Возвращение в Арктику: набег или обустройство?

В редакцию пришло письмо от бывшего сотрудника тиксинской гидрометслужбы Сергея Семенова. Он пишет: "Обидно за страну, забросившую на произвол судьбы свои северные территории. Теперь Россия пробует вернуться в Арктику, но как-то неуклюже, с моей точки зрения… Я попробовал изложить свою точку зрения на принципы нового вхождения России в Арктику".

Мне довелось жить и работать на Крайнем Севере, а точнее — в Арктике, во времена расцвета её освоения Советским Союзом. Тогдашние руководители государства может и плохо разбирались в экономике, но хорошо понимали, что застолбившие новые территории для Российской империи казачки, потрудились не зря. Надо эти края обживать. Раз ступив, держать зубами и осваивать. Брошенные территории рано или поздно приберут к рукам соседи, как случилось с Аляской.

В те несильно далёкие годы Советский сектор Арктики осваивался, изучался, обустраивался планово, пусть медленно, но нарастающими бюджетными, техническими и людскими ресурсами. В первую очередь развивались исторически сложившиеся узлы проникновения, имеющие естественное транспортное сообщение с югом России и отлаженную аэродромную сеть. Это посёлки Амдерма, Диксон, Хатанга, Тикси, Певек и другие.

На технической и научной базе этих посёлков работал Северный морской путь, изучались геология, биология, гидрология, метеорология северных районов. Создавались кадастровые начала учёта земель, вод, даже лавинной опасности. Активно расширялась сеть полярных станций на материке и островах, дрейфовали станции "Северный полюс", велась ледовая авиаразведка, работали геофизики, космофизики, военные специалисты. Повторюсь, всё на плановой основе без серьёзного урезания финансовых и материальных потоков.

Новым правителям враз издерганной и искромсанной России нужна была власть и деньги. Не для блага страны. Для безудержного кланового обогащения. Огромные восточные и северные регионы были забыты и захирели, а это более 60 процентов территории страны с огромным, планетарного масштаба, материальным, транспортным и энергетическим потенциалом.

Читайте также: Арктический лед так и не смог восстановиться

Сейчас вновь развернулась битва за Арктику. Даже Дания, вспомнив о гренландских территориях, теперь претендует на государственную собственность шельфовых зон аж до наших Новосибирских островов, утверждая, таким образом, свой статус великой арктической державы. Северный морской путь спешат объявить нейтральными водами.

На этом фоне даже в нашей стране проснулся интерес к своему географическому фасаду. Но как-то опять по-дурацки, в рамках героической театральщины. Я не думаю, что Г. Седов, В. Русанов, О. Шмидт и другие отечественные первопроходцы шли в Арктику с меркантильными целями, скажем аккуратнее, это не было их основной и единственной задачей. Нынешние лихие "кавалерийские наскоки" не вернут нам статус арктической державы. Русские казаки открывали и утверждали за Россией эти края молча, строили городки, остроги, поселения, имея в виду прирастание богатства страны и людей, здесь осевших.

Первое и важнейшее: российской Арктике нужен один хозяин. Не надо изобретать велосипед. Такой хозяин был — Главсевморпуть. Если копнуть поглубже в историю освоения далёких земель, то ведь не государства, не метрополии их осваивали. Прямо на поверхности — Ост-Индийская компания, да что там — Ганзейский союз. Вполне можно организовать открытое акционерное общество с начальным государственным капиталом, поглубже, пошире и надолго обдумав его статус, возможности, собственность, действия во благо страны, акционеров и, не в последнюю очередь, людей, живущих и работающих в районах Заполярья. Я не говорю о районах, приравненных к Крайнему Северу — это бюрократический закидон, но нужный.

Напомню, у советского ГУСМП были уникальная авиация, свой флот, наука, базы, профильные специалисты. Насколько реальны были цели и задачи этой структуры мне трудно судить, но то, что они носили изначально долговременный и перспективный характер утверждения Советского Союза на своих северных территориях однозначно. И никому, той же Дании, в голову не приходило оспорить территориальные приоритеты и право хозяйственной деятельности СССР вСоветском секторе Арктики. Российский, географически очерченный сектор Арктики, исключая разве что небольшой околополюсный район, такое же внутренне дело России, как Тамбовская губерния. Сейчас Россия способна проводить работы в этом секторе, имея мощнейший ледокольный флот, который, кстати, ныне занимается чёрти чем — туристов на полюс возит. Во время похода АЛ "Арктика" к полюсу этот ледокол прошёл сквозь паковые льды, так что прибрежный и островной припай для таких АЛ просто лёгкое неудобство. Да и Сибирскую полынью природа не закрыла. Есть чем работать, главное — кому и зачем.

После посещения Президентом В. В. Путиным северных территорий в Арктику кинулась масса ревизоров, инспекторов, волонтёров всех мастей с целью оценить ущерб от советского присутствия в Арктике. Приходят на память пророческие слова проф. Преображенского: если мы займёмся промышленным освоением Арктики, своим прямым делом, то разруха, царящая сейчас там, исчезнет сама собой.

Я не предлагаю организовать ещё одну природную монополию по типу "Газпрома", в создании которой не принимали участие рядовые граждане страны. Потому им и неведомо как, куда и за сколько текут национальные богатства мирового масштаба. Я предлагаю с подачи государства запустить национальный проект с открытым участием всех и только граждан России. Продавать именные акции на всех доступных площадках, вплоть до почты, и принудительной выплатой дивидендов, скажем, по истечение пяти лет со дня организации ОАО, если таковые возникнут. Да и с налогами подождать или сильно снизить. Это будет вклад в наших детей географических и исторических приоритетов страны. Хватит думать о судьбах бушменов Африки, у нас полно сирот, нищих, нуждающихся и малообеспеченных в собственном государстве. Однако, надо сразу же создать и независимую надзорную структуру, обеспечив ей все мыслимые условия от подкупа и мздоимства.

По своему опыту я понимаю, что жить полноценно на Крайнем Севере нельзя, там русскому человеку можно только работать. Местное население, аборигены, сотни лет приспосабливались выживать в этом климате и условиях. Им надо обеспечить право и возможности жить и работать так, как они хотят и готовы. Без принудительного оглупления их уютом жизни в коттеджных городках. Но и эти желания убивать не стоит. Можно даже рассматривать их жизнь исторически и биологически создавшейся экосистемой с включенным социумом.

Учитывая уровень упадка существующих центров проникновения в Арктику и современные запросы нынешнего поколения россиян, первоначальные вложения нужны огромные. Сегодня при организации даже небольших экспедиций отсутствие туалетной бумаги уже будет рассматриваться как серьёзное упущение и угроза безопасности работ. Это именно к тому, что новое вхождение в Арктику должно проходить на более высоком, затратном, материальном обеспечении, нежели во времена героико-романтических рывков 30-50 годов и пассивно-стабильного освоения 60-80 годов прошлого века. Потому и нужно участие в проекте средств граждан России — с миру по нитке…

Существующие ныне на Севере посёлки, как правило, расположены на транспортных артериях, связывающих Крайний Север с как-то развитым югом России. Я имею в виду реки Сибири и Якутии. Они накоротко соединяют южные районы с Северным морским путём, вполне судоходны летом. А кто мешает делать их пригодными транспортными путями долгой зимой? Во всех крупных посёлках есть речные, морские и аэропорты, причём последние оборудованы посадочными полосами с искусственным покрытием и способны принимать тяжёлые самолёты. Чуть не в каждом населённом пункте были грунтовые и приспособленные ВВП для малой авиации. Кстати, зачем списали АН-2, ведь ничего лучше и дешевле не придумали, да и модернизировать проще, а удобства в них и в советское время присутствовали.

Наиболее затратная сторона северных центров — энергетика. Если в советское время эта проблема решалась просто и крайне затратно (углеводороды, УВ), то ведь никто и не задумывался над задачей использования местных ресурсов или передвижных энергостанций. Давно уже впихнули атомные реакторы в корпуса подводных лодок и ледоколов, почему бы не обеспечить этими же АР посёлки, где нет ничего поле подходящего. А где-то, как в Тикси, можно и местные ресурсы задействовать. Там в своё время была улица "Заводская", видимо, из-за наличия какого-то заводика, ныне отсутствующего. Однако, старожилы говорили, что во время войны американцы построили там заводик для переработки природных тиксинских богхедов (УВ) в топливо для перегоняемых ленд-лизовских самолётов. Может, и сказка, но мы же в 21-ом веке живём и почему бы не создать (или возродить) такую технологию, залежи богхедов там огромны, да и бурые угли есть. Некоторые северные реки вполне глубоки. Может и незачем строить там плотины для ГЭС, а просто поместить турбину на глубину, параллельно потоку воды, как самолётный пропеллер, подальше ото льда и пусть вырабатывает энергию. Скорее, это бредни дилетанта, но конкурс на эту тему можно провести…

В советское время объявляли конкурс на тему утилизации металлических бочек из-под ГСМ с территорий полярных станций и посёлков. Там этих бочек миллионы. Видимо, конкурс не получился. А ведь это огромное количество металла можно рассматривать как законсервированное богатство. Надо организовать либо службу, пусть хоть частное предприятие, либо вновь объявить конкурс. Предварительно стоит оценить объём имеющегося сырья, хотя бы порядок. Причём это можно сделать не выезжая в экспедиции. Поставки ГСМ шли через Госснаб СССР. В архивах этого почтенного учреждения можно почти всё найти (организация, объёмы, пункт назначения, время поставок). В те времена был лозунг: "Социализм — это контроль и учёт", и плохо-бедно это исполнялось. Архивы, наверное, сохранились, так что для оценки порядка объёмов и штук вполне хватит.

Больше всего меня беспокоит характер нового этапа освоения Арктики. Судя по духу большинства публикаций, планируется не серьёзное обширное обустройство северных территорий с созданием долговременных региональных центров с кустовой инфраструктурой. Скорее огромный грабительский набег с целью уже при жизни нынешних руководителей природных монополий и их клановых структур набить свои сундуки немыслимыми прибылями. Конечно, в новых проектах будут заложены природоохранные меры, но они не отменят сути "набега". Этого допустить нельзя. Убийственная прагматичность нынешнего поколения российских созидателей в форме "деньги, услуги, роскошь здесь и сейчас" при отсутствии патриотизма обернётся для Арктики разрухой невиданных масштабов. Никакая вымороченная демократия с пресловутой прозрачностью проектов не остановит хищнического поведения невоспитанного хама, не помнящего родства.

У Арктики есть мощные природные защитники: холод, лёд, полярная ночь, безлюдье, географический масштаб. Но уже в советское время они слабо работали. Например: вся тундра исчёркана следами гусениц вездеходов, причём следы эти остаются на годы и кое-где даже формируют новые ландшафтные особенности.

Добыча полезных ископаемых с платформ в условиях постоянной ледовитости морей арктического шельфа сама по себе нелёгкая задача. Возможны аварийные ситуации. В своё время Арктический и Антарктический НИИ занимался изучением взаимодействия нефтепродуктов с плавучим льдом. Насколько мне помнится, было установлено, что лёд сорбирует часть углеводородов. Но вот утилизирует ли — однозначно не установили. А потому сорбированный продукт может привести к катастрофе через годы и в другом месте. Хотя, и то и другое можно предсказать и отследить, понимая схему дрейфа льдов в Арктике. Наличие большого количества взвешенных веществ в прибрежных арктических водах, скорее всего, будет помогать связыванию УВ, но, сдаётся мне, не химическому, а механическому. А это предполагает возможность обширных загрязнений донных отложений и сильнейшему обеднению бентоса (донные экосистемы). Как следствие — разрыв пищевой цепи.

Материковые разработки не должны носить характера катастроф. При оголтелом их ведении они скорее добавят суровости местному ландшафту и, возможно, гибели популяций небольших экосистем. Вечная мерзлота будет способствовать их локализации. И это хорошая санация, правда, временная. Кроме того, облегчить воздействие антропогенного пресса может и должен помочь пример бездумного освоения космоса: околоземное пространство замусорено рукотворными обломками до серьёзной проблемы космической навигации.

Пару слов о животном мире Заполярья и рыбных запасах. У меня сложилось стойкое убеждение о невозможности промышленной заготовки продуктов оленеводства. По всей видимости, это останется на потребительском уровне местных жителей. Вряд ли где-нибудь в Костроме будут очереди за мясом оленей или овцебыков. Это продукт весьма специфический и совсем не дешёвый, вида товарного не имеет. В советское время русские использовали оленину как разносол к обычным мясным продуктам.

Совсем другое дело рыбный промысел. По сути, кроме ценных и особо ценных пород рыб других там почти нет. И кулинарные изделия, скажем, из муксуна, омуля, нельмы, чира имеют чрезвычайные вкусовые и диетические качества. Спрос может быть огромный, несмотря на цену продукта. И это опасно. В годы войны, видимо из серьёзной государственной нужды, было сильно подорвано промысловое стадо ленского осетра огромным промышленным выловом. Причём даже при строго квотном отлове в последствие и к 80-м годам промысловый уровень популяции не восстановился. То есть, использование рыбных запасов Заполярья необходимо вести при строгом и постоянном внимании ихтиологов и рыбоохранных структур. Штрафы за незаконный отлов даже в советское время были драконовские: за голову осетра, даже "костыля", то есть молоди — 100 тогдашних рублей. И было правильно.

Что до промышленного производства пушнины, то всё будет зависеть от кормовой базы. Будут использовать местные ресурсы, рыбу в первую очередь, то будут подорваны запасы ценных пород.

Всё это вопросы тактики и глубокого применения экологии и социологии. Главное, дать понять мировому сообществу, что российский географический сектор Арктики со всем содержимым есть историческое, природное и юридическое достояние только Российской Федерации. На всём побережье веками жили и живут этносы, бывшие подданными, а ныне граждане России. Причём вразумить Объединённые нации надо так, чтобы им и не снились территориальные и экономические притязания на эту часть земного шара. А чтоб не затыкали рот у нас есть армия и флот. Делить бремя обустройства и возможную прибыль Россия вольна с кем угодно на обоюдовыгодных условиях — нельзя быть "собакой на сене".

Есть ещё одна сторона вопроса, не связанная с арктическими природными богатствами в их материальном применении. Насаждённые дубиной демократии в странах важнейших мировых транспортных потоков, приведут лишь к тому, что они будут постоянно повышать стоимость пользования их услуг из-за разрухи остальных секторов экономики. Это автоматически поднимает значимость Северо-западного и Северо-восточного проходов. Северный морской путь надо обустраивать для практического судоходства уже сейчас. При этом не надо забывать, что Транссиб и БАМ связаны с СМП речными транспортными путями на протяжении всей Сибири и Якутии. То есть, резонно говорить о возрождении северных морских портов.

Безудержное нефтегазовое лобби с его инфраструктурой в энергетической области человечества себя изживает. Углеводородная энергетика уходит. Для сегодняшней России это крах всей экономики. Надо бы напрячь учёных мужей наукоградов на поиски уже в рамках НИОКР нового материального применения углеводородов (всех физических фаз). Надо научиться делать из УВ любые хорошие эрзацы для большинства промышленных и бытовых нужд. Организовать уникальное российское производство и завалить его продукцией мировой рынок. Делать это надо сейчас, также споро и настойчиво, как в своё время делали атомную бомбу.

России некуда идти кроме Арктики и Дальнего Востока. Уставшая от безудержной демократии Европа, кстати, целиком и не однажды воевавшая с Россией с целью её колонизации, просто мечтает опутать нашу страну паутиной юридической казуистики и сделать-таки своим сырьевым придатком. Обалдевшие от вседозволенности США, насытившись экспортом хаоса в виде демократических революций, не будут терпеть постоянного российского ракетно-ядерного сдерживания. Европа и США, с их точки зрения — суть метрополии для всего остального мира. Россия и Китай им кость в горле. Но чтобы "ногою твёрдой стать при море", России, оглядываясь и сообразуясь с КНР, надо идти в Арктику и на Дальний Восток с русским языком, русской душой, русской смекалкой, русской терпимостью, упорно, без кочевых набегов. Уже сейчас. Хватит запрягать, ехать надо.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Немцы потребовали главу МИДа объясниться о долгих разговорах с Путиным
Ученые: на Землю летит гигантский астероид
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Выяснено: почему Россия отдала Казахстану озеро на границе
Сергей Безруков пополнил базу данных "Миротворца"
Выяснено: почему Россия отдала Казахстану озеро на границе
Майк Пенс инспектирует Латинскую Америку
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Российские конфеты "Мишка косолапый" оказались под запретом в Латвии
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Майк Пенс инспектирует Латинскую Америку
Найден самый травмированный динозавр
Букве "ё" оставят точки
Букве "ё" оставят точки
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Министр экономики Турции: мы рассчитываем на отмену ограничений на экспорт томатов
Газопровод в обход Донецкой народной республики начала строить Украина
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса