Автор bucker

Агония Третьего рейха: о чем молчали архивы

Форма Matrosengefreiter (старшего матроса) Кригсмарине образца
Форма Matrosengefreiter (старшего матроса) Кригсмарине образца

Впервые вашему вниманию предлагаем ПОЛНОСТЬЮ опубликованный допрос гроссадмирала Карла Дёница (Karl Dönitz), выполненный по заданию Кремля сотрудниками советских спецслужб.

Обращает на себя внимание эпизод, в котором идет речь о создании на оккупированной территории нацистского рейха организаций сопротивления – «Вервольф» (Werwolf, реже Wehrwolf) – «оборотень». Название происходит от романа Германа Ленса о Тридцатилетней войне. Писатель погиб добровольцем в 1914 г. Девиз «Вервольфа»: «Превратим день в ночь, а ночь – в день! Бей врага, где бы ты его ни встретил! Будь хитрым! Воруй у врага оружие, боеприпасы и продовольствие! Немецкие женщины, помогайте борьбе «Вервольфа», где только можно!».

По иронии судьбы, в День Дураков – 1 апреля 1945 г. по радио прозвучал призыв к населению поддержать борьбу немецких «оборотней». Руководителем этой организации при штабе Гиммлера назначен обергруппенфюрер СС Ханс Прютцман. Параллельно с ним пытались действовать «егерские части» или «истребительные соединения» (Jagdverbände) под руководством Отто Скорцени. Гестапо и СД хотели возродить подразделения «Союза башмака» (Bundschuh) – с опять же намеком на крестьянскую войну в Германии 16 века.

Главной задачей «Вервольфа» было воспрепятствовать пораженческим настроениям. В западной части Германии висели плакаты с надписью: «Вервольф» - здесь, кто сдается – будет расстрелян» (Der Wehrwolf ist da, wer sich ergibt, wird erschossen!). Пацаны из гитлерюгенда малевали на стенах: «Предатель, не спи, «Вервольф» бдит за тобой!». Однако дальше «агиток» дело и не пошло. Сыграла свою роль законопослушность немцев, как черта национального характера.

Единственное, что успели сделать фанатики из эсэсовцев - иногда при помощи добровольцев из фольксштурма – уничтожить беззащитных узников концлагерей.

Копия
Совершенно секретно

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР –
товарищу БЕРИЯ Л.П.

В дополнение к нашему сообщению от 25 июня 1945 года при жтом представляю краткие протокольные записи опроса ДЕНИЦА, ГЕРИНГА, КЕЙТЕЛЯ, ИОДЛЯ, ВАРЛИМОНТА и ЛИНДЕМАННА.

И.СЕРОВ

Разослано:
т. Сталину
т. Молотову
т. Маленкову
т. Антонову

17 июля 1945 года
№ 3485

КРАТКАЯ ЗАПИСЬ
Опроса германского гроссадмирала ДЕНИЦ Карла
17 июня 1945 года

ДЕНИЦ Карл, 54-х лет, беспартийный, гроссадмирал, командующий военно-морским флотом Германии, по завещанию Гитлера – последний глава германского правительства.

ВОПРОС: Вас допрашивает полковник русской армии. Готовы ли вы давать правдивые ответы на вопросы, которые вам будут заданы?

ОТВЕТ: Да, я готов давать откровенные ответы.

ВОПРОС: Ваша принадлежность к политическим партиям?

ОТВЕТ: Я никогда ни к какой политической партии не принадлежал.

ВОПРОС: Чем это об'яснить?

ОТВЕТ: Я – солдат, а солдаты не могут принадлежать к политическим партиям.

ВОПРОС: Какие посты вы занимали при гитлеровском правительстве?

ОТВЕТ: До 1935 года я командовал крейсером, с осени 1935 года по январь 1943 года – командовал подводным флотом Германии. С 1943 года – командующий военно-морским флотом Германии. В дни, предшествовавшие капитуляции, я по завещанию Гитлера стал рейхспрезидентом Германии.

ВОПРОС: Как и с какого времени готовилась Германия к вооруженному нападению на Советский Союз?

ОТВЕТ: Я не смогу дать исчерпывающий ответ на этот вопрос, так как не был в курсе дела.

ВОПРОС: Вы по своему служебному положению не могли не знать военных планов Гитлера.

ОТВЕТ: При желании я мог бы получить нужную информацию, но предпочитал заниматься только тем делом, которое мне было поручено.

ВОПРОС: Когда Вы узнали, что вопрос о войне Германии с СССР решен?

ОТВЕТ: Летом 1941 года я получил письменный приказ о начале войны с Советским Союзом.

ВОПРОС: Присутствовали ли вы на совещаниях у Гитлера, когда обсуждался вопрос войны с Россией?

ОТВЕТ: Нет, я на этих совещаниях не был, так как находился в Атлантическом океане.

ВОПРОС: Как к вам относился Гитлер и посвящал ли он вас в свои военные планы?

ОТВЕТ: Да, Гитлер доверял мне и советовался со мной, но только по вопросам ведения подводной войны, так как он имел привычку советоваться с людьми по их непосредственной специальности. В то время подводной войны против России не велось, а только против Англии и Америки.

ВОПРОС: Принимали ли вы участие в разработке военных планов?

Немецкие подводные лодки времен Второй мировой войны
Немецкие подводные лодки времен Второй мировой войны

ОТВЕТ: Да, принимал, но только против морских держав – Англии и Америки, а не против СССР,

ВОПРОС: Как вы отнеслись к факту военного нападения Германии на Советский Союз?

ОТВЕТ: Для меня это явилось неожиданностью. Я находился в Бискайском заливе и был обращен лицом на запад. О войне с Россией я не помышлял. В товарищеских кругах мы обсуждали это событие и были очень озабочены. Я лично был озабочен тем, что мне придется иметь дело с новым сильным противником. Я в то время не знал соотношения сил между немецкой и русской армиями, так как, будучи морским офицером, я не был посвящен в эти вопросы. В виду этого я не мог строить предположений об исходе войны.

ВОПРОС: Вы сказали, что принимали участие в разработке военных планов против Англии и США, но эти планы не могли не коснуться России?

ОТВЕТ: Я принимал участие в разработке военных планов только в части проведения тактических операций подводного флота, общие планы ведения войны разрабатывались генштабом.

ВОПРОС: Можно подумать, что вы вообще не имели никакого мнения по вопросам нападения Германии на СССР.

ОТВЕТ: Да, я не имел никакого мнения о сухопутной войне, точно так же, как и офицер сухопутной армии не может знать о том, какое количество кораблей может потопить подводный флот. Информацию о ходе войны я получал только из официальных сводок.

ВОПРОС: Располагали ли вы в период подготовки к войне и во время войны информацией о состоянии русской армии?

ОТВЕТ: В то время я был командующим подводным флотом и я не знаю, что было известно Германии о советских вооруженных силах. Будучи главнокомандующим военно-морским флотом, я знал о русском подводном флоте только то, что было известно до войны (количество подводных лодок, судов в Балтийском море). О сухопутной армии я никаких данных не имел.

ВОПРОС: Какую информацию вы получали о русском флоте?

ОТВЕТ: Данные о русском подводном флоте были весьма различны. По некоторым данным, Россия имела от 100 до 200 подводных лодок, включая Мурманск. Эти данные мы имели от морского атташе в Москве.

ВОПРОС: Имели ли вы другие источники получения информации?

ОТВЕТ: Да, мы получали информацию также и из разведывательного отдела морского штаба, который в свою очередь получал их от морского атташе в Москве.

ВОПРОС: Какое отношение вы имели к разведотделу морского штаба?

ОТВЕТ: Когда я был назначен командующим военно-морским флотом, мне был подчинен весь морской аппарат, в том числе и морской штаб, но в то время мы не получали уже никаких разведывательных данных из России. О численности русского флота мы знали по данным аэрофотос'емки и этого было совершенно достаточно.

ВОПРОС: Общеизвестно, что еще до войны Германия насаждала свою агентуру в Советском Союзе для сбора данных об экономическом и военно-политическом положении Советского Союза. Что вы об этом знаете?

ОТВЕТ: По вопросам разведки я ничего не могу сказать, так как не имел к этому никакого отношения, я занимался исключительно боевой подготовкой подводного флота.

ВОПРОС: Кто непосредственно занимался морской разведкой?

ОТВЕТ: Насколько мне известно, до войны и некоторое время в течение войны морской разведкой занимался адмирал АРБС. После него капитан фон БАУМБАХ. Где сейчас находится БАУМБАХ я не знаю. После БАУМБАХА морской разведкой занимался контрадмирал ШУЛЬЦ. По моим данным, он должен находиться в Гольштейне. Они обрабатывали только ту информацию, которую получали из газет или из добывающих органов, находившихся в распоряжении СД. Поэтому, ни БАУМБАХ, ни ШУЛЬЦ не смогут сказать из каких источников они эту информацию получали. Разведывательная работа была построена таким образом, что агентурную сеть имел только СД, который информировал соответствующие разведотделы по их линиям работы.

ВОПРОС: В какой форме вы получали информацию из СД?

ОТВЕТ: Я получал сообщения в письменном виде без указаний источников.

ВОПРОС: Когда вы в последний раз видели ШУЛЬЦА?

ОТВЕТ: В апреле 1945 года в Гольштейне, где в то время находился морской штаб.

ВОПРОС: Когда вы пришли к выводу, что война для Германии проиграна?

ОТВЕТ: 30-го апреля 1945 года я получил письмо от Гитлера, в котором говорилось, что я являюсь его преемником. После этого я имел стремление окончить войну как можно скорее.

ВОПРОС: Это нам известно из официальных данных, нас интересует ваше личное мнение?

ОТВЕТ:Я пришел к выводу, что мы проиграли войну с тех пор, когда определилось превосходство противника в воздухе. Налеты авиации уничтожали наши коммуникации и

Плакат, призывающий к добровольному поступлению в ВМФ Третьего
Плакат, призывающий к добровольному поступлению в ВМФ Третьего
разрушали наши промышленные центры. Это было в 1944 году.

ВОПРОС: А до этого вы были убеждены, что Германия войну выиграет?

ОТВЕТ: Если бы нам удалось выполнить широкую программу усиления истребительной авиации и тем самым оградить наши промышленные центры и коммуникации от налетов вражеской авиации, то мы могли бы выиграть войну. В последние месяцы 1945 года я понял, что мы войну проиграли. Я высказывал свое мнение в кругу своих коллег по военно-морскому флоту, но мы все же надеялись на более или менее благоприятный исход. В то время в германии никто не верил в победу.

ВОПРОС: С кем вы делились своими сомнениями?

ОТВЕТ: Об этом не нужно было говорить, это было само собой понятно.

ВОПРОС: Вы только что сказали, что говорили о своих сомнениях в кругу товарищей. Кому именно вы говорили об этом?

ОТВЕТ: Я могу сказать, что это были все офицеры морского штаба. Ежедневно в 11 часов утра у нас были совещания о военной обстановке. Само собой разумеется, что мы не могли говорить тогда о победе. Но мы все надеялись на более или менее удачный исход.

ВОПРОС: Итак, несмотря на сомнения в исходе, вы продолжали проводить военные мероприятия командования?

ОТВЕТ: Да, это был мой долг солдата.

ВОПРОС: Когда вы в последний раз видели Гитлера?

ОТВЕТ: В последний раз я видел его 21 апреля. Я получил приказ фюрера выехать в Северную Германию и 22 апреля выехал туда.

ВОПРОС: Какие вопросы вы обсуждали при этой встрече с Гитлером?

ОТВЕТ: Гитлер не знал, куда ему лучше уехать из Берлина – в Южную или Северную Германию, так как существовала опасность, что русские войска отрежут север Германии от юга. Гитлер склонялся к тому, чтобы выехать в Южную Германию, а мне дал указание выехать в Северную Германию.

ВОПРОС: Какое впечатление у вас осталось от последней встречи с Гитлером?

ОТВЕТ: У меня создалось впечатление, что фюрер был душевно возбужден и в то же время тяжело озабочен.

ВОПРОС: С кем еще из приближенных Гитлера вы виделись во время вашего последнего пребывания в Берлине?

ОТВЕТ: Я имел в бункере непродолжительную беседу с КЕЙТЕЛЕМ и генералом КРЕБС. В это время в бункере находились также некоторые ад'ютанты и, кажется, генерал-полковник ИОДЛЬ.

ВОПРОС: Что вам известно о мероприятиях фашистской партии и гитлеровского правительства как по обороне Берлина, так и по переходу нацистов к нелегальным методам борьбы на территориях, занятых Союзными войсками?

ОТВЕТ: Я слышал в армейских кругах, что прежде всего надеялись удержать позиции на Одере и деблокировать Берлин силами 12-й армии генерала ВЕНК и 9-й армии – БУССЕ. Больше я ничего не знаю.

ВОПРОС: Нам известно, что многие нацисты ушли в подполье, чтобы продолжать работу против Красной Армии и Союзных войск. Что вам известно по этому вопросу?

ОТВЕТ: Я не имею об этом ни малейшего представления. Я был адмиралом, в мои задачи входило ведение морской войны, а этими вопросами я никогда не занимался. Вы должны понять, что я никогда не принадлежал к главному командованию вооруженными силами, а занимался только морскими вопросами и никогда не имел отношения к тем вопросам, которые вы мне здесь задаете.

ВОПРОС: Как известно, в общих военных планах гитлеровского командования вопросы подводной войны играли очень большую роль. Поэтому во главе военно-морского флота мог стоять человек, хорошо информированный и в вопросах политики.

ОТВЕТ: Гитлер строил свою работу таким образом, что каждый из нас должен был знать только то, что ему необходимо для выполнения поставленных перед ним задач. Поэтому, невзирая на свой высокий пост, я не знал о том, что ГИТЛЕРОМ планировалось и предполагалось делать.

ВОПРОС: Кто из приближенных Гитлера пользовался наибольшим его доверием?

ОТВЕТ: Трудно ответить на этот вопрос. Это были все офицеры из его окружения.

ВОПРОС: Что вам известно о судьбе Гитлера?

ОТВЕТ: О судьбе Гитлера мне известно только по тем телеграммам, которые я получал из бункера Гитлера. 30 апреля я получил телеграмму, в которой говорилось, что в случае смерти Гитлера, я назначаюсь его преемником и приобретаю право принять все меры, которые сочту необходимыми. Телеграмма была подписана БОРМАНОМ.

1-го мая была получена вторая телеграмма о том, что завещание фюрера вступило в силу и что БОРМАН намерен прибыть ко мне. Из этой телеграммы я понял, что фюрер умер.

В третьей телеграмме было точно указано время смерти фюрера, а также сообщался состав правительства. Я назначался рейхспрезидентом

Гроссадмирал Карл Дёниц
Гроссадмирал Карл Дёниц
, ГЕББЕЛЬС – рейхсканцлером, БОРМАН – секретарем партийной канцелярии, ЗЕЙСС-ИНКВАРТ – министром иностранных дел. Я получил телеграмму уже после того, как назначил ШВЕРИН-КРОЗИГА министром иностранных дел. Я сделал это потому, что предыдущей телеграммой был уполномочен принимать меры по своему усмотрению.

Текст телеграмм нами впоследствии был передан союзникам во Фленсбурге.

ВОПРОС: Знали ли вы причины смерти Гитлера?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Известно ли вам что-нибудь о местопребывании Мартина БОРМАНА?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Имели ли вы о нем какие-либо сведения после получения указанных телеграмм?

ОТВЕТ: Нет. Я получил от него телеграмму, что он собирается приехать ко мне. Он не приехал и я о нем ничего не слыхал.

ВОПРОС: Знали ли вы раньше, что вас собираются назначить рейхспрезидентом?

ОТВЕТ: Нет, об этом раньше не было и речи.

ВОПРОС: Что вы знаете о судьбе ГЕББЕЛЬСА?

ОТВЕТ: Ничего.

ВОПРОС: А о других?

ОТВЕТ: Мне известно только, что большинство из них находится в плену.

ВОПРОС: А кто из них находится в плену?

ОТВЕТ: Я знаю только о тех, кто содержится здесь.

ВОПРОС: До вашего ареста знали вы о местопребывании кого-либо из министров?

ОТВЕТ: Будучи во Фленсбурге, я знал о местопребывании министра вооружения и военной промышленности ШПЕЕР. Его адрес был известен англо-американскому командованию.

ВОПРОС: Что вам известно о судьбе ГИММЛЕРА?

ОТВЕТ: После получения первой телеграммы из бункера Гитлера, я просил ГИММЛЕРА прибыть ко мне, т.к. знал, что Гиммлер надеялся стать преемником Гитлера. ГИММЛЕР ко мне прибыл.

ВОПРОС: Как он отнесся к завещанию Гитлера?

ОТВЕТ: Он был очень поражен. Я ему сказал, что мы должны расстаться, так как я хочу образовать кабинет, который будет состоять не из политических деятелей, а из специалистов. Гиммлер пытался убедить меня, что ему следует остаться в правительстве. ШВЕРИН-КРОЗИГ составил всем бывшим министрам, в том числе и Гиммлеру, письмо за моей подписью, в котором им сообщалось об их отставке. Что касается Гиммлера, то я считал, что это письмо не является достаточно исчерпывающим и поэтому еще раз повторил ему устно, что он освобождается от своих обязанностей. Это было 6-го мая во Фленсбурге. Мы расстались с ним в состоянии конфликта. О дальнейшей его судьбе мне ничего неизвестно.

ВОПРОС: Известно ли вам обращение «НСДАП» к членам партии и германскому народу о проведении подпольной работы против союзников на случай оккупации Германии?

ОТВЕТ: Мне известно только обращение о создании организации «Вервольф». Это обращение я слышал по радио. Когда я стал преемником Гитлера, я официально запретил эту организацию. Название «Вервольф» взято по примеру сказания из эпоса 30-летней войны, когда немецкие крестьяне удачно действовали в тылу врага как «оборотни».

Воззвание призывало население противодействовать войскам противника на территории Германии всеми средствами.

Во избежание ненужных жертв я тотчас же запретил эту организацию.

Мы не имели достаточно оружия даже для фольксштурма и поэтому деятельность «Вервольф» была бессмысленна. По-моему, это вообще не было организацией, она не носила ни государственного, ни партийного характера. Это было просто обращением к народу, которое призывало его к сопротивлению.

ВОПРОС: Как и когда было передано ваше запрещение создавать организации «Вервольф»?

ОТВЕТ: Мое обращение передавалось по Гамбургскому радио. Об этом лучше знает мой министр. Я подписывал обращение, а как оно передавалось, я не интересовался.

ВОПРОС: Кому принадлежит инициатива создания организаций «Вервольф»?

ОТВЕТ: По-моему, эта организация совершенно бессмысленна. Народ не мог оказать сопротивления, в то время даже регулярные части уже ничего не могли сделать. Кому принадлежит инициатива я не знаю.

ВОПРОС: Одобрялась ли вами партийно-фашистская политика Гитлера?

ОТВЕТ: Как солдат, я должен был выполнять приказы фюрера. Я получал от него только те приказы, которые относились к роду моей деятельности. Остальные вопросы меня не интересовали.

Гитлер был выдающейся личностью. Кроме того, он был главой государства и все солдаты были обязаны ему присягой.

ВОПРОС: Чем об'яснить, что вы не были членом «НСДАП»?

ОТВЕТ: Я не принадлежал к «НСДАП», потому что был солдатом. Армия национальна и стоит вне партии. «НСДАП» пришла извне, она возникла в среде ремесленных и рабочих кругов, а не в среде военных.

ВОПРОС: Известно ли вам местопребывание скрывающихся военных и политических деятелей Германии?

ОТВЕТ: Я не знаю ничего о тех, кто не находится здесь.

ВОПРОС: Где находятся архивы военно-морского флота?

ОТВЕТ: Большая часть должна находиться во Фленсбурге. Можно с уверенностью сказать, что в Берлине ничего не осталось.

(Продолжение следует)

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать