Лики войны: "профессор" Игорь Аганин

Разведчики — непубличные люди. Тем более разведчики-нелегалы. Если судьба и делает кого-то из них известным, то это, скорее всего, дело случая. Большинство остается в тени даже после завершения своего подвига, даже после своей физической кончины. Одним из таких безызвестных героев Великой Отечественной долго был разведчик Игорь Харитонович Аганин.

Не любит разведка света софитов и журналистских расследований. На то она и тайная война — а на такой войне тайное становится явным только при провале или тогда, когда пришло время рассказать о героях. оветские люди да и нынешнее поколение помнит имя советского разведчика Николая Кузнецова, работавшего под именем немецкого офицера Пауля Вильгельма Зиберта (Paul Wilhelm Siebert). В 1943 году форму офицера вермахта носил еще один (?) советский разведчик. Про подвиг Игоря Аганина, который более года передавал секретную информацию из тайной полевой полиции — Geheime Feldpolizei (GFP) - Третьего рейха, стало известно после войны. Когда мы пишем стало известно, это означает, что об этом были осведомлены не спецслужбы, а широкая общественность.

Читайте также: Лики войны: летчик, которого спасла молитва

Уроженец села Сургади в Мордовии, свое детство он провел в городе Энгельс — столице автономной республики немцев Поволжья. Довольно быстро освоил немецкий язык, на котором здесь говорили повсюду — на улице, в магазинах, в клубах. Мальчишка имел склонность к языкам и, кроме того, как многие его ровесники, хотел помочь "землю крестьянам в Гренаде отдать". Была в свое время такая очень известная в СССР песня на стихи Михаила Светлова про парнишку, покинувшего "родную хату" ради испанских "лабрадоров", то есть пахарей-земледельцев. Вот и Игорек старательно изучал иностранные языки, чтобы помогать братьям по классу, еще не знакомым с всесильным учением Маркса-Ленина.

Его дядя Алексей Николаевич воевавший в годы Гражданской войны в Первой конной Буденного, подобно Макару Нагульному из шолоховской "Поднятой целины" убеждал своего племянника, что надо знать иностранные языки для разговора с "мировой контрой". В отличие от протагониста романа, Алексей Николаевич большую ставку делал на Германию, где, по его мнению, вот-вот вспыхнет заря революции и придется помогать немецкому пролетариату. Словом, стимул у Аганина был хороший.

"Я любил немецкую классическую литературу, — рассказывал Игорь Аганин журналистке Людмиле Овчинниковой, автору книги "Солдаты тайной войны". — Мог часами читать стихи Гете, вникая в музыку торжественного ритма. Меня завораживали монологи из пьес Шиллера. Декламировал их на костюмированных концертах самодеятельности". Более того, парнишка здорово разбирался в географии и экономике страны, в которой никогда не бывал, а за бесконечные цитаты немецких классических мыслителей на языке оригинала получил от своих сверстников кличку "профессор".

В 1940 году после окончания школы Игорь Аганин приехал в Москву и поступил в Высшее техническое училище имени Баумана. Второкурсник ушел добровольцем на фронт. Знание немецкого пригождалось, когда разведчики приносили очередного вражеского "языка". Вскоре Аганина забирают переводчиком в штаб полка. Последовало ранение, выход из окружения, госпиталь, а потом курсы военных переводчиков в Куйбышеве. Аганин вспоминал, как впервые услышал про "Майн Кампф", на которой воспитывалась немецкая молодежь, как педагоги старались донести до своих слушателей особенности психологии немецких солдат и офицеров. Знание устава вермахта, его структуры, званий, знаков различия и наград — все это понадобится разведчику, когда он окажется по ту сторону фронта.

Аганину предлагали остаться преподавателем на курсах военных переводчиков, но он рвался на фронт. В 1941 году пришла похоронка на дядю Алексея Николаевича, погибшего смертью храбрых, а в 1942-м мама написала, что пропал без вести брат Миша. Лейтенант Игорь Аганин получил предписание во взвод разведки 258-й стрелковой дивизии, которая из-под Москвы отправлялась на Сталинградский фронт. Несмотря на тяжелые потери, которые нес полк, разведчики регулярно добывали "языков".

"Под Сталинградом мне довелось допрашивать немало немецких офицеров и солдат, — вспоминал Игорь Харитонович. — И я поражался тому, какой высокий боевой дух они сохранили. Как были непоколебимо уверены в своей скорой победе. Даже во время допросов нельзя было не заметить по выражению глаз, отдельным вырвавшимся репликам, что немцы чувствуют свою силу. Были случаи и вовсе поразительные. Разведчики взяли в плен немецкого офицера. Привели его в расположение нашего штаба со связанными руками. Надо было видеть с каким наглым выражением лица он сидел перед нами. С каким чувством превосходства смотрел на нас. Я переводил ему вопросы: из какой он части? Требовал назвать ее состав, имя и фамилию командира. Офицер отказался отвечать. Он даже заявил, что поможет спасти нас от расстрела, если с ним будут хорошо обращаться. Говорил, что наши войска обречены. Сталинград падет в ближайшие дни. Словом, повел себя так, будто не он, а мы у него в плену.

Читайте также: Лики войны: "Белая лилия" Лидия Литвяк

Однажды над полем сбили немецкий самолет. Летчик выпрыгнул с парашютом. Он, приземляясь над нашими окопами, выкрикнул: "Рус, сдавайся!" Его привели в штаб. Он истерично кричал, что всех нас здесь перебьют, и так далее". В январе 1943 года, попавшие в плен гитлеровские вояки, кардинально изменили свое вызывающее поведение и вели себя как побитые собаки — Сталинградский "котел" не прошел для них даром. Голодные и оборванные, они просили кусок хлеба и цигарку.

Однажды попав в окружение с группой наших бойцов, лейтенант Аганин, как старший по званию, принял решение выходить, изображая, будто бы ведет советских военнопленных. Снял с убитого немецкого офицера шинель и брюки, взял его документы. Ночью он громким голосом отдавал команды. Так сумел вывести красноармейцев в расположение своей части. После этого случая в штабе Юго-Западного фронта Игорю Аганину предложили стать разведчиком за линией фронта.

Легенда была продумана заранее. Вернувшийся из отпуска лейтенант Отто Вебер (Otto Weber) не успел попасть в часть, куда направлялся, как угодил в плен. С 20-летним Вебером Аганин был ровесником. Кроме того, Отто свободно говорил по-русски и тоже служил переводчиком. Была еще более важная деталь — прибалтийский немец Отто Вебер жил и учился среди русских эмигрантов и только перед самым началом войны уехал на историческую родину. Только этим можно было объяснить неистребимый русский акцент в превосходном немецком языке Игоря Аганина. Вместо лейтенанта Вебера, но с его документами, должен был перейти линию фронта "двойник".

Аганина готовили тщательно, но наспех — не мог же Вебер вечно "блуждать по русской степи". Всего предусмотреть никогда нельзя, а тем более за столь короткий срок. Аганина никогда специально не готовили на разведчика и он не знал специфики этой профессии. Например, не умел пользоваться шифром. А еще наш разведчик не знал много, что должен был знать немецкий лейтенант. Он не только никогда не жил в Германии, но даже не был там проездом. Он мог "погореть" на чем угодно: на незнании немецких фильмов и актеров, футбольных команд и знаменитых игроков. Он мог автоматически стать по стойке "смирно" или отдать честь так, как это принято в Красной армии. На случай, чтобы объяснить замедленную реакцию, нерасторопность и возможные просчеты лже-Вебера, ему на подлинном бланке немецкого госпиталя "выписали" контузию. Большую проблему представляла связь с командованием: ведь рацию с собой взять было нельзя.

В какой-то мере помог случай. Когда Аганин-Вебер добирался к "своим", то угодил в полынью, а в комендатуре ему встретился боевой товарищ его дяди. К тому времени подполковник вермахта и дядя Отто Вебера погиб под Сталинградом, о чем наш разведчик знал, а немцы еще нет. С одной стороны, предстояло осмотреться, лежа в госпитале, с другой, у него уже появились покровители среди старших офицеров в лице друга "родного дяди". Все вместе взятое не только уберегло разведчика от провала, но и помогло ему в выполнении задания советской разведки. По рекомендации боевого камрада дяди Отто его направили переводчиком в тайную полевую полицию, созданную в системе абвера. В ее задачу входило, среди прочего, выявление на оккупированных территориях всех, кто оказывает сопротивление немецким властям, борьба с партизанами и подпольщиками.

Читайте также: Лики войны: разведчики, спасшие Краков

Аганин с честью выполнил свое первое разведзадание и когда почувствовал, что близок к провалу, и собирался перейти линию фронта, чтобы сдаться своим, как об этом было условлено еще до его засылки в тыл противника, как получил новое задание — остаться за линией фронта, снова перевоплотившись уже в другого немецкого офицера. И лишь после войны Игорь Харитонович окончил Бауманское, поступил в аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. Ему часто приходилось выступать на послевоенных процессах против военных преступников, карателей и предателей, в качестве свидетеля — ведь многих из этих нелюдей советский разведчик знал лично.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

До сих пор ученые не могут разгадать и половины загадок, которые таит в себе пирамида Хеопса. Однако египтолог Дэвид Мид уверен, что ему ближе всех удалось продвинуться в разгадке страшной тайны, которую скрывает эта гробница.

И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Комментарии
В Хабаровске чемпиона мира по пауэрлифтингу убили в драке
Ученые увидели, что происходит в первые секунды Большого взрыва
Решится ли Трамп на поставки оружия Украине
Легендарный "Зенит" в новой реинкарнации начнут выпускать в Подмосковье
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
Австрия вступилась за Германию в ответ на выпады Эрдогана
Появились видео нападения и ликвидации преступника в Сургуте
Итальянцы не узнали Сэмюэла Л. Джексона и приняли его за шикующего мигранта
В Британии кур одели в светоотражающие жилеты, чтобы уберечь от колес авто
Украина — бомба замедленного действия для США
Австрия вступилась за Германию в ответ на выпады Эрдогана
Украина — бомба замедленного действия для США
Владимир СКАЧКО — об украинских спецротах для алкоголиков
Решится ли Трамп на поставки оружия Украине
Путин побывает на образовательном форуме "Таврида" в Крыму
В Хабаровске чемпиона мира по пауэрлифтингу убили в драке
Сто дней президентства Макрона, или Утраченные иллюзии Франции
Сто дней президентства Макрона, или Утраченные иллюзии Франции
В полузатопленном Красноярске объявили режим чрезвычайной ситуации
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
Эрдоган посоветовал властям Германии "знать свое место" и не читать нотации Анкаре