1812 год: адмирал, которого сделали крайним

В ноябре 1812 года из-за несогласованности действий русских военачальников был упущен случай окончательно разгромить армию Наполеона в сражении на реке Березине. Однако "козлом отпущения" был назначен только командующий Дунайской армией адмирал Павел Васильевич Чичагов. Его даже обвинили в трусости. Однако насколько справедливо подобное обвинение?

Павел Васильевич Чичагов родился в 1767 году в семье капитана российского флота Василия Яковлевича Чичагова, выходца из небогатых дворян Костромской губернии, ставшего впоследствии знаменитым флотоводцем в "славный век" Екатерины II. Павлуша появился на свет 27 июня — в день Полтавской баталии, "что уже само по себе было добрым знаком", — как напишет в своих мемуарах будущий "сухопутный адмирал".

Вспоминая отца, Павел Васильевич очень тепло отзывался о нем не только как о человеке несомненных достоинств, но и как о своем начальнике с которым "имел счастье служить до 30 лет". "Матушка была женщина здравомыслящая и рассудительная и, как природная саксонка, передала мне, как я думаю, тот свойственный этому племени, дух независимости, который я навсегда в себе сохранил", — собственноручно написал Чичагов.

С четырнадцати лет представителя "золотой молодежи" записали в военную службу, вместе с эскадрой отца Чичагов принимал участие в сражениях против шведов. В чине капитана 2-го ранга Павел Чичагов отличился в бою со шведским флотом у острова Эланд. В 1792-93 годах в сопровождении своего учителя, известного в то время математика Гурьева, жил в Англии, изучая английский язык и морское дело. Впоследствии англофильство Чичагова доходило до такой степени, что он сделался "англичанин до презрения всего русского". Как тут не вспомнить одного из героев тургеневских "Отцов и детей", который, будучи англофилом, общался с крестьянами, зажимая нос надушенным платком.

Читайте также: 1812 год: мечтал ли Наполеон о Малороссии?

В 1797 году "мажор" Чичагов, командуя кораблем "Ретвизан", участвовал в больших флотских маневрах под штандартом государя императора Павла I. Вверенный его командованию корабль оказался одним из лучших и монарх наградил капитана орденом св. Анны 3-й степени и чином полковника, но конверт, в котором был послан приказ о производстве, был адресован ему как подполковнику. Чичагов запросил руководителя флота графа Кушелёва, должен ли он считать себя полковником. Кушелёв, бывший незадолго перед тем мичманом у Василия Яковлевича Чичагова, ответил: "Конечно, нет, ибо вы должны видеть, что на конверте вы означены подполковником".

Павел Чичагов принялся хлопотать об отставке, которую ускорил Кушелёв, оклеветав его перед императором в нежелании служить по указанию последнего и Павел немедленно лишил своего тезку мундира и орденов и велел посадить в Петропавловскую крепость, в отделение государственной тюрьмы. Навестив Чичагова в заключении, император нашел помещение его слишком чистым и светлым и приказал перевести в каземат. В июле 1799 года Павел I освободил его и встретил словами: "Позабудем, что произошло, и останемся друзьями".

В жизни Чичагова это был первый, но далеко не единственный случай предвзятого к нему отношения. В 1807 году Чичагов получил чин адмирала и звание министра морских сил. В 1812 году император Александр I назначил Чичагова главнокомандующим Дунайской армией, Черноморским флотом и генерал-губернатором Молдавии и Валахии. При прощании император сказал своей креатуре: "Я вам не даю советов, зная, что вы злейший враг произвола". После начала войны с Наполеоном генерал Г. Армфельд заметил государственному секретарю А. С. Шишкову: "Какая странная мысль — доверить сухопутную армию адмиралу?"

В ноябре 1812 года из-за разногласий между русскими военачальниками был упущен случай окончательно разгромить Наполеона в сражении на реке Березине. Остатки "Великой армии" оказались в кольце трех русских, но французам удалось избежать окружения. Представляется, что свою роль тут сыграли военный гений Бонапарта, который бросил на произвол судьбы тысячи несчастных отставших и гражданских (вообще свойственное Наполеону отношение к людям), самоотверженная работа французских солдат и офицеров, а также самонадеянность некоторых русских полководцев и допущенная Александром I ошибка, поставить своего любимца адмирала Чичагова во главе сухопутных войск.

В соответствии с тщательно продуманным французским императором планом эвакуации, в котором не нашлось места для следовавших вместе с его армией людьми, которых он обрекал на неминуемую мучительную гибель, решающим фактором оказалась быстрота приготовлений. Британский историк Дейвид Джеффри Чендлер (David Geoffrey Chandler, 1934 — 2004), специалист по наполеоновским войнам, отмечал: "От большого мороза ночью 24-25 ноября грязь на берегах Березины затвердела, что облегчило работу саперов, и генерал Эбле принялся за дело, умело маневрируя своими скудными ресурсами для крайне важной задачи. К счастью, он ухитрился спасти от костров, в которых погиб его понтонный поезд в Орше, "…две полевые кузницы, две повозки с углем и шесть крытых повозок с инструментами и гвоздями".

В течение 25 ноября были выполнены различные "демонстрации". Самым удачным было тактическое отвлечение, проведенное около Ухолоди. Здесь отряд кирасир Удино вместе с пехотой, несколькими пушками и большой толпой беженцев спустились на берег реки и ухитрились устроить такой шум, что создавалось впечатление лихорадочной постройки моста. Адмирал Чичагов немедленно попался на эту удочку. Во всяком случае, он и без того уже получил сбившую его с толку депешу от Кутузова, в которой его предупреждали, что Наполеон скорее всего попытается переправиться через Березину около Бобруйска. Бурная "деятельность" Удино вполне подтверждала впечатление, что главные действия французов будут направлены на лагерь Чичагова южнее Борисова.

Поэтому, невзирая на протесты многих офицеров, адмирал приказал своей армии отойти к Собачевичам, бросив позиции напротив Студенки и Борисова. Французские штабные офицеры, с тревогой изучавшие в подзорные трубы противоположный берег в окрестностях Студенки, едва могли поверить своим глазам, когда увидели, что русские снимаются с лагеря и уходят на юг. Генерал Рапп бросился к Наполеону с доброй вестью. 'Я перехитрил адмирала! — воскликнул император. — Он думает, я сейчас нахожусь в том месте, где приказал провести отвлекающий маневр, — он направляется к Борисову!'"

Автор последней биографии Кутузова, Лидия Ивченко, ссылаясь на воспоминания подчиненных Чичагова, хранящихся в Российском государственном военно-историческом архиве, пишет: "9 ноября авангард генерала И. Ламберта овладел Борисовом и обнаружил в одном из домов письмо Наполеона генералу Брониковскому, где сообщалось, что 10 ноября в Борисове будет располагаться главная квартира Великой армии.

К изумлению Ламберта, Чичагов этой информацией пренебрег, расположив в этом городе, в тылу которого находилась река, свою собственную главную квартиру, а также казну, обоз и раненых. Главные силы Дунайской армии были оставлены им на противоположном, ближайшем к французам правом берегу. Эта ошибка Чичагова, имевшая пагубные последствия, отмечалась всеми участниками сражения, так же как и заносчивая самонадеянность адмирала, не способного выслушивать советы".

В рапорте Кутузова Александру I сказано: "Авангард под командою графа Палена, будучи встречен в 10-ти верстах от Борисова всею (…) неприятельскою армиею, привел оную на плечах своих в Борисов в то время, когда в оном Главнокомандующий спокойно обедал". В результате русские потеряли казну, обозы и всех раненых.

Нужно сказать, тут была цепь несчастливо сложившихся обстоятельств, а не только вина одного-единственного адмирала. После событий на Березине фельдмаршал Кутузов отправил Чичагову письмо, в котором были такие строки: "Лестно всякому иметь такого сотрудника и такого товарища, какого я имею в Вас". В узком кругу "старый лис" Кутузов, по свидетельству современников, "говорил с насмешкою, что простить даже можно Чичагову по той причине, что моряку нельзя уметь ходить по суше и что он не виноват, если Государю было угодно подчинить такие важные действия в тылу неприятеля человеку, хотя и умному, но не ведающему военного искусства".

А вот резюме, изложенное выдающимся военным теоретиком Карлом Клаузевицем: "Чичагов считал наиболее вероятным, что Наполеон выберет более южное направление и, следовательно, попытается обойти его правый фланг, так как это даст ему возможность наиболее сблизиться с армией Шварценберга. Исходя из этого чересчур прочно укоренившегося в нем мнения и утвердившись в нем еще более вследствие ошибочной ориентировки, исходившей от самого Кутузова, он принял приготовления Виктора к постройке моста за демонстрацию и полагал, что Наполеон в действительности уже находится на пути туда".

Не будем более останавливаться на тех событиях, приведших в последствии к тому, что имя адмирала Чичагова оказалось в центре скандала. Чичагова не наказали. Разве что известный литератор Иван Крылов написал по поводу сражения при Березине известную басню "Щука и Кот". Иногда слышались обвинения адмирала в измене.

Особенно нелицеприятную характеристику англофилу Чичагову дал русский военачальник Александр Федорович Ланжерон, бывший французский эмигрант Alexandre Louis Andrault, comte de Langeron, marquis de la Coste и т. д. В своих записках он пишет про Павла Васильевича: "Голова его ежеминутно изобретала новые проекты, а проекты эти, обыкновенно вздорные и неприменимые, надо было проводить в исполнение сию же минуту. Он не имел ни одной правильной идеи и чрезмерное самолюбие не позволяло ему ни слушать, ни принимать советов".

Ланжерон вообще бывал частенько пристрастен в своих оценках, но тут его точка зрения на адмирала Чичагова подтверждается мнениями генералов, участвовавших в сражении при Березине — Ламберта, Щербатова, Красовского. Клаузевиц прямо упрекал Павла Васильевича в трусости, когда написал: "Из страха перед Наполеоном он (Чичагов — Ред.) не отважился поспешить с армией на помощь генералу Чаплицу, а остался в Борисове и лишь послал Чаплицу подкрепление".

Читайте также: 1812 год: успехи "сухопутного" адмирала

В 1814 году Чичагов навсегда покинул родную землю. Спустя 20 лет новый император Николай Павлович уволил Чичагова со службы. После этого он принял британское подданство. В том же 1834 году Чичагов полностью ослеп. Последние годы он жил у своей дочери, графини Екатерины дю Бузе (du Bouzet). 1 сентября 1849 года Павла Васильевича не стало — герой войны 1812 года умер в полном забвении…

Читайте самое актуальное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Россиянин вступил в ИГ* c поддельным таджикским паспортом
За и против: названы варианты болезненного ответа России на санкции США
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Теплая война и революция: как Запад надеется развалить РФ
Теплая война и революция: как Запад надеется развалить РФ
Ломбардия и Венето решили повторить судьбу Крыма
Теплая война и революция: как Запад надеется развалить РФ
Полоснули по горлу и сбежали: "Эхо Москвы" атаковано
Полоснули по горлу и сбежали: "Эхо Москвы" атаковано
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Божена Рынска собралась в эмиграцию после выдвижения Собчак в президенты
Божена Рынска собралась в эмиграцию после выдвижения Собчак в президенты
Британцы будут отслеживать пчел по микрочипам
Полоснули по горлу и сбежали: "Эхо Москвы" атаковано
Европа изгоняет фонд Сороса за разрушение суверенитетов
Полоснули по горлу и сбежали: "Эхо Москвы" атаковано
Полоснули по горлу и сбежали: "Эхо Москвы" атаковано
Лондон предлагает ООН ввести в обращение термин "беременные люди"
Америка приведет ядерные бомбардировщики в минутную боеготовность
Америка приведет ядерные бомбардировщики в минутную боеготовность