Марина Девятова: Концерты важнее, чем эфиры

Как народная песня вписывается в шоу-бизнес? Может ли она быть интересна молодежи? Об этом в эфире Pravda.Ru рассказала молодая, но уже известная певица Марина Девятова. На концертах актрисе часто приходится объяснять значение или произношение диалектных слов, и публика проникается чувством общности с разными народностями нашей огромной страны...

Марина, как вы сами охарактеризуете то, чем занимаетесь?

— Я занимаюсь любимым делом. Мне в этом смысле очень повезло. Я не ограничиваю творчество только народной музыкой, в моем репертуаре присутствуют, к примеру, и романсы. Я вообще сторонница более современного прочтения народной музыки: она перестала быть модной, и молодежь, к сожалению, стала ее забывать. Моя задача — вернуть к ней интерес.

Я никогда не делила и не делю музыку по возрастам: это для детского творчества, это для тех, кому за 40, а здесь — кому за 60. Зритель сам должен выбрать, что ему нравится, а что нет.

Естественно, что старшему поколению больше по душе традиционная музыка. Если это будет аутентичный фолк в рок-обработке, он может показаться этим людям непонятным, даже чужеродным. А молодежь, наоборот, скажет — интересно, и будет его охотно слушать.

Это две дороги, которые ведут совершенно разных слушателей на одну "музыкальную поляну"…

Это говорит об универсальности народной музыки, которая, по идее, в состоянии затронуть душу каждого слушателя.

— Абсолютно верно. Универсальность в моем понимании — это попытка объединить всех слушателей, пришедших на мой концерт. А на него одновременно могут прийти и ребята 18-19 лет, и люди, разменявшие шестой, а то и седьмой десяток. У них совершенно разные музыкальные пристрастия. И, естественно, мне хочется, чтобы всем им было хорошо.

Народная песня — это то, что может их объединить. К тому же она несет в себе и большой информационный заряд. Она расширяет знания о своей стране: когда исполняешь фолк тех или иных российских регионов, зачастую приходится рассказывать слушателям, почему идут те или иные огласовки, дифтонги, объяснять непонятные слова. И люди реально чувствуют, насколько огромна и разнообразна наша страна, как сильно отличается та же северная Архангельская область от южного Ставрополья.

Что такое русская народная музыка в вашем представлении?

— Пока я училась, я только и слышала от фольклористов, что аутентичная музыка — это музыка живая, истинная, и она должна оставаться нетронутой. В то же время педагоги по вокалу в той же Гнесинке утверждали: это неправильно, звук извлекается не так, как нужно, певческая школа имеет свои каноны. В общем, два лагеря все время соревновались друг с другом. А на самом деле прекрасно и то, и другое, просто каждый находит для себя то, что ему больше по душе.

Вот недавно я была на государственном экзамене дирижеров народного хора в РАМ имени Гнесиных. Первое, что бросилось в глаза: в зале было полным-полно молодежи. И это при том, что со сцены звучал только традиционный народный фолк разных областей России! Все ребята на сцене были молодыми — по 22-23 года, все приехали из своих областей, вышли на сцену в своих традиционных народных костюмах… Я получила огромное удовольствие, в первую очередь, от того, с какой душой они пели. И от ощущения, как их энергия передавалась залу.

В общем, я уверена: народная музыка невероятно многогранная. В ней невозможно найти какой-то общий знаменатель. А если так, то надо пробовать и одно, и другое, и третье. Это очень интересная работа, и меня она по-настоящему увлекает.

Ваш отец Владимир Девятов — народный артист, замечательный народный певец, но в какой-то момент он решил выйти на профессиональную оперную сцену. Вас такие мысли еще не посещают?

— Его услышал тогдашний руководитель театра "Новая опера" Евгений Колобов и предложил ему попробовать себя на оперной сцене. Отец согласился. Теперь я понимаю, как ему было сложно. У "народников" совсем другая манера исполнения, а отец к тому времени уже был состоявшимся артистом, вся его физиология была "заточена" на народные песни.

Он занимался с педагогами-академистами, которые буквально ломали его технику пения. И ему удалось "пересилить" себя. Когда я пришла послушать его в партии Шуйского в "Борисе Годунове", я была поражена. Конечно, было очень непривычно видеть папеньку в парче и бархате, но поразило не это: я понимала все слова, которые он поет. Спросите, почему? Потому что у "народников" есть правило: сначала идет дикция, речь, а потом уже пение. Поэтому у всех нас очень хорошая дикция, чего нельзя сказать о многих академистах. Зачастую я сажусь в кресло и пока не прочитаю либретто — не понимаю, о чем поют со сцены.

Отец очень хотел, чтобы и я осваивала академический вокал. Мы начали ходить по его знакомым педагогам, они каждый раз просили меня что-нибудь спеть, а я пела…народные песни. И тогда отец сказал: "У нее природа народная. Можно, конечно, ее поломать, только зачем?"

Сегодня я прекрасно себя чувствую именно в народном жанре — даром оперной певицы природа все-таки меня не особо одарила. Но то, что мне под силу, я стараюсь делать так, чтобы быть лучшей.

Мы говорим о народной песне, а между тем у подавляющего количества песен из вашего репертуара есть вполне конкретные известные авторы — композиторы и поэты. И тем не менее вы стоите на том, что это народная музыка?

— Авторы есть и у "Калинки", ее написали вообще в конце XIX века. И что с того? Музыка того же Исаака Дунаевского — авторская, но она до краев наполнена русскостью, народной мелодикой.

Прижмете сегодня нашу молодежь к теплой стеночке и спросите: песня "Каким ты был, таким ты и остался" — народная или нет? Подавляющее большинство совершенно искренне ответит, что народная.

Поэтому пытаться каким-то образом ограничивать себя только фолком, авторской музыкой, романсами или духовной музыкой я бы не стала. По крайней мере, пока мне этого не хочется, и я пробую себя везде.

Вообще репертуар — вещь очень коварная. Порой очень хочется что-то исполнить, поешь, а потом ловишь себя на ощущении: что-то не так, зал на песню не реагирует…

Зрительный зал — это лакмусовая бумажка. Если нет должной отдачи, начинаешь думать: "Что-то не так, ты, наверное, рубашку на себя надела не по размеру". И откладываешь песню в сторону — навсегда или до лучших времен.

Это осознание приходит сразу после первого концерта?

— Не всегда, но после трех концертов для меня становится все понятно: с этой песней что-то не так.

А есть песни-"маячки", которые однозначно "цепляют" весь зал, несмотря на возраст?

— Есть. Например, казачий романс "Черный ворон". Не традиционный, всем известный "Черный ворон", а именно казачий романс. Каждый раз, когда я заканчиваю его петь, следует трехсекундная пауза, весь зал словно вжимается в кресла, и после этого уже идет отдача. Везде, где я ни выступала, этот романс идет "на ура".

Но иногда бывает и так: приезжаешь в какой-нибудь город и уже прямо во время концерта меняешь репертуар. Потому что чувствуешь: реакция не совсем та, которую ожидала. Ведь народные песни чем хороши — они очень разные в эмоциональном плане. Где-то можно похулиганить, в зал выйти, частушки спеть, поплясать. А где-то — затронуть самые глубокие эмоциональные струны.

Что для вас важнее, чтобы песня нравилась вам самой, или чтобы у нее был успех?

— Если песня мне самой не нравится, то я не донесу ее и до зрительного зала.

А если песня вам самой нравится, а для зала оказывается слишком непривычной?

— Бывает и такое. Например, мне очень нравится песня некрасовских казаков "Ай вы, цыгане". Но когда я ее объявляю, слушатели начинают думать, что сейчас последует песня про реальных цыган. Затем, когда на сцену выходит коллектив в костюмах некрасовских казаков, зал впадает в ступор. Некрасовские казаки и цыгане — несопоставимые вещи, и приходится объяснять, почему некрасовцы два с половиной века жили своей общиной в Османской империи…

Другими словами, зачастую залу приходится что-то предварительно объяснять. Например, почему не "кровать" а "крывать" (у меня есть песня "Крывать моя"). Что это курский диалект, поэтому такие огласовки. И люди в итоге узнают, что фольклор — это не только "Калинка-малинка" или какая-нибудь кадриль. Это еще и свои традиции. Вы приедете в Вологду — они там окают, там по-другому никак.

Традиции и адаптация — вечные спутники сцены. Каковы для вас пределы этого компромисса?

— Для меня святыми всегда остаются текст и мелодия. Их я не трону ни при каком условии. Что же до аранжировки, то здесь очень важно не перейти грань, не скатиться в пошлость.

Музыканты-аранжировщики, с которыми я работаю, изначально сами были "народниками", поэтому они очень хорошо чувствуют эту грань и никогда за нее не переступают. Вопрос здесь скорее в другом: кому-то современные аранжировки народных песен не нравятся по определению. Я прекрасно понимаю, что не могу нравиться всем без исключения. Кто-то любит апельсины, а кто-то яблоки. Но скажите, что лучше, апельсин или яблоко? Критики были, есть и будут. Поэтому к конструктивной критике я отношусь спокойно и отчасти с благодарностью. Это еще и моя внутренняя мотивация для дальнейшего роста.

У народной песни, помимо эстетической, есть еще одна важная функция — воспитательная. И вы ее осознаете. Но что для вас лично важнее: педагогическая функция или успех у широкой публики? Ведь она вполне может сказать: "Для меня это слишком сложно, мне бы что-то попроще".

— Но кто-то может и сказать, что Девятова — это попса. Я думаю, что должен быть какой-то баланс. Если ты хочешь только зарабатывать, пытаешься "отжать" денег от искусства, ты не туда идешь. У меня есть амбиции, поверьте, с этим все в порядке, но если я буду думать только о том, как бы мне не вылезать с "голубых экранов", то, наверно, я вообще не той музыкой занимаюсь.

Намного проще выглядеть по-другому, "желтизны" добавить, — и о тебе заговорят. Будут узнавать, приглашать… Я лично перед собой такую цель не ставлю. В конце концов, мне не так много лет. Заканчивать свою творческую карьеру я не собираюсь. Хотя в свое время хотелось очень быстрого взлета, в какой-то момент я просто сказала себе: "Ну хорошо, если тебя не так много на телеэкране, народ-то — он есть, страна есть, Россия есть. Вперед!" И я поехала на гастроли с сольными концертами.

Поначалу меня никто не знал, не все организаторы хотели со мной работать. Да, был конкурс "Народный артист", но он был девять лет назад, о нем все давным-давно забыли. А я потихоньку увеличивала коллектив, репертуар, ездила по регионам. Самое лучшее — сарафанное радио. Народ пришел на концерт, остался доволен — в следующий раз привел друзей, и еще друзей, и еще друзей. Залы постепенно стали наполняться, быть аншлаговыми. И этим я дорожу больше, да простят меня продюсеры телевизионного эфира. Потому что одно дело — проехать всю страну, и другое — один-два телеэфира, чтобы тебя узнали.

Но при этом в нашем веселом шоу-бизнесе сложилась ситуация, при которой даже если ты известный, это не означает, что к тебе на концерты приходят зрители. Очень многие мои коллеги говорят: "Мы же не вылезаем с "голубых экранов", а народ не идет!" А народ не идет, потому что платит за концерты своим заработанным рублем.

Поэтому я сама потихоньку занимаюсь своей творческой карьерой. Я не отказываюсь ни от чего, ни от какой работы, ни от каких эфиров, потому что занимаюсь делом, которое я люблю и от которого получаю огромное удовольствие.

Интервью к публикации подготовил Сергей Валентинов

Беседовал 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Марина Девятова: "Количество эфиров не равно популярности"

Потерпевшей потребовалась госпитализация, а злоумышленников полиция задержала полиция по горячим следам: они оказались безработными выходцами с Ближнего Востока

Четверо беженцев изнасиловали пожилую немку

В самое ближайшее время для развития успеха в Дейр эз-Зоре, сирийской армии остро необходимо в ближайшее время переправиться на левый берег Ефрата. В этом им помогает авиация ВКС России.

Уникальные видеокадры уничтожения "флота" ИГИЛ* на Евфрате
Комментарии
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Нападение на главу московского штаба Навального могло быть постановочным
Называется "нашел": Навальный "списал" программу у Медведева
Из-за коротких шорт в Турции появились два "женских" троллейбуса
Из-за коротких шорт в Турции появились два "женских" троллейбуса
Порошенко рассказал о подготовке поставок американского оружия
Европа охнула: в одну лишь Польшу рванул работать миллион украинцев
Ходорковский предложил отдать Россию продажным "боярам"
Из-за коротких шорт в Турции появились два "женских" троллейбуса
Из-за коротких шорт в Турции появились два "женских" троллейбуса
Европа охнула: в одну лишь Польшу рванул работать миллион украинцев
Европа охнула: в одну лишь Польшу рванул работать миллион украинцев
Из-за коротких шорт в Турции появились два "женских" троллейбуса
Из-за коротких шорт в Турции появились два "женских" троллейбуса
Что не так с обвинениями в адрес "Матильды"
Ходорковский предложил отдать Россию продажным "боярам"
Социологи: большинство россиян отказалось голосовать за президента Семенова
"Яблоко" предлагает России смириться
Сегодня Киев должен выплатить Москве 1,4 млн фунтов
Нападение на главу московского штаба Навального могло быть постановочным
Сегодня Киев должен выплатить Москве 1,4 млн фунтов