Густаво Сербино: Нас спасли тела погибших

13 октября исполняется 40 лет со дня крушения в аргентинских Андах самолета "Фоккер-27" ВВС Уругвая с командой регбистов на борту. Через 73 дня выживших (16 из 45 членов экипажа и пассажиров) случайно обнаружил чилийский погонщик мулов, и спасенные вскоре вернулись в Монтевидео героями. Однако после признания, что они ели человеческое мясо погибших товарищей, о них стали говорить как о злодеях и грешниках. Принять решение есть человеческую плоть было очень трудным, но это было высшим проявлением любви. В этом абсолютно уверен Густаво Сербино Стахано — один из шестнадцати. Сегодня он — успешный предприниматель и президент Федерации регби Уругвая, любезно согласился дать интервью "Правде.Ру".

— Расскажите о своей семье, о себе накануне трагедии 1972 года.

— Я был пятым в семье из девяти детей. Рос бунтарем и худшим учеником в классе. По настоянию родителей с трудом закончил католический колледж. За год до событий в Кордильерах я работал в составе благотворительной организации, которая строила детские сады на дотации, и даже подумывал продолжить духовное образование. Перед тем, как подняться 13 октября 1972 года на борт самолета, я только что разорвал отношения с девушкой и думал, что наступает переломный момент в моей жизни. Наша команда (выпускников колледжа. — Ред.) летела в Чили, чтобы поиграть на земле Сальвадора Альенде, первого социалистического руководителя, избранного демократическим путем. Доллар был дешевым, женщины красивы, и жизнь прекрасна. Мы — молодые люди от 18 до 23 лет арендовали самолет курсом на Сантьяго-де-Чили. Но так сложилась жизнь и обстоятельства, что этот самолет врезался в гору, и мы приобрели опыт, который стал опытом невероятного выживания. Мне тогда только что исполнилось 19 лет.

— Один журналист спросил, 72 или 73 дня провела команда у разбитого самолета, и один из вас ответил, что он не мог потерять день, иначе это был бы не день, а 24 часа.

— Я могу сказать, что есть огромная разница между психологическим и реальным временем. Если ты ждешь, когда подъедет скорая помощь, чтобы спасти сына — минуты кажутся часами, а если проводишь медовый месяц, то он пролетает, как миг. Мы провели там 73 дня, и могу сказать, что по моим ощущениям, из-за того, какую боль и трудности мы пережили, мне показалось, что прошли века.

— Вы думали над тем, что помогло вам выжить?

— Сразу могу вам сказать, что человеческая способность стойко переносить лишения и страдания не имеет границ. А так как мы имеем способность забывать плохое, то я никогда не просыпался в ужасе от приснившегося кошмара о том, что мы пережили. Человек имеет счастливую способность забывать боль, и в течение времени переживать события так, как будто это был всего лишь страшный фильм. Повседневно я спокоен, но если мысленно начинаю погружаться в прошлое и переживать те события, то, в конце концов, как бы попадаю в совершенно другое измерение, и тогда, пребывая там, я чувствую, что должен объединить всех, наполнить всех любовью, призвать к действию с одной целью — выжить, чтобы никто не умер. Слава Богу, нам тогда это удалось сделать, поскольку все из тех, кто не умер сразу, в результате удара, схода лавины и полученных травм, остались живы. Достаточно сказать, что при ясном небе мы терпели перепад температур в течение суток до 90 градусов, от 40 градусов жары до 40 градусов мороза.

Читайте также: По следам позабытых героев…

— Некоторые думают, что выжившие в подобных трагедиях извлекают из этого материальную выгоду, основанную на печальной славе. Что вы чувствуете, когда вам это говорят?

— Ничего не чувствую, я просто пригласил бы всех желающих провести на высоте четырех тысяч метров 73 дня, только тогда они смогут хоть что-нибудь адекватно оценить. Ни один из нас не хотел разбиться вместе с самолетом, ни один из нас не хотел, чтобы тела наших погибших друзей стали для нас возможностью выжить, мы лишь примазались к их славе, любви и служению ближнему. Наш сегодняшний мир страдает вовсе не от финансового и экономического кризиса, а от кризиса духовности. Общество, бизнес, молодежь ищут примеры из жизни, примеры выживания, в которых человек по максимуму использует свой физический, духовный и интеллектуальный потенциал.

 

 

Сейчас я понимаю, что люди хотят брать с нас пример, потому что люди хотят любить и быть солидарными. Мы до сих пор получаем множество писем с благодарностью за то, что мы выжили. Люди пишут, что почувствовали счастье, когда увидели нас на склоне живыми, и о том, что наша история дала им силы бороться, когда уже не было сил идти вперед. В наш потребительский век случай невероятного спасения вызывает сильные эмоции.

Я выступал с воспоминаниями бесплатно, где только можно представить — в больницах, тюрьмах, хосписах, колледжах, фондах. Да, не буду отрицать, что бизнесу нужны такие люди, как мы, и если он в моем лице бизнес встретил человека, в которого можно вкладывать, то да, именно благодаря Кордильерам, я сегодня являюсь президентом крупной фармацевтической компании, имею собственное дело и являюсь президентом Федерации регби Уругвая. Но если люди думают, что только исключительно благодаря тем событиям, то это не так. Просто они дали мне возможность реализовать мой потенциал. И я отплатил Богу за эту возможность, я служу обществу, насколько это в моих силах.

— После Кордильер, что для вас стало означать слово "друг"? О чем вы говорите на ежегодных встречах?

— С тех пор слово "друг" перестало соотноситься с конкретным именем. После спасения все люди стали мне друзьями. И с тех пор я пытаюсь вернуть долг всем, кто там остался, тем, кто нашел нас, и кто потом поддерживал. Я никого не могу исключить из этого списка, поэтому живу, помогая всем от всего сердца. Я потерял много друзей, но и приобрел многих, для меня дружба абсолютна сама по себе, и я использую каждый случай, чтобы воспитать это чувство. Что касается наших встреч, то мы встречаемся 22 декабря, это последний официальный наш день в Кордильерах, но 23 декабря последний из нас покинул горы. Другой день встреч — это 13 октября, день катастрофы самолета. Это день скорби, мы всегда одна команда — на свадьбах, на похоронах, на регби, перед студентами, внутри себя. Мы ничем не отличаемся от других людей в проявлении чувств, мы не дьяволы, но и не ангелы, единственное отличие — после Кордильер мы наслаждаемся жизнью, мы живем так, как никто не живет. На этих встречах у нас нет запретных для обсуждения тем, и они не планируются. Говорим о том, о чем хотим. Есть только одно правило: мы должны быть честны друг перед другом.

Читайте также: Юрий Гагарин — крестьянин во Вселенной

— Не кажется ли вам, что если бы те парни, разбившиеся в Андах, не были командой регбистов, а просто набором случайных людей, то они бы не сопротивлялись?

— Я не хотел бы рассматривать возможные сценарии. Мы вовсе не супермены, обычные молодые люди, но то, что регби приучил нас заботиться о товарище, безусловно, сыграло свою роль. Однако этому учит любой командный вид спорта, я не склонен отдавать здесь предпочтение регби.

— Сколько раз вы посещали потом то место в Андах, где провели 73 дня?

— Я был там с моими детьми, с командой, впервые после двадцати с лишним лет. Это было пять или шесть раз, три раза добирались на лошадях. Один раз вместе с Нандо Паррадо и Роберто Канесса (члены команды, которые отправились искать людей и наткнулись на чилийского крестьянина. — Ред.) мы нашли то место, где они встретились с нашим спасителем, и два раза я был там на вертолете. Хочу посетить это место и со своими женщинами — женой и тремя дочерьми.

— Как вы говорите с детьми о самых трудных моментах?

— Они могут спрашивать прямо. Они знают историю, и я говорю все, как было. Когда Себастьяну (сыну. — Ред.) было шесть лет, и он посмотрел фильм о нас, то пояснил своим товарищам, что его папа выжил потому, что его погибшие друзья отдали ему свои мышцы, чтобы он смог преодолеть гору. Волшебным образом дети понимают то, что многие взрослые не в состоянии понять.

— Вы верите в судьбу?

 

 

— Я думаю, что человек имеет два предназначения. Первое предназначение — мы рождаемся, чтобы умереть Мы все — безусловно, смертны. Второе предназначение — учиться, и тут все зависит от самого человека. Самое важное в жизни, не то, что происходит с тобой, а то, как ты реагируешь на то, что случилось. То, что происходит — не в нашей власти, но вот то, как мы реагируем на происходящее, безусловно, зависит от нас. У нас два предназначения — испытать, то, что дадут свыше, и научиться правильно на это реагировать. Надо учиться превращать проблемы в возможности, уметь их оценивать и выделять важное.

— Это правда, что один из членов команды опоздал тогда на рейс в Сантьяго, и его очень ругали за это?

— Это правда, но удивительно другое. Тито Регулес проспал и не улетел с нами, но … двадцать лет спустя он заснул за рулем автомобиля, попал в аварию и скончался на месте. Он проспал, и это спасло ему жизнь, и умер, заснув за рулем. Вот что такое судьба.

— Вы продолжаете играть в регби?

— Да, один раз в год мы разыгрываем Кубок Дружбы. Мы встречаемся, чтобы сыграть ту игру, которую мы так и не сыграли тогда в Чили в 1972 году, мы посвящаем ее Жизни и благодарим всех, кто нас спас. С чилийцами мы пересекаем Кордильеры верхом на лошадях, 200 человек, благодарим чилийский народ и того погонщика мулов, который нашел Нандо и Роберто, чилийские ВВС, врачей и медсестер, которые нас выходили. Тот простой чилиец нам как отец, мы любим его, он много раз бывал в наших семьях в Уругвае, и мы часто навещаем его. Это уникальный человек, мы считаем его членом нашей команды.

— Несколько лет назад один мексиканский альпинист обнаружил куртку Эдуардо Штрауха на том месте в Кордильерах.

— Там до сих пор можно найти много наших вещей и деталей от самолета. Я хочу сообщить, что куртка нашла своего хозяина, и Эдуардо был очень растроган.

— Как все же можно определить событие 40-летней давности — трагедия или несчастный случай?

— По-моему, не было никакой трагедии и даже чуда. Это история любви и солидарности, в которой люди пред лицом огромных трудностей в гонке на выживание победили смерть. В этой истории много боли, но она дает великую надежду, великую веру и великую иллюзию. Все факты были прекрасно отражены в художественном фильме "В живых" и документальном одноименном фильме.

Читайте также: Хроника авиакатастроф мирового спорта

— Может, у вас есть еще что-то, чем поделиться с нами?

— Я забыл сказать о книге Фернандо Паррадо "Чудо в Андах", есть также замечательная книга Карлитоса Паеса "После десятого дня". Всех интересует вопрос о том, как мы пришли к решению есть человеческое мясо? Это был вопрос выживания, где взять энергию, чтобы искать помощь на четырех тысячах метров высоты, где трудно дышать, не то чтобы искать пищу. Мы потеряли каждый по 20 килограммов, и мысль витала, только она никак не укладывалась в мозгу. Мы говорили об этом и советовались, у нас была возможность коллективного самоубийства, или мы должны были нарушить религиозное, умственное и физическое табу. Принимать подобное решение трудно в нашей цивилизации, поскольку мы руководствуемся не чувствами, а разумом, и, тем не менее, решение было принято, и я был среди тех, кто одобрил его. Сегодня мне больше нечего добавить. Я продолжаю учиться жить, я бесконечно благодарен Богу, жизни, родителям, замечательной стране, в которой я живу.

— Команда уже думала о том дне, когда первый из 16 отправится в мир иной, чтобы предстать перед Богом?

— Мы часто шутим по этому поводу. Однажды Мончо Сабелла попал в больницу в отделение интенсивной терапии, и как раз 22 декабря. Мы тогда пришли к нему и сказали, что мы очень ждем, чтобы он умер, тогда у нас будет хороший кусок мяса, чтобы съесть. Это шутка, которую никто в этом мире не поймет, но Мончо улыбнулся, потому что такой был между нами уговор тогда… Мы договорились, что будем поддерживать друг друга до конца, до последнего из нас.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Все катастрофы со спортивными командами
Комментарии
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Российские хоккеисты сменят герб на форме на силуэт игрока
Российские хоккеисты сменят герб на форме на силуэт игрока
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Путин поблагодарил Трампа за данные о террористах в Петербурге
Васильеву сняли в торговом центре на распродаже
Пентагон 10 лет изучал НЛО по заказу правительства США
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Васильеву сняли в торговом центре на распродаже
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры