Русский Мюнхаузен - сын известного отца

В когорте знаменитых авантюристов обычно называют европейцев: Казанову, Сен-Жермена, графа Калиостро, Фердинанда де Лессепса, построившего Суэцкий и Панамский каналы. Но и в России тоже были свои авантюристы. Одним из самых интересных можно назвать Романа Медокса, сына учредителя Большого театра. Его приключения происходили в период Отечественной войны 1812 года и восстания декабристов, на фоне Золотого века русской культуры, а биография пестрит белыми пятнами и непроверенными слухами.

"Он сам забывает, что лжет, и уже сам почти верит тому, что говорит", — говорил о главном герое своего "Ревизора" Хлестакове драматург Гоголь. Роман Медокс, который при Александре Первом 14 лет безвылазно просидел в Шлиссельбургской крепости как опасный преступник, тоже много врал о себе. О некоторых его авантюрах — например, о том, как он собрал на Кавказе среди горцев ополчение для борьбы с Наполеоном — стало известно благодаря сохранившимся документам. Собственным россказням Медокса доверять не стоило. Поэтому остались неизвестными точный год его рождения и происхождение этого загадочного человека.

Версию о своем еврейском происхождении Роман Михайлович Медокс опровергает в письме на имя шефа жандармов, небезызвестного Бенкендорфа. Рекламирую свои услуги по разоблачению нового (им же выдуманного) заговора декабристов, Медокс предлагает жандармскому начальнику удостовериться, "сколь ложны справки циркуляра, будто покойный отец — английский жид". "Отец так прозван актерами, ибо достоинства всегда возбуждают зависть", — поясняет авантюрист. Через десять лет, находясь в Шлиссельбургской крепости, в письме к брату он рассказывает, почему шеф жандармов считал его "англинским жидом": дескать, неприлично держать англичанина в крепости.

Потомки Медокса выдумали версию о своем происхождении "от древне-финикийских племен, живших в нынешнем Закавказье". Но в сохранившемся № 81 "Санкт-Петербургских ведомостей" от 9 октября 1767 г. напечатано объявление о выступлении циркача "аглинского эквилибриста" по имени Меккол Медокс. "Московские новости" от 19 февраля 1776 г. величают его без затей — "англичанин г. Маддокс". Михаил Георгиевич Медокс был учредителем и многолетним директором московского Большого театра. Этот театральный антрепренер воспитывал троих сыновей. Одного из них — адъютанта генерала Вельяминова — боевой генерал А. П. Ермолов в 1822 г. Описывает генералу Закревскому как "величайшую дрянь". Но в русской истории остался яркий след лишь одного — Романа Михайловича Медокса.

В каком году он родился, точно неизвестно. По словам самого Медокса, в 1795 г. его племянник утверждал, что дядя родился 18 июля 1789 г. Некоторые исследователи склоняются к тому, что дата рождения Медокса — 1793 год.

Фото: AP

Восемнадцатое столетие — век признанных космополитичных авантюристов. И Медокс, который сам сравнивает себя с Мининым-Пожарским и Жанной д'Арк, чуточку напоминает таких героев Просвещения. Однако на пороге уже стоял 1812 год. Во время войны с Наполеоном у Медокса созревает хитроумный план. Он прибывает на Кавказ, чтобы якобы по царскому повелению: собрать среди горских народов ополчение для борьбы с Бонапартом. Роман Медокс, надев мундир лейб-гвардии конного полка поручика и, как пишет историк С. Я. Штрайх, "назвавшись флигель-адьютантом Соковниным, явился в центр тогдашнего управления Кавказом — город Георгиевск — в качестве адъютанта всесильного министра полиции генерала Балашева, — убеленные сединами и украшенные орденами местные представители высшей власти приняли этого молодого человека с подобающими его служебному положению почестями". Губернаторы и командующие войсками, местные начальники и боевые генералы наперебой стараются выслужиться перед эдаким "Хлестаковым".

Читайте также: Петлюра — национальный герой или исторический авантюрист?

Казенным палатам одни за другими следуют предписания выдать лже-адъютанту огромные суммы (до 10 тысяч рублей), облеченного царским доверием гостя потчуют обедами, зазывают на увеселительные прогулки, устраивают в его честь праздники. И рапортуют начальству, как они, невзирая на чинимые им преграды, содействуют Соковнину в выполнении им возложенного на него поручения. Сфабриковав "секретное" предписание, по которому Соковнину должна была выдаваться вся официальная переписка губернатора — как идущая от него в столицу, так и поступающая из министерства к нему — самозванец предъявил его местному почтмейстеру. Почту людей, которые не доверяют мнимому адъютанту, Медокс перехватывал при помощи законного представителя власти. Авантюрист действовал с размахом, но поскользнулся на мелком жульничестве. По пути на Кавказ Медокс как бы "репетирует" свой главный выход, и испрашивает на дела государственной важности "для набора войск из черкес и разных племен кавказского народа" незначительные казенные суммы (по нескольку сот рублей) в Тамбовской, Воронежской и Ярославской губерниях.

Фото: AP

Получив соответствующие донесения, столичный главнокомандующий генерал Вязьмитинов приказал задержать самозванца. При аресте 6 февраля 1813 г. в Георгиевске, Медокс назвался Всеволожским. Под этим именем его доставили в Петербург, где на допросе он назвался князем Голицыным. В докладе на высочайшее имя Вязьмитинов высоко оценивает личные качества Медокса: хорошее воспитание,знание трех иностранных языков, знакомство с историей и литературой, умение рисовать, и "особливо основательным знанием отечественного языка и большими навыками изъясняться на оном легко и правильно". Свои аферы самозванец объяснял тем, что "из честолюбия сделался он мечтателем". Александр I не понял юмора и повелел заключить самозванца в Петропавловскую крепость навсегда "для воздержания от подобных поступков".

Следствием было установлено, что Роман Медокс, изгнанный отцом за распутство, работал писарем при полиции, оттуда тоже был изгнан, определился унтер-офицером в какой-то армейский полк, бывший в походе, и дезертировал. В июне 1812 г., при наборе ополчения Медокс пристал к полку, формировавшемуся в Дмитрове князем Одоевским, которого вскоре сменил князь Касаткин-Ростовский. Когда полк перешел в Тарутино, Медокс украл у князя деньги и скрылся. Позднее Медокс отомстил Касаткину, назвав его одним из главарей тайного общества.

С декабристами Медокс познакомился в Шлиссельбургской крепости. С некоторыми даже близко сошелся. Новые друзья научили Романа, мотавшего 14-й год, "азбуке — говорить сквозь стену посредством стука", как он впоследствии доносил лично императору Николаю Павловичу. Раскаявшегося авантюриста, который хотел служить на дипломатическом поприще, царь в начале марта 1827 г. выслал в Вятку под надзор полиции. Через этот город пролегал путь в Сибирь, здесь жили некоторые ссыльные декабристы. Медокс общался с ними и доносил в Третье отделение. И все же дух авантюризма оказался сильнее: Роман Михайлович скрылся из Вятки, выправив себе паспорт на чужое имя.

Некоторое время неуловимый Медокс со своей внешностью иностранца и знанием нескольких иностранных языков проживал в интернациональной Одессе. Талант Медокса раскрылся не в сборе народного ополчения и не в карьере дипломата — он стал секретным осведомителем и информатором правительства Николая I.

В 1829 г. в чине рядового он поселился в Иркутске. Медокс оказался вхож в дом тамошнего губернатора А. Н. Муравьева, проходившего по делу декабристов, но помилованного. Поводом было ухаживание за свояченицей Муравьева, княжной Шаховской, одной из тех немногих декабристок, что последовали за мужем в Сибирь. В 1832 г. авантюрист сообщил в столицу о раскрытии тайны — в Москве и Петербурге якобы действует тайное общество "Союз великого дела", участники которого имеют постоянную связь с отбывающими ссылку на Петровском заводе декабристами. Доказательством служила состряпанная Медоксом шифрованное письмо бывшего генерала, одного из руководителей "Южного общества" А. П. Юшневского.

Осведомителю организовали поездку на Петровский завод, дабы проникнуть в ряды "заговорщиков". За заслуги Медокс был переведен в Москву, где выгодно женился, попутешествовал по российской провинции, но потом сильно поиздержался. В конце концов, жандармы поняли, что их надувают, и снова отправили хитреца в Шлиссельбургскую крепость. На этот раз Медокс просидел в знакомых стенах не 14 лет, а 22 года. В июне 1856 г. он вышел по амнистии Александра II. Скончался Роман Медокс 22 декабря 1859 г. в родовом селе Притыкине, Каширского уезда, от двукратного апоплексического удара.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор