Ликвидатор аварии на ЧАЭС: Мы были на войне

Тридцать лет назад над Припятью вспыхнула звезда Полынь. Ее губительное излучение продолжается. Поэтому важно не просто вспомнить о катастрофе на Чернобыльской АЭС, но и понять, что происходит сейчас, как живут люди на зараженных радиацией территориях. И воздавая должное подвигу ликвидаторов, надо знать, что с ними, и помогать им решать проблемы.

Об этом в видеостудии Pravda.Ru рассказал Вячеслав Гришин, участник ликвидации аварии на ЧАЭС, президент союза "Чернобыль России", член Общероссийского народного фронта, доверенное лицо президента России.

— Что происходило после аварии, какие меры принимались? Каким образом вы оказались в числе чернобыльцев? И какова была ваша задача?

— Я в то время находился на военной службе, был начальником центрального музея гражданской обороны страны, который был специально построен для популяризации мужества, героизма. Мы занимались также изучением возможностей отражения угроз войсками гражданской обороны, как в мирных, так и военных целях, по ликвидации чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий. Именно на рабочем месте меня и застало это событие. Лишь 28 апреля появилось короткое сообщение в газете "Известия", а чуть позже в "Правде", что на четвертом энергоблоке произошла авария, принимаются срочные меры по ликвидации ее последствий.

Никаких эмоций у нас не было. Большое количество офицеров и весь руководящий состав гражданской обороны страны были срочно вызваны и вместе с другими специалистами и учеными полетели в Чернобыль принимать необходимые меры. Хотя необходимые меры трудно было принять, потому что масштабы катастрофы были еще неизвестны. В ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы участвовало свыше 800 тысяч самых различных специалистов, из них около 600 тысяч были люди в погонах, причем не только кадровые, а большая часть — военнообязанные, призванные из запаса.

Мне поручалось выехать в Чернобыль, чтобы собрать информацию для музея, сделать соответствующие выставочные стенды и вместе с этим вести политиковоспитательную работу. Моя задача заключалась в том, чтобы я собрал материал о том, что происходит сейчас и в более поздний период, когда обстоятельства прояснятся и станет понятно, что происходит, что надо делать, как действуют войска гражданской обороны и другие рода войск.

В последний момент меня срочно отозвали. Я был просто ошарашен, потому что уже прошел все многочисленные различные инструктажи и уже полностью был готов ехать. Но мне сообщили, что вся информация засекречена и даже для наших подразделений гражданской обороны, она не должна быть доступна. Поэтому командировка отложилась, и я выехал туда только в январе, когда объект укрытия — саркофаг — был уже построен. После этого большую часть информации рассекретили.

Второе мое пребывание в Чернобыле было в начале 1990 года. Я был непосредственно в зоне, в составе оперативной группы "Особая зона", которая работала непосредственно на Чернобыльской АЭС после аварии и устранении ее последствий и в радиусе десяти километров вокруг нее. Там располагались могильники временного хранения радиоактивных отходов, велась специальная обработка и осуществлялось постоянное наблюдение за радиационным фоном.

Я был заместителем начальника оперативной группы "Особая зона" и выполнял задачи, связанные с обеспечением необходимых условий сохранения возможности работы на соседнем третьем блоке. А первый и второй блоки тогда уже запустили в работу. Весь период ликвидации Чернобыльской катастрофы был определен законом и продолжался четыре с лишним года. Все это время проводилась действительно очень напряженная, вредная для здоровья и опасная работа.

Даже когда я второй раз выезжал в эту зону, мы все так и говорили: "Куда? — На войну". Ликвидаторы 1988-1990 года, которые работали на объекте укрытия по обслуживанию и обеспечению безопасности, также были приравнены, по соответствующим социальным гарантиям, к ликвидаторам 1986-1987 годов, потому что система и сам саркофаг оставались ядерно опасными. Фактически события, произошедшие в Чернобыле, раздвинуты на огромные временные рамки, и они приравнены к боевым условиям.

Там были военнослужащие, которые прошли Афганистан, и они говорили, что здесь сложнее, потому что нам враг не виден, но мы ощущаем ущемление здоровья, нам плохо, а мы не знаем, отчего это происходит и как с этим можно бороться. Ведь в Чернобыле из системы были выбросы не только радиоактивных элементов, но и многих других опасных химических веществ — практически вся система Менделеева. Кроме того, из этого жуткого котла появились новые соединения, которых никогда ранее в природе Земли не было.

— Люди даже в ближайших местах тогда не были информированы о происходящем. Первоначальная секретность способствовала заражению большего количества людей, увеличению проблем со здоровьем?

— Безусловно, это сыграло роль. Это впоследствии получило негативную оценку Верховного Совета СССР, который в 1991 году создавал специальную комиссию по расследованию причин аварии, потому что депутаты Верховного Совета СССР не были удовлетворены первым расследованием, где виновниками объявили только персонал АЭС. Их осудили, и они отбывали сроки в тюрьме. Вновь созданной комиссией, кроме определенной вины операторов и других специалистов станции, которые проводили в это время испытания, были выявлены и конструктивные недостатки.

Они стали известны уже до создания второй комиссии и были проведены соответствующие мероприятия по обеспечению безопасности реакторов, но объявили об этом только по материалам этого парламентского расследования. Был также сделан вывод, что скрывалась информация от населения, поэтому пострадало много людей. А можно было хотя бы укрыться в зданиях и не выходить на улицу. Тогда вред здоровью был бы меньше.

Были даны очень жесткие оценки таким действиям и бездействию ответственных лиц. Многие руководители министерств и ведомств, особенно министерства здравоохранения, местных партийных и советских органов были уволены или понижены в должности и исключены из партии. Ведь они даже выводили людей на различные массовые мероприятия, включая первомайскую демонстрацию в Киеве.

— Что сейчас происходит с ликвидаторами? Достаточны ли меры господдержки?

— Трудно судить, насколько достаточны меры социальной поддержки пострадавшим от радиации участникам ликвидации. Раньше их статус был приравнен к защитникам Отечества. Первый нормативно-правовой акт в отношении ликвидаторов был принят еще в марте 1991 года специальным постановлением ЦК КПСС, Совета министров СССР и ВЦСПС. В нем приравняли всех ликвидаторов по льготам к участникам ВОВ. Сегодня этого статуса у них нет.

В Российской Федерации сейчас проживает около 250 тысяч ликвидаторов. Мы считаем 240-250. По данным регистра, уже ушло из жизни около 60 тысяч россиян-ликвидаторов. Конечно, есть объективные и субъективные обстоятельства, ограничивающие возможности помощи. Инвалидов сегодня — около 110 тысяч, но только у 57 тысяч признана связь инвалидности с чернобыльскими работами. Поэтому они получают в меньшем объеме социальные выплаты, компенсации и меры медицинского обеспечения.

— Какие выводы можно сделать из той катастрофы? Что надо делать сейчас?

— Девиз союза "Чернобыль России" — "Гуманность и милосердие". Наша общественная организация состоит из ликвидаторов в ранге от министров до простых рабочих, потому что Чернобыль коснулся всех. Мы считаем необходимым напоминать о необходимости безопасного развития атомной энергетики. Народная мудрость гласит, что забвение прошлого грозит повторением. Это тот случай, когда нельзя повторить такую трагедию.

Мир хрупок. Атомная энергетика и ядерная безопасность должны являться предметами общей работы и внимания. Человечество должно задуматься о том, что мелкие временные политические и военные конфликты уйдут, а техногенные риски и угрозы будут всегда. Саркофаг рассчитан на 30 лет. Этот срок истекает. Поэтому нужна консолидация усилий и продолжение совместной работы для нашего общего безопасного будущего.

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовал

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

30 лет трагедии Чернобыля: как Землю спасали от "звезды Полынь"
Комментарии
Американские банкиры предрекли рублю падение
Слюна и шашлыки: заряжаем смартфон без розетки
Американские банкиры предрекли рублю падение
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Росфинмониторинг рассказал о сомнительных операциях чиновников в офшорах
Израиль шантажирует Россию, угрожая уничтожить С-300 в Сирии
Наш ответ США: возможности и опасности
Наш ответ США: возможности и опасности
Англичан перед ЧМ-2018 предупредили, над чем в России лучше не шутить
Казахстан открыл свои порты для США
Черноморский флот "показал класс" авианосной группе США у Сирии
Черноморский флот "показал класс" авианосной группе США у Сирии
Нет у революции конца: в Армении снова уличный бунт
Казахстан открыл свои порты для США
Казахстан открыл свои порты для США
Казахстан открыл свои порты для США
Саммит в Астане: почему не пригласили Путина
Наш ответ США: возможности и опасности
Украина начала набор полицаев для патрулирования Крыма
Наш ответ США: возможности и опасности
Наш ответ США: возможности и опасности