У семи нянек — учебник без глаза!

Почему, несмотря на обилие экспертных групп и самих экспертиз, в российских школьных учебниках до сих пор встречается множество ошибок? В чем же дело — в низкой квалификации экспертов, неэффективности самих экспертиз или самовольстве издательств? "Правда.Ру" продолжает начатое в прошлом году расследование этой загадки российского образования.

Напомню, что проблема с ошибками в отечественных учебниках была поднята "Правдой.Ру" еще в конце октября прошлого года. А началось все с того, что в редакцию издания пришло письмо от кандидат физико-математических наук Г. Л. Алфимова, который подробно рассказал об ошибках в учебнике своего сына-третьеклассника по дисциплине "Окружающий мир", авторства Н. Ф. Виноградовой и Г. С. Калиновой. (издательский центр "Вентана-граф", Москва). В дальнейшем эту тему с подачи "Правды.Ру" подхватили другие издания, и, как принято сейчас говорить, это дело получило широкий общественный резонанс. Настолько широкий, что Министерство образования и науки поручило экспертам провести широкомасштабную проверку школьных учебников.

Читайте также: В безграмотных учебниках виноваты родители школьников

Однако если подумать, каковы вообще результаты подобных проверок? Влияют ли они на качество учебников, по которым учатся наши дети? Об этом исчерпывающе сказал один из экспертов, математик Виктор Васильев в интервью изданию "Лента.Ру": "…большинство дебильных учебников все же в конце концов пробились в школы, но даже задержка их на два-три года — это большое благо, тем более что из них удалось вычистить тысячи ошибок в самом прямом смысле этого слова, а разного рода недоделок — пожалуй что, тысяч пятнадцать". То есть, как видите, результаты нельзя назвать однозначными: с одной стороны, экспертам все-таки удается что-то исправить, с другой, — все проведенные экспертизы не дают гарантии того, что в школьной библиотеке в конечном итоге не окажется учебник, о котором все эксперты отозвались отрицательно.

Почему же так происходит? Скорее всего, потому что качество учебников у нас в стране, с одной стороны, губит неопределенность отношений экспертных групп с издательством, а с другой, — громоздкость и длительность самой процедуры. Напомню, что до 2013 года учебники должны были проверять представители двух экспертных групп — одна из них, состоящая из экспертов РАН, внимательно отслеживала научную составляющую учебного пособия, а другая, из Российской академии образования, проверяла данную книгу на соответствие ее образовательным стандартам, методике преподавания, особенностям возрастного восприятия и т. п. Ну, а в прошлом году к этому почтенному семейству экспертов добавилась еще общественная и этнорегиональная экспертизы.

Что касается последних, то, согласно приказу Минобрнауки, что действует с 1 сентября 2013 года, правом проводить общественную экспертизу учебников, обладают общественные организации с государственной регистрацией, полученной не позднее 2010 года и не являющиеся иностранными агентами. В этих организациях должны состоять не менее 350 человек, а в уставе должен быть предусмотрен и определен порядок экспертизы учебников. Задача такой экспертизы — оценка учебника по различным факторам, среди которых такие, как востребованность, внешнее художественное оформление, формат, цветовое решение, эстетическое восприятие, удобство в использовании и т. д.

Более того, на проводящие общественную экспертизу организации Минобрнауки возложило также ответственность за оценку социально-педагогических рисков — иными словами, именно они должны следить за тем, чтобы учебник был доступен для понимания учителя и в то же время не вызывал непонимание и скуку у учеников. Ну и наконец, именно общественная экспертиза должна следить за тем, чтобы в учебнике не было текстов, изображений и заданий, которые могли бы сформировать искаженное представление о современной действительности — то есть не было тех самых ошибок и опечаток.

Ну, а для учебников, которые используются в национальных республиках и областях нашей страны, применяется еще и этнорегиональная экспертиза. Ее проводят уполномоченные органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Эта экспертиза оценивает соответствие учебника региональному законодательству, а также отражение в содержании учебника базовых национальных российских ценностей, региональных и этнокультурных особенностей субъекта РФ, ну и, конечно же, языковую составляющую учебника.

Как видите, экспертиз учебников в России хватает. Но почему же в таком случае, при наличии таких авторитетных "семи нянек" дитя все-таки поступает в школу "без глазу"? Дело вовсе не в квалификации экспертов и не в их недобросовестном отношении к делу — оказывается, заключение экспертных групп в реальности не является чем-то обязательным для издательств. Как рассказали члены экспертных групп вице-президент РАН Валерий Козлов и начальник Отдела по интеграции науки и образования РАН д. э. н. Сергей Сидоренко в интервью газете "Троицкий вариант", у экспертов нет никакого механизма контроля за тем, что же в конце-концов напечатает издательство.

"Сначала прием учебников, установление оплаты за экспертизу, вообще все контакты с издательствами шли через подведомственную организацию министерства. Но потом, к сожалению, эту организацию ликвидировали, ситуация усложнилась, и РАН взаимодействует с издательствами напрямую. Плохо так же и то, что на рецензию в РАН поступают только лишь оригинал-макеты учебников. Таким образом, мы не контролируем то, что затем печатается," — говорит Валерий Козлов.

"Дело в том, что РАН подписывает с издательствами договор на выполнение работы. И иногда оказывается, что издательство, получив отрицательный отзыв, отказывается подписывать акт о выполнении работ", — продолжает мысль своего коллеги Сергей Сидоренко. В такой ситуации, по словам Козлова, ученым приходится убеждать представителей издательства, что над учебником надо еще работать, доводить его до приемлемого состояния — то есть тратить свое драгоценное время на многочисленные переговоры, к самой сути учебника уже отношения не имеющие.

Иногда это получается, а иногда — нет. И хотя для того, чтобы получить от экспертов разрешение на печать учебника, издательство все равно должно представить экспертам справку о доработке и гарантийное письмо, в котором оно берет на себя обязательство исправить ошибки и предоставить новый оригинал-макет, на деле достаточно часто этого не происходит, и учебник печатается со всеми ошибками. И самое плохое заключается в том, что запретить издателям делать это не может никто.

Есть серьезные минусы и у нового института общественной экспертизы — она проводится не так часто, где-то раз в три года. Таким образом, у издательства нет возможности оперативно внести правки в макет учебника — для этого нужно дожидаться времени проведения новой экспертизы. К примеру, если бдительные родители увидели ошибки в каком-то учебнике в этом году, то исправить их можно будет лишь через год или два — а до этого школьникам придется получать неверную информацию из самых главных книг своей жизни.

Ну и, конечно же, весьма пробуксовывает система замены "ошибочных" учебников на новые непосредственно в школьных библиотеках. Так, например, после того, как автор этих строк обнаружил ошибку в учебнике "Начальный курс географии, 6 класс" Т. П. Герасимовой и Н. П. Неклюковой, представитель издательства "Дрофа" сообщил ему, что об этой ошибке им было известно давно и уже даже успело выйти распоряжение о замене этого варианта учебника на исправленный. Когда же я обратился к администрации школы, где учится (по неправильному учебнику) мой сын с вопросом о том, когда же его заменят на правильный, то получил краткий и весьма логичный ответ: "Заменим, когда новые пришлют. А когда это будет — не знаем". Получается, что сами школы не могут контролировать процесс замены учебников с ошибками на исправленные варианты пособий — таким образом, неверную информацию из неправильных учебников школьники могут получать в течение нескольких лет.

Читайте также: Учебники истории забыли, что такое правда

Итак, подведем итоги: на самом деле система экспертизы школьных учебников в России вовсе не является плохой, а эксперты — повальными неучами. Просто эта система еще не совсем "обкатана" и приспособлена к нашей реальности. То есть ломать ее не нужно, а следует всего лишь доработать. Именно тогда ошибок в учебниках станет меньше. Ну, а пока этого не произошло, родителям расслабляться не следует — если мы хотим, чтобы наши дети имели точную информацию, придется время от времени просматривать их учебники на предмет ошибок и неточностей…

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Это наилучший выход: Мыскина развелась и удалила инстаграм
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Что могут МиГи-31 на Камчатке
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Арестованы убийцы 93-летней блокадницы из Мариинки
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Арестованы убийцы 93-летней блокадницы из Мариинки
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры