Секретная губерния Екатерины Великой

Петр I создал русский флот. Историки считают это утверждение аксиомой. Увы, это был лишь прибрежный флот. С 1700 года по 1762 год наши корабли 99 процентов времени отстаивались в гаванях, а то и стояли на камелях на берегу. Екатерина II в 1762 году взошла на престол и обнаружила мало боеспособное скопище кораблей, стоявших в Кронштадте и Ревеле.

Екатерина всеми силами пыталась оттянуть войну с Османской империей, чтобы стабилизировать ситуацию с Польшей и закончить реорганизацию своей армии и флота. Однако 25 сентября 1769 года русский посол в Стамбуле Обресков и 11 человек его свиты были арестованы, под улюлюканье толпы проведены через весь Стамбул и заключены и Семибашенный замок (тюрьму Еди Куллэ). Это был турецкий способ объявления войны.

Екатерина ответила послу в Англии графу И. Г. Чернышеву: "Туркам с французами заблагорассудилось разбудить кота, который спал; я сей кот, который им обещает дать себя знать, дабы память не скоро исчезла. Я нахожу, что мы освободились от большой тяжести, давящей воображение, когда развязались с мирным договором; надобно было тысячи задабриваний, сделок и пустых глупостей, чтобы не давать туркам кричать. Теперь я развязана, могу делать все, что мне позволяют средства, а у России, вы знаете, средства не маленькие".

До этого Россия в течение 100 лет уже пять раз воевала с Турцией и крымскими татарами. И каждый раз по одной и той же схеме: поход в Молдавию и на Дунай и (или) поход в Крым. Екатерина же решила поджечь Османскую империю со всех четырех концов. Для этого в Средиземное море была послана эскадра из семи кораблей, фрегата, бомбардирского корабля и четырех транспортов. Современному читателю, который регулярно летает в Египет, Анталию, на Кипр и Мальту, трудно понять революционное или даже фантастическое решение императрицы. Вспомним, что ее предшественница Елизавета Петровна не могла понять, почему в Англию нельзя проехать в коляске. А султан Мустафа III долго смеялся, узнав, что русские гяуры собираются плыть из Кронштадта в Дарданеллы.

Но русский флот в феврале 1770 года прибыл на Средиземное море, а в ночь с 26 на 27 июня эскадра графа Алексея Орлова сожгла турецкий флот в Чесменской бухте. А в сентябре того же года русские корабли стояли в прямой видимости Дарданелльских фортов. Замечу, что с конца XV века вплоть до Чесмы турецкий флот считался сильнейшим на Средиземном море. Что же произошло?

Читайте также: Долой Митрофанушек, или Любовь и алгебра

Мужество и храбрость русских солдат и матросов общеизвестны. Но такое могло произойти лишь только при новых людях с новым нетрадиционным мышлением — Екатерине Великой и "екатерининским орлам". Екатерина Великая никогда не считала себя "хозяйкой земли русской", то есть помещицей, на которую работают миллионы крепостных. Наоборот, она сравнивала себя с невестой, которая принесла в приданое России 15 губерний. Впрочем, об одной губернии матушка-государыня, равно как позднейшие царские, советские и антисоветские историки, предпочитала помалкивать. А что было дальше с эскадрой Орлова — и школьные, и даже вузовские учебники истории умалчивают.

Далее историки описывают блестящие победы Румянцева и Суворова, восстание Пугачева и т. д. А между тем русский флот ушел из Средиземного моря лишь в начале 1775 года, А что он там делал пять (!) лет? Ловил княжну Тараканову? Екатерина II после Чесмы направила на Средиземное море еще три эскадры, всего в Архипелагеi(Так тогда именовали острова Эгейского моря) имелось только кораблей (тогда термин "линейный корабль" не употреблялся) — аж девятнадцать! Граф Орлов оказался один в чужом море. Транспортные суда, пришедшие из Кронштадта за 5 лет, можно пересчитать по пальцам. Все побережье Средиземного моря от Далмации до Дарданелл и от Дарданелл до Туниса было турецким.

Франция и Испания враждебно относились к русским и не допускали их в свои порты. Правда, мальтийские рыцари и итальянские государства готовы были оказать гостеприимство, но только за очень хорошие деньги. Эскадра Орлова должна была погибнуть менее чем за месяц, как Великая армия Наполеона в России. По первоначальному плану Екатерины предполагалось высадить небольшие десанты на территории материковой Греции, а затем "сыны Эллады" должны были поднять восстание, выгнать турок и предоставить свои порты русским. Но турки сосредоточили в Греции большие силы, а вожди повстанцев не ладили между собой и так и не сумели создать регулярное войско.

В итоге русским десантникам пришлось убраться на корабли. И тогда Орлов с санкции императрицы решает основать российскую губернию на Кикладских и прилегающих островах Эгейского моря. Кто предложил выбрать остров Парос главной базой русского флота — неизвестно. Во всяком случае, стратегически он выбран удачно. Парос принадлежит к Кикладским островам (южная часть Эгейского моря) и находится в центре их. Таким образом, владея Паросом, можно легко контролировать Эгейское море и подступы к проливу Дарданеллы, до которого около 350 км.

До ближайшей точки полуострова Малая Азия от Пароса 170 км, и туркам высадить десант с материка на остров невозможно, не обеспечив себе господства на море.15 октября 1770 года эскадра графа Алексея Орлова в составе кораблей "Три Иерарха", "Ростислав", "Родос", бомбардирского корабля "Гром", фрегатов "Слава", "Победа" и "Святой Павел" прибыла к острову Парос. В течение нескольких месяцев конца 1770-го и начала 1771 года 27 населенных островов Эгейского моря были заняты русскими или добровольно перешли на их сторону, причем население островов обращалось к командованию эскадры с просьбой принять их в подданство Екатерине II.

К моменту захвата русскими на Паросе проживало 5 тысяч человек, в подавляющем большинстве православных греков. Они занимались хлебопашеством, виноградарством и овцеводством. Население острова влачило нищенское существование. Турецких властей на острове не было, и греки радостно приветствовали наши корабли. Русские моряки использовали обе бухты острова — Аузу и Трио, где были оборудованы стоянки кораблей. Но столицей "губернии" стал город Ауза, построенный русскими на левом берегу одноименной бухты. Первым делом бухта была укреплена, на ее левом берегу построили два форта с каменными брустверами на девять и восемь 30- и 24-фунтовых пушек. На островке у входа в бухту расположили 10-орудийную батарею. Соответственно, была укреплена и бухта Трио. На левом берегу бухты Ауза возвели здание Адмиралтейства. Да, да! Российского Адмиралтейства! Балтийский флот имел Адмиралтейство в Петербурге, на Черном море Адмиралтейства тогда вообще не было, как не было и флота, а вот на Средиземном море возникло Адмиралтейство для нашего "Архипелажного флота".

В Аузу из Петербурга были выписаны десятки корабельных мастеров, включая знаменитого А. С. Касатонова, который позже стал главным инспектором кораблестроения. Губерния из 27 островов должна была обеспечивать флот численностью до 50 вымпелов и несколько пехотных полков. Поэтому острова были обложены податью (10-процентным налогом) на хлеб, вино, строевой лес и т. д. Определенная доля налога взималась деньгами. Кроме того, часть этих товаров покупалась русскими властями, но установить пропорцию между оплачиваемыми товарами и собираемыми налогами автору не удалось. Но, увы, этих налогов не хватало, да и Орлов не желал становиться в тягость дружественному православному народу. За все должны платить басурманы!

Греки, в особенности островитяне, уже с XV века держали в своих руках большую часть морских перевозок в Средиземноморье. Пиратство же они считали вполне законным бизнесом, как бы частью торговли. Единственное, что их сдерживало, это преобладающая мощь турецкого флота. Чесма и ряд других побед русского флота избавили их от турок. Еще до Чесмы несколько греческих владельцев торговых судов (они же были капитанами) прибыли к Орлову и попросились в русское подданство. Граф охотно принял греков и разрешил поднять на их кораблях Андреевские флаги. И вот по всему Восточному Средиземноморью полетели фрегаты, бриги, шебеки и галеры под русскими флагами. Вспомним, что огромная турецкая империя почти не имела дорог, и торговля шла в основном морем. Ежегодно сотни турецких, да и чего греха таить, нейтральных судов становились добычей греческих корсаров. Причем, иной раз в крейсерство ходил и смешанный (русско-греческий) экипаж под командованием русских офицеров. Корсары совершили несколько дерзких налетов и на турецкие порты в Малой Азии, Сирии и Египте.

Читайте также: Не Иоанн Грозный, а Иоанн Тишайший

Надо сказать, что греческие капитаны не "крысятничали" и отдавали положенное властям губернии, как деньгами, так и натурой. Тот же Алексей Орлов получил массу драгоценностей, породистых скакунов и знатных красавиц. Турецкая морская торговля была парализована, в Стамбуле начался голод. Выручили турков французы, которые под своим флагом перевозили продовольствие и другие товары в турецкую столицу. Граф Орлов и русские адмиралы требовали у императрицы разрешения захватывать французов всех без разбора, но из-за нерешительности Екатерины этого сделано не было.

25 июля 1774 года к русской эскадре адмирала Елманова, стоявшей у острова Тассо, подошла турецкая полугалера с белым флагом. На ней прибыли майор Белич (серб на русской службе) с письмом от фельдмаршала Румянцева, в котором говорилось, что 10 июля был заключен мир с турками. Кампания в Архипелаге закончилась. Екатерина не сумела сдержать обещаний, данных грекам. Наши адмиралы говорили им, что после войны если не вся Греция, то, по крайней мере, "губерния" войдет в состав России. А теперь на острова должны были вернуться турки.

По мере возможности Екатерина постаралась облегчить участь доверившихся ей греков. В условия мира была включена статья об амнистии для всех греков, славян и албанцев, сражавшихся на стороне России. Следить за выполнением этой статьи турками было поручено русским консульствам в Греции. Всем желающим из населения островной губернии было позволено на русских и греческих судах отплыть в Россию. Тысячи греков уехали в Россию, большинство из них поселилось в Крыму и на побережье Азовского моря. Гимназию перевели в Петербург, где была открыта Греческая гимназия, позже переименованная в Греческий корпус.

Несколько корсарских фрегатов с греческими беженцами — "Архипелаг", "Тино", "Святой Николай" и др., замаскировавшись под торговые суда, прошли Проливы, а затем стали одними из первых кораблей рождавшегося Черноморского флота. Екатерина приказала сформировать в Крыму Греческий пехотный полк. Многие греческие корсары стали адмиралами русского флота. Среди них Марк Войнович (он имел сербские корни), Панаиоти Алексиано, Антон Алекиано и другие.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Школьница попала в больницу после 500 приседаний в наказание
СМИ: Германия устала платить за санкции против России
Школьница попала в больницу после 500 приседаний в наказание
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Какие капли от насморка действительно помогут
Какие капли от насморка действительно помогут
Какие капли от насморка действительно помогут
России и Японии предрекли скорую ссору
Принц Уильям недоволен: в мире стало слишком много людей
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
"Надо что-то придумать": в США встревожены возможностями российской снайперской винтовки
На родине Христа отменили Рождество из-за Трампа
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Медленно, но верно: арабских женщин выпускают из Средневековья
Молодушки заводят старичков

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры