стоит обобщать, но тем не менее. Не кажется ли вам, что Финляндия превращается в некую тоталитарную державу?

— Система ювенальной юстиции, конечно, очень близка к тоталитаризму. Но это именно тоталитаризм антисемейных, антидетских идеологии и законов, которые действуют для того, чтобы не сохранить семью как институт общества, а именно разрушить семью. Прежде всего это связано с современным западным феминизмом как идеологией, можно сказать с постмодерным феминизмом, который требует освободить женщин от всего, то есть освободить от детей, от семей. Это связано с очень мощной пропагандой гомосексуализма, пропагандой однополых браков.

— Я правильно понял, что вы считаете, что такая политика взаимосвязана с пропагандой гомосексуализма в Финляндии?

— Когда мы говорим об изъятии детей, о компании против русских матерей, конечно, прежде всего, речь идет об антисемейной политике финских властей и о антидетской политике, и это связано с пропагандой гомосексуализма, которая сейчас в Европе, не только в Финляндии, является, можно сказать, что главной идеологий.

— Все свои действия социальные органы в Финляндии проводят под покровом ювенальной юстиции. Вы рассказали о детских домах, но может быть ваши неравнодушные власти также активно заботятся и забирают детей из бедных семей, детей алкоголиков, наркоманов?

— Ну, естественно, финских детей тоже. Но вот из каких семей изымают, мы не знаем. Они скрывают всю свою деятельность, мы не знаем, сколько детей изымают из скольких семей. Конечно, обнародуют какие-то цифры, но легко проверить, что эти цифры не могут быть объективными. Есть результаты независимого исследования, по которым видно, что, например, в столичном регионе Финляндии каждый третий изъятый ребенок — это из эмигрантской семьи. Большинство эмигрантов из России. Ситуация, конечно, очень сложная, и у нас очень мало инструментов бороться с этой системой, власти могут против правозащитников сразу же возбудить несколько уголовных дел.

Меня несколько раз приглашали в полицейский участок, допрашивали, почему я защищаю русских женщин, кто мне такую задачу поставил, пугали, естественно. Но я буду продолжать свою деятельность до того, пока финны не поймут, что придется систему изменить.

— Как могут российские дипломаты повлиять на то, что происходит в Финляндии с российскими гражданами? Или там нашей дипмисии дается мощный отпор?

— Российские дипломаты в Финляндии работают очень оперативно. Но, к сожалению, ваши дипломаты могут действовать только в рамках международных конвенций, российско-финского законодательства.

Напоминаю еще раз, как финские дипломаты себя вели в деле Антона Салонена: они похитили ребенка на территории Российской Федерации, вывезли в багажнике финской дипломатической машины из России в Финляндию. Вот финские дипломаты ведут себя так. А российские дипломаты на территории Финляндии соблюдают все законы Финляндии, России и международную конвенцию.

— В России давно идут споры, что надо делать — развивать и как-то обновлять систему государственных детдомов, либо создавать патронатные семьи, либо частные приюты и так далее. Пока точка в разговоре не поставлена. Вы как считаете, где ребенку было бы лучше, я имею ввиду ребенка, у которого нет семьи, — в патронатной семье, в частном детском доме?

— Это зависит от конкретной ситуации, конечно. Но я хочу сказать, что очень хорошо, что в России идет дискуссия по этому поводу, потому что у нас в Финляндии никакой дискуссии нет, у нас запрещено разговаривать об этой проблеме.

— А что представляет собой частный финский детский дом?

— Это акционерное общество. Как любое акционерное общество оно создано для прибыли. А материал для прибыли — это дети, которых они изымают. И, кстати, самый интересный факт, связанный с финскими детскими домами, никто не имеет права контролировать частные детские дома. Что там происходит, никто не имеет права знать. У нас даже было возбуждено уголовное дело против муниципальных властей, которые хотели проверить детский дом, в котором, по их информации, происходило системное избиение детей. Были судимы, именно дело разбиралось в суде, муниципальные власти из-за того, что они попробовали проверять условия в этом частном детском доме.

— Но это получается, совершенно выходит за рамки некого правового поля, любого международного права…

— Сначала судили эти муниципальные власти, которые якобы незаконно находились на частной территории детского дома. А спустя два года судили сотрудников этого детского дома из-за того, что они действительно системно избивали детей. Но надо сказать, что наказание муниципальных властей, которые пытались проверять этот частный детский дом, было намного больше, чем тех, кто избивал там детей. Результат политики государства — акционеры таких детских домов учатся хитро защищать и скрывать свою деятельность.

— Какая действует у вас система юридического оформления открытия частного детского дома. Любой ли может это сделать, нужна ли лицензия, образование, проверяются ли эти люди… А то вдруг замечательный добродушный дядя, который в соответствующие органы подал документы и открыл детский дом, окажется педофилом.

— У нас никакой лицензии не требуется, конечно. То есть любой человек может, в принципе, открыть детский дом. Обычно у нас ситуация такая: приемная семья и детский дом — это практически одно и тоже. Мне кажется, что в некоторых таких семьях-домах не любят детей, они любят деньги в основном. И если это финский хутор, тогда эти дети работают на хуторе еще бесплатно, то есть это еще и рабский труд. А родители получают большие деньги от государства на "воспитание".

Годовой бюджет ювенальной юстиции в Финляндии, по данным финских СМИ, до 800 миллионов евро в год, то есть это больше, чем бюджет финской полиции, например. Но мне кажется, что создана система, похожая на огромную систему детских концлагерей, на самом деле, легализованных детских концлагерей.

…В Финляндии, как видим, сложилась несовместимая с общепринятыми (в нашем понимании) гуманитарными принципами система ювенальной юстиции, жертвами которой становятся российские дети. При этом финны отрицают юрисдикцию ООН, следовательно, нормы международного права здесь не действуют.

Страны разные — Америка, Франция, Финляндия, герои одни — российские матери и их дети… Конечно, ювенальная юстиция такая махина, что одним только голосованием или протестом на "другой стороне берега" нее не изменить.

Но так ли уж беспомощна наша дипломатия? Ведь в ее арсенале немало средств повлиять на политику, в частности, Хельсинки, учитывая сильную зависимость экономики Финляндии от сотрудничества с Россией. Можно перекрыть поставки леса-сырца. Или ограничить продажу топливных ресурсов, одновременно отказавшись от закупок продовольственных продуктов. Для российского товарооборота потери мизерные, а вот финские хозяйства начнут массово банкротиться. Стоит ли прибегать к таким сильнодействующим средствам или все же предпринять сначала дипломатические демарши? Нам интересно ваши мнения, которые мы обобщим и попробуем довести до соответствующих органов исполнительной власти России.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Русский ребенок в финском плену
Комментарии
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор