Подвиг блокадных школьников

Воспоминания имеют непреходящую ценность не столько для самих вспоминающих, сколько для потомства. Чтобы помнили! И еще, чтобы знали. Перед советскими школьниками выступали ветераны войны и труда, а перед нынешними скоро и выступать будет уже некому. "Правда.Ру" публикует сокращенный текст из воспоминаний блокадницы, который заставляет задуматься.

Мы окончательно затерли смысл некоторых слов. Когда, например, говорим, что имярек пережил блокаду, то многим кажется, отсиделся где-то, повезло. Надо знать, какой ценой досталась Победа и поставить знак равенства между "пережил" и "заслужил трудом". "Правда.Ру" публикует сокращенный текст из воспоминаний блокадницы, прочитав который начинаешь лучше понимать, как подростки заслужили свои медали.

"В этот памятный не только для каждого жителя Санкт-Петербурга, но и любого интересующегося историей России день, в 70-ю годовщину прорыва блокады Ленинграда, моя мама попросила опубликовать ее текст о трудившихся в осажденном городе подростках. Маме моей, Татьяне Георгиевне Якубович, 81 год. Она кандидат медицинских наук, более 40 лет преподававшая в Ленинградском санитарно-гигиеническом медицинском институте", — пишет в своем Живом Журнале пользователь Olga Hanninen.

К созданной художниками, композиторами, писателями, кинематографистами картине жизни и борьбы блокадного Ленинграда в 1941–1944 годах я могу добавить лишь несколько штрихов. С первых же дней битвы за Ленинград рядом со взрослыми были те, кого впоследствии назвали юными участниками обороны Ленинграда. В первую очередь надо вспомнить о комсомольцах-добровольцах допризывного возраста — парнишках 15-17 лет, воевавших в дивизиях народного ополчения летом 1941 года, в частности на Лужском оборонительном рубеже, где шли кровопролитные бои. Наверное, только историки вправе оценить их как защитников Ленинграда. Я же хочу сказать о любом из этих ополченцев так:

Рассказывать было не надо,

Что слышал шум летевшего снаряда

И посвист пуль узнал давноОн наяву, в не в кино.

Достаточно сказать уже:

"Я был на Лужском рубеже",

И ленинградцы знали: человек прошел сквозь ад,

Под Лугой защищая Ленинград.

Когда этим юным бойцам пришлось вернуться в город, они пополнили ряды сверстников, которые сражались на другом участке фронта — трудовом. Юные ленинградцы заменили в цехах заводов взрослых, ушедших на фронт. Они участвовали в создании оборонительных сооружений, работали санитарами в госпиталях, дежурили на крышах, оберегая дома от зажигательных бомб. Враг сбросил на город тысячи зажигательных бомб. Пожаров могло бы быть в сотни раз больше, если бы жители (в том числе сотни ребятишек) не смазывали деревянные чердачные перекрытия специальной смесью против возгорания, которую разработали ленинградские ученые.

Учебный год начался с опозданием. Некоторые школьные здания были переоборудованы под госпитали, другие пострадали от обстрелов и бомбежек. Ряд школ пришлось объединить из-за сокращения числа учащихся в результате эвакуации. Занятия начались только в 103 школах, и только со старшеклассниками. Младшие школьники проходили обучение либо в организованных на дому группах, либо в бомбоубежищах при домохозяйствах. Зимой такого рода занятия повсеместно прекращались. Насколько трудно было одолеть 1941-1942 учебный год и ученикам, и учителям, говорит уже тот факт, что до весны 1942 года доработали только 39 школ из 103. Вот бесхитростный рассказ о труде и быте юных тружеников небольших сельскохозяйственных лагерей, которые в 1942 и 1943 годах помогали блокадному Ленинграду продовольствием.

В начале лета 1942 года двадцать школьников, закончивших 8-й и 9-й классы 216-й ленинградской школы, были направлены на сельхозработы в деревню Мистолово на Кузьмоловских высотах. Некоторые были очень худы, что называется, кожа да кости, другие — с голодными отеками, у многих — цинга. В деревне их разместили в брошенном крестьянском доме, вдали от центральной усадьбы совхоза, но близко от полей, на которых предстояло работать. Лопаты, мотыги, грабли, вилы — вот и весь сельхозинвентарь. Перчаток или рукавиц тоже не было, из спецодежды — ничего. Истощенные городские подростки, не имеющие практических навыков работы на земле, с трудом выполняли дневную норму.

 

Работать приходилось и в дождь, и на солнцепеке, и на пронизывающем ветру. Питание же было очень скудное. Если удавалось набрать достаточно лебеды, то это была добавка к рациону. Обеды привозили из столовой в бидонах, погруженных на телегу, которую везла старая кляча. Запрягать и управлять лошадью нужно было самим школьникам. Юные овощеводы научились выпалывать сорняки, рыхлить почву, окучивать картофель, прореживать морковь, турнепс и свеклу, вносить минеральные удобрения и т. д. Со временем приобрели сноровку, да и нервное напряжение из-за постоянных бомбежек, понемногу отпускало. В деревне было тихо. Урожай сняли богатый, что составляло предмет гордости школьников.

Однако уборка далась трудно. Всем огородникам военных лет памятна дождливая и холодная осень 1942 года, когда раскисала земля, а борозды между грядками были затоплены водой. Обмороженные на полевых работах руки так и остались больными на всю жизнь. На следующее лето, 1943 года, вчерашних школьниц отправили в другое хозяйство — в деревню Озерки Всеволожского района. Деревня располагалась недалеко от линии фронта. Слышался гул канонады, по ночам горизонт окрашивался багровым светом. Здесь была специализация — выращивать предстояло только морковь. Девушки понимали, что работа предстоит нелегкая, но ведь уже был опыт овощеводства в Мистолово. В быту тоже было полегче.

Девчат прикрепили к совхозной столовой, а за перевыполнение нормы даже давали стакан молока. Но не это побуждало хорошо работать. Плохо работать было стыдно — ведь город и фронт по-прежнему нуждались в сельхозпродуктах, хотя после прорыва блокады в минувшем январе снабжение продовольствием значительно улучшилось. Где-то неподалеку был лагерь пленных немецких офицеров. Как-то раз девушки подошли поближе, чтобы рассмотреть людей, которые столько горя принесли их родному городу. Конвоир сказал: "Да чего на них смотреть-то! Лентяи они. Даже для себя дров по-человечески напилить не могут. Возьмутся за ручки пилы и двигают еле-еле. Смотреть противно".

Татьяна Якубович вместе со своими одноклассницами, осенью того же года была награждена воинской медалью "За оборону Ленинграда". Всего же более 16 тысяч ребят школьного возраста были отмечены такой наградой, причем большинство из них — это юные овощеводы. Надо сказать, что трудовые лагеря школьников различались не только количественно, но и по возрасту. В ряде школ в сельскохозяйственные бригады зачислялись также учащиеся пятых и даже четвертых классов. И это было оправдано: дети в блокадном городе рано взрослели. К тому же, они были на год старше учеников таких же классов на Большой земле, так как пропустили учебный год из-за того, что обучение в младших классах ленинградских школ осенью и зимой 1941-1942 годов не проводилось.

И в каком бы школьном лагере не работали ребята, они знали, что их труд — это часть самоотверженного труда жителей блокадного города в дело его защиты от врага. Вопрос продовольственного снабжения Ленинграда и Ленинградского фронта имел оборонное значение, а организация овоще-картофельной базы была ответственным боевым заданием. С этим заданием труженики Ленинграда справлялись успешно, а помогли им в этом школьники-овощеводы. Юные участники обороны Ленинграда по праву гордятся своей боевой наградой. Они ее заслужили.

Несколько лет тому назад на Серафимовском кладбище, куда я хожу навестить могилы моих близких, был установлен необычный надмогильный памятник. На черном камне выбиты слова из стихотворения блокадного поэта Юрия Воронова, гордые и горькие слова:

В блокадных днях мы так и не узнали,

Меж юностью и детством где черта.

Нам в сорок третьем выдали медали,

И только в сорок пятом — паспорта.

 

Ссылки на полные тексты с воспоминаниями Татьяны Георгиевны Якубович:

http://olhanninen.livejournal.com/386075.html

http://olhanninen.livejournal.com/386350.html

http://olhanninen.livejournal.com/386787.html

http://olhanninen.livejournal.com/386937.html

http://olhanninen.livejournal.com/387214.html

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
В Москве нашли мумию женщины с загадочной запиской
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
"Новая сирийская армия": США науськивают боевиков на борьбу с Асадом
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Трамп продаст дипломатические дачи РФ с сорванными флагами
США взорвали атомную бомбу неизвестно где. Видео
США взорвали атомную бомбу неизвестно где. Видео
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
США взорвали атомную бомбу неизвестно где. Видео
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Уже и спасибо сказать нельзя: Трампа отругали за звонок Путину
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры