1812 год: как и кем был спасен Петербург?

Когда вспоминают Отечественную войну 1812 года, то касаются лишь боевых действий, что велись на центральном направлении. Но в это время севере и юге России тоже шли бои, о которых нельзя забывать. Сегодня мы расскажем вам о том, как русские сорвали наступление французов на столицу и за что генерал Витгенштейн был прозван "спасителем Петербурга".

Свое пренебрежение к северной и южной кампаниям некоторые историки обычно объясняют тем, что они, по сути дела являлись фланговыми операциями от которых исход войны совершенно не зависел. Однако это вовсе не так. Именно на флангах были первые победы российского оружия, которые совершались в то время, когда основная масса русских войск пассивно пятилась по направлению к Москве.

И именно эти победы, во-первых, сорвали изначальные планы Наполеона, во-вторых, оставили его армию без резервов, и в-третьих — убедили Государя Императора Александра I и его окружение в том, что дело обстоит не так уж и плохо, после чего идея о заключении мира стала абсолютно неприемлема для русского правительства.

Обо всех этих героических страницах истории в современной России почему-то забыли. Однако нам это кажется не совсем справедливым — ведь героизму солдат фланговых армий и полководческому таланту их командиров мы обязаны победой над Наполеоном не меньше, чем войскам центрального направления. Исправить эту несправедливость можно только одним способом — рассказать о этом в цикле статей, посвященных малоизвестным событиям и именам грозного 1812 года. И начнем мы, пожалуй, с боев, которые шли на северном направлении.

Начнем с того, что когда летом 1812 года война с Наполеоном все-таки началась, сразу выяснилось множество недочетов с российской стороны. В частности, оказалось, что самый главный город России, Санкт-Петербург, вообще беззащитен. Вблизи него не оказалось ни одной сильной армейской группировки, а его гарнизон состоял из немногочисленных запасных батальонов гвардейских полков, офицеры которых успешнее покоряли сердца дам, нежели вражеские крепости и редуты.

Читайте также: 1812 год: графа Ростопчина сделали "крайним"

Однако не следует винить Его Императорское Величество и штабных генералов в недальновидности — ведь, согласно плану генерала Пфуля, который был принят нашим командованием, разгром армии Наполеона должен был произойти почти у самой границы в районе города Дрисса. То есть, по господствующим тогда представлениям, противник вообще не был способен подойти к граду Петра. Но когда стало ясно, что план Пфуля, мягко говоря, идеализирует обстановку, от него отказались. Всем стало ясно, что этот самый противник до Петербурга дойти еще как сможет. И, что самое главное, дойдет, если его не остановить.

Начиная кампанию против России, император Наполеон выделил на северный фланг два корпуса. Одним командовал талантливый полководец, маршал Этьен Жак Жозеф Александр Макдональд. Этот командир в свое время прославился тем, что, будучи разгромленным при реке Треббия в 1799 году самим Суворовым, тем не менее, смог благополучно увести остатки армии (что весьма показательно — многим противникам Александра Васильевича не удавалось и этого). Под его командованием находилось 32 тысячи солдат, из которых 20 тысяч были уроженцами Пруссии (ими командовал генерал Граверт). Такое соотношение французов и пруссаков было одним из слабых мест корпуса Макдональда. Другим слабым местом было преобладание пехоты и недостаток кавалерии (были только легкие части прусских гусар) и артиллерии.

Корпусу Макдональда была поставлена задача захвата крепостей побережья Балтийского моря и, в зависимости от обстоятельств, — движение на Петербург. В помощь ему Наполеон выделил другой корпус, которым командовал прославленный ветеран европейских войн маршал Никола Шарль Удино, которого считали одним из лучших стратегов Франции. Под его началом было 28 тысяч солдат (три пехотные дивизии и две кавалерийские бригады), в задачи корпуса входило прикрытие правого фланга Макдональда от возможных атак со стороны армии Барклая де Толли. Кроме того, корпус Удино рассматривался как один из возможных резервов.

Осознав, что столице России угрожает смертельная опасность, Барклай де Толли, который тогда уже исполнял обязанности главнокомандующего, выделил из своей армии 1-пехотный корпус под командованием генерала Петра Христиановича Витгенштейна, в котором было 36 батальонов пехоты, 27 эскадронов конницы, один казачий полк, 9 артиллерийских рот и одна пионерная рота (всего 25 тысяч штыков и сабель при 108 орудиях) и велел его командиру прикрыть все возможные дороги на Петербург. Честно говоря, если бы Михаил Богданович поставил бы перед ним задачу "пойти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю что", Витгенштейн счел бы ее куда более легкой. Как мог корпус, который был слабее, чем каждая из двух армейских группировок, ему противостоящих, контролировать столь огромную территорию?

Впрочем, Витгенштейн был как раз из тех командиров, которым удается выполнить задачу, считавшуюся невыполнимой. Храбрый офицер (он, как и князь Багаратион всегда лично водил солдат в атаки), участник многих европейских кампаний, превосходный стратег и заботливый начальник (его солдаты всегда были сыты, обуты и одеты) — он был человеком действия, а не рассуждения. Поэтому, получив приказ, Витгенштейн остался у Дриссы, когда остальная армия ее уже покинула. Он был спокоен и пока что просто наблюдал за противником.

А у того уже начались первые проблемы. Макдональд двинулся на Ригу, однако шел весьма медленно. Удино же решил подойти к столице кратчайшим путем — взяв крепость Динабург (современный Даугавпилс) на Западной Двине. 1 июля его корпус подошел к этому укреплению, которое охранял гарнизон в 2,5 тысячи человек при 80 пушках. Трое суток французы штурмовал Динабург и ничего не могли с ним поделать — убийственный огонь русских артиллеристов и егерей не давал им даже подойти к стенам. В конце концов 4 июля Удино начал отступление, а защитники крепости, увидев это, умудрись даже послать ему "прощальный привет" — вслед был выслан отряд добровольцев, который завязал бой с арьергардом французской колонны и захватил в плен около 80 человек. Так маленький гарнизон небольшой крепости, сам того не осознавая, в первый раз спас Северную столицу.

С горя Удино захватил никем не охраняемый Полоцк, однако Наполеон, решив, что положение его лучшего стратега становится опасным, повелел ему срочно выступить на Себеж, чтобы соединиться с Макдональдом. К несчастью, Великий Император забыл спросить о том, что думает по этому поводу Витгенштейн — иначе бы он узнал, что в его планы подобное совсем не входит. Петр Христианович понял, что против объединенных сил он никак не выстоит, поэтому, не задумываясь, атаковал корпус Удино на марше в районе деревни Клястицы.

В ходе сражения, которое длилось с 17 по 20 июля, солдаты Витгенштейна полностью разгромили противника, который потерял убитыми и ранеными 10 тысяч человек, а пленными — 3 тысячи (потери русских составили примерно 4 тысячи человек). Остатки корпуса Удино спешно откатились к Полоцку. Витгенштейн в этой битве получил ранение, однако остался в строю. К большому сожалению, в последний день сражения погиб генерал Яков Петрович Кульнев — лучший мастер авангардных и арьергардных боев в русской армии. Он стал первым российским генералом, сложившим голову в этой войне.

Вот тут уже Наполеон испугался не на шутку — теперь Витгенштейн мог полностью разгромить французские фланговые корпуса и выйти в тыл главным силам! Поэтому он срочно отправил на помощь Удино 6-й Баварский корпус, которым командовал генерал Жувийон Сен-Сир. Это соединение, насчитывающее 25 тысяч человек, должно было служить резервом на основном направлении. Но сейчас нужно было спасать Удино, и Великий Император решил им пожертвовать.

Правда, из-за того, что перед отправлением у корпуса отняли всю артиллерию и кавалерию, а также из-за недостатка провианта и участия в нескольких арьергардных боях, численность корпуса, прибывшего в Полоцк, не превышала 13 тысяч человек. В итоге у Удино оказалось 30 тысяч бойцов, однако он не успел воспользоваться преимуществом — Витгенштейн, начавший наступление на Полдоцк, 16 августа подошел к городу. При нем было всего лишь 17 тысяч солдат (пришлось оставить заслоны против Макдональда), однако храбрый генерал, не боясь превосходства противника, 17 августа атаковал французов.

В первый день сражения русским удалось отбросить французов с занимаемой позиции, однако Удино организовал контратаку и остановил наступление. Но при этом он был тяжело ранен, в результате чего командование принял Сен-Сир. На следующий день неприятель чуть было не добился победы — французы сначала атаковали левый фланг русских и отбросили его, а потом навалились на центр. Им удалось потеснить его и захватить семь орудий, но Витгенштейн, не растерявшись, приказал полковнику Ершову атаковать правый фланг противника.

В итоге русская кавалерия обратила противника в бегство, захватила два его орудия и едва не пленила самого Сен-Сира! Наступление французов захлебнулось, и они возвратились на исходные позиции. На следующий день Витгенштейн, потерявший в сражении 5 с половиной тысяч человек, отступил. Но и Сен-Сир, чьи потери составили 6 тысяч человек, совершенно не мог его преследовать. Впрочем, Витгенштейн считал, что потери французов были куда больше — в донесении в Петербург он писал о том, что: "Неприятель убитыми и ранеными потерял против нас конечно втрое; ибо кидаясь пешими колоннами на наши батареи, оставлял всегда большую половину своих людей убитыми на месте".

Многие специалисты считают, что первое сражении при Полоцке было очень похоже на Бородинскую битву — по крайней мере, французы действовали так же. Однако Витгенштен вышел из опасного положения куда лучше, нежели позже фельдмаршал Кутузов — ведь Сен-Сир так и не смог начать преследование русских. Более того, он вообще отказался от активных действий и так и сидел в Полоцке, опасаясь повторения атаки Витгенштейна (через два месяца его опасения сбылись — но это уже другая история).

Витгенштейн же отошел на прежние позиции и стал в ожидании подкрепления наблюдать за действиями противников. Ему не о чем было беспокоиться — Макдональд, который сначала пошел на соединение с Удино, успел лишь захватить оставленный гарнизоном Динабург, а потом, узнав о сражении под Клястицами, повернул назад к Риге. Там он начал штурм города, который был безуспешен — 18 тысяч русских солдан под командованием генерала Эссена стойко отбивали все атаки неприятеля, у которого к тому же совсем не было осадной артиллерии.

Как видите, теперь за судьбу Петербурга можно было не опасаться — Макдональду было не до него, а Сен-Сир не мог наступать из-за недостатка солдат. Так столица Российской Империи была спасена героическими русскими солдатами, которыми командовал талантливый и храбрый генерал Петр Христианович Витгенштейн.

Читайте также: 1812 год: надо ли было сдавать Москву?

Кстати, его самоотверженность была вознаграждена — за сражение под Клястицами Император Александр I пожаловал герою орден Святого Георгия 2-й степени, а также приказал величать его "Спасителем Петербурга". Петр Христианович стал первым генералом, который получил награду в Отечественной войне 1812 года — причем вполне заслуженно.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Потерпевшей потребовалась госпитализация, а злоумышленников полиция задержала полиция по горячим следам: они оказались безработными выходцами с Ближнего Востока

Четверо беженцев изнасиловали пожилую немку

В самое ближайшее время для развития успеха в Дейр эз-Зоре, сирийской армии остро необходимо в ближайшее время переправиться на левый берег Ефрата. В этом им помогает авиация ВКС России.

Уникальные видеокадры уничтожения "флота" ИГИЛ* на Евфрате
Комментарии
Посольство США пригласило россиян за визами в Киев
Ни одна страна, кроме России, не защитит Армению от выпадов извне — Андрей КЛИМОВ
США попались на передаче данных о российских войсках террористам
Низкий IQ и никакой совести: Хиллари Клинтон и ее черные рабы
Ни одна страна, кроме России, не защитит Армению от выпадов извне — Андрей КЛИМОВ
Узбекистан возмущен строительством дельфинария в столице
Пугающий "Запад": в учениях России и Белоруссии нашли "троянского коня"
Как США будут мешать инициативе Путина о миротворцах в Донбассе и что из этого выйдет
Эксперт: сбить ракету КНДР почти невозможно
Россия готовится к отражению иностранного вмешательства
Тома Круза хотят пожизненно посадить за смерть двух пилотов
Посольство США пригласило россиян за визами в Киев
США попались на передаче данных о российских войсках террористам
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
Член королевской семьи из ЕС прибыл в Крым
Погибнут миллионы: пророки и ураганы раздули панику в США
В СБ ООН Порошенко потрясал паспортами "российских военных" и просил прислать миротворцев в Донбасс
"Яблоко" предлагает России смириться
Эксперт: сбить ракету КНДР почти невозможно
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
Чернобыльскую АЭС переполнили радиоактивные материалы