"Рябиной на коньяке" не брезговал и государь

Нашим современникам знакомы многие марки водок, как наших, так и заграничных. А вот шустовскую водку мало кто вспомнит. Давно уж ушли те, кто ею баловался на рубеже XIX и XX веков и почитал самой лучшей во всем свете. А водок (тогда чаще именовали хлебным вином) было превеликое множество. Включая настойки, их было почти на все буквы русского алфавита от, А до Я: от "Анисовой" да "Вишневой" до "Щавелевой" да "Экстагонной". Оригинальные спиртные напитки производили Шустовы.

Уже без упоминания этого имени мы пьем сегодня по праздникам его "Зубровку" и фирменную шустовскую "Рябину на коньяке". Кстати, благодаря именно Шустовым мы в России пьем не бренди, а коньяк. Но глава династии был не только умелым производителем алкоголя, он едва ли не первым в России осознал действенность рекламы — двигателя торговли.

Образ русского предпринимателя, сына крепостного крестьянина, легко представить себе. Достаточно прочитать или посмотреть чеховский "Вишневый сад". Богатство Лопахина — это закономерный итог его энергии и работоспособности: он встает "в пятом часу утра" и трудится "с утра до вечера". Отмена крепостного права и промышленная революция тоже сделали свое дело. Если для еще одного персонажа "Вишневого сада" — Гаева — железная дорога имеет то преимущество, что позволяет ему съездить из имения в город, чтобы отобедать в ресторане, то для Ермолая Лопахина — средство отправиться по своим коммерческим делам. Вот по такой же мерке был скроен и родоначальник рода Шустовых — Николай Леонтьевич.

Его отец, Леонтий Архипов, (тогда не дворян величали без "вич" в отчестве) в 1802 году приехал в Москву из села Дединова Зарайского уезда Рязанской губернии. Не прошло и десяти лет, как бывший вольноотпущенный крестьянин из имения генерала Измайлова получил звание купца третьей гильдии Кошельной слободы в Москве. Своего сына он назвал Николаем, в честь Николая Чудотворца, поскольку сам числился дьячком прихода церкви Николы в Кошелях.

Читайте также: Парфюмер Брокар помыл и надушил Россию

В 1863 году в Москве был зарегистрирован торговый дом "Шустовъ и сыновья". Родительского наследства хватило на аренду помещения, установку перегонного чана и на зарплату трем рабочим. Винокуренный завод организовали в бывшей кузнечной мастерской на Маросейке. Перед начинающим бизнесменом стояла нелегкая задача, как обойти конкурентов, гнавших "дешевое пойло". Николай Леонтьевич решил производить самую качественную водку и алкогольные напитки, а в помощь к себе призвал рекламу.

Нанятые за хорошую плату студенты ходили по кабакам и трактирам и требовали везде подавать им непременно "шустовскую водку". В качестве бонуса — не более десяти рублей — студентам разрешалось немного побузить. Например, в случае отказа полового подать "шустовскую водку" посетитель мог "дать ему в рыло". Такие случаи бывали и попадали затем в скандальную хронику. Слава отменной и относительно недорогой водки вскоре распространилась по всей Первопрестольной, попала в столичный Питер, а затем понеслась по всей необъятной Руси-матушке.

В результате, предприимчивый предприниматель в 1865 году перевел завод в более просторное помещение на Мясницкой улице, а в 1880 году московский завод Шустова переехал в последний раз — на Пречистенку, на Большую Садовую, напротив церкви Святого Ермолая. К этому времени семья разрослась. У Николая Леонтьевича и Аграфены Алексеевны родилось трое сыновей: Павел, Сергей и Василий.

Своих наследников Шустов-старший поучал таким макаром: "Покупатель нам не друг, он нам слуга и хозяин. Как слугу мы должны научить его покупать то, что выгодно нам, а как хозяина должны научить требовать в магазинах, чтобы им продали то, что нам выгодно. Поэтому лучшей рекламой будет написать не "спрашивайте в магазинах наливки Шустова", а "требуйте везде шустовские наливки".

Читайте также: Три легенды о Савве Морозове

В конце 1880-х компания Шустова полностью перешла с выпуска хлебного вина на наливки и ликеры. Чутье не обмануло Николая Леонтьевича и на этот раз. К тому времени, как царское правительство ввело монополию на производство водки, Шустовы вовсю торговали наливками и настойками. Дело прибыльное, но какое-то несолидное для успешных деловых людей. Фирма Шустовых в 1896 году из торгового дома была преобразована в паевое товарищество с капиталом в миллион рублей. Главным миллионщиком тогда стал старший из сыновей — Николай Николаевич. Отец уже сильно болел и через два года умер. Его похоронили на кладбище при Александровском женском монастыре.

После ухода Шустова-старшего братья не передрались из-за наследства. Дружных братьев Шустовых, горой стоявших друг за дружку, в народе прозвали "американцами". До того они были деловиты и предприимчивы. Первым делом Николай Николаевич Шустов за 50 тысяч рублей сумел прибрать к рукам заложенный в Тифлисском банке армянским купцом первой гильдии Николаем Таировым (Нерсес Таирян) коньячный завод. В 1887 году на месте старой Ереванской крепости Таиров построил первый в России завод, который выпускал коньяк до 1899 года. Несмотря на высокое качество, обыватель Российской империи предпочитал армянскому коньяку дорогой французский. Таиров заложил свой завод. И снова братьев Шустовых выручила реклама.

Николай Николаевич отобрал несколько молодых людей из приличных семей, положил им немалый оклад и отправил в Европу и за океан. Дважды в день эти господа под ручку с дамами заходили в шикарные рестораны и требовали "шустовского коньяку". Узнав, что о таком здесь и не слыхивали, агенты Шустова полностью рассчитывались за обед, к которому даже не притрагивались, и спешно покидали "забегаловку". Через месяц владельцы большинства европейских ресторанов начали заказывать армянские коньяки Шустовых. Ну, а недалекие россияне в очередной раз выказали свое низкопоклонничество перед заграницей: коли в Париже пьют — и нам надобно! Неверие в свой народ и страну — поразительнейшее. Даже на уровне ресторанного меню.

Однако и в России реклама была. Да еще какая! В ней принимали участие, как модные иллюстрированные журналы, так и люди искусства. Популярная в Москве артистка Тамара (ее фамилия так и осталась неизвестной; поговаривали, что она незаконнорожденная дочь князя Трубецкого) во время представления "Бесприданницы", играя Ларису Огудалову, просила подать ей "шустовского коньяку". Когда Островский писал свою пьесу, такой марки еще не существовало. За свою реплику актриса ежемесячно получала полторы тысячи рублей. Наглядная агитация шустовского напитка красовалась на бортах пароходов и дирижаблей, на вагонах конок и даже на первом московском трамвае. Именно Шустовы первыми стали использовать свой логотип, торговый знак — знаменитый колокол на всех этикетках.

Читайте также: Как капитал "Ротшильды из России" наживали

Но Николай Шустов пошел еще дальше. Во время всемирной выставки в Париже он инкогнито послал туда образцы своего коньяка и дегустаторы присудили ему Гран-при. От удивления, что производитель не француз, присудили русскому производителю право именовать свою продукцию не brandy, а cognac. Больше такого права не получил никто. И позже русские коньяки Шустова не раз получали самые высокие награды на различных международных выставках. Поставщик двора Его Императорского Величества — это звание было пожаловано товариществу "Н. Шустов и сыновья" в 1912 году.

Жертвой шустовского пиара пал и будущий британский премьер Уинстон Черчилль, который, как известно, предпочитал армянский коньяк любому другому, упорно называя его в переписке шустовским. Рассказывают, что добродушный "дядюшка Джо" (англо-американское прозвище Сталина) посылал своему союзнику по борьбе с фашизмом по 400 бутылок этого напитка в год. Советская сторона при этом в сопроводительных документах поправляла Черчилля и писала — "бывший шустовский".

Потомственный почетный гражданин Москвы, гласный Московской городской думы, выборный московского купеческого сословия и Московского биржевого общества и т. д. Николай Николаевич Шустов скончался 19 января 1917 года. В завещании он отписал свой дом на Большой Грузинской Пресненскому попечительству для создания в нем богадельни, яслей, народной столовой и вечерних классов для рабочих. После революции Шустовы не разбежались по заграницам, а остались работать на родине, которая их бизнес то и отобрала.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Трамп рассказал Порошенко об ураганах, а Порошенко — как Украине хорошо живется под началом мудрого друга Дональда. Постыдились бы разыгрывать такую плохую сценку. Впрочем, стыдно — это не про них

Театр двух актеров: чем "блеснули" Трамп и Порошенко
Комментарии
Палестинский Нострадамус предрек США страшную гибель
Палестинский Нострадамус предрек США страшную гибель
Объявлена дата нового конца света: Планета Нибиру приближается
Гордиться Гитлером: "Сделаем Германию великой снова"
Главам проблемных банков закроют выезд за границу
Меркель объяснила, почему не хочет признавать присоединение Крыма к России
Россиянам могут запретить материться дома
Порошенко поставил подпись под новым законом об образовании
Судный год: японцы предсказали исчезновение США
Театр двух актеров: чем "блеснули" Трамп и Порошенко
Гордиться Гитлером: "Сделаем Германию великой снова"
Новый владелец НК "Бердяуш" раскрыл хищение в компании РЖД
В Польше объяснили, как Россия навредила Белоруссии
Будет больше: названы варианты вмешательства Запада в дела России
Поле битвы: на что курды обрекли Ближний Восток
Ангела Меркель не будет вести переговоры с партией "Альтернатива для Германии"
В полиции прокомментировали сообщения о семье кубанских каннибалов
Везувий избавил Помпеи от мучительной смерти
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Будет больше: названы варианты вмешательства Запада в дела России
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий