Кто хочет оказаться сиротой?

"Где-то" отцы есть почти у всех, и некоторые женщины еще не теряют надежды добиться алиментов. Другие давно уже думают только о том, как пошустрей крутиться, чтобы прокормить детей. Потому что, несмотря на ужесточение ответственности за неуплату алиментов, государство с таким явлением, как отцы-беглецы, справиться не в силах.

Сослуживица получает второе высшее — будет дипломированным социальным работником. Институт — из новых, провинциальный филиал чего-то московского, коммерческого. О фундаментальном образовании речь не идет, преподают наспех собранные чиновники. И как-то на занятиях студентам рассказывают анекдотический случай: в отдаленном районе две женщины, родные сестры, оказались лишены родительских прав.

У каждой — по двое детей, каждая растила их одна, то ли получая ничтожную сумму алиментов, то ли не получая вовсе ничего. Работали, крутились — в принципе, это большинству мамочек знакомо: то ли твой ребенок вырастет, не успев сносить ботинки, то ли успеет изорвать их, пока они впору.

В любом случае тебе задача: умри, но достань деньги на новые ботинки. Поскольку это только в официальных сводках средняя зарплата в регионе равняется 17 тысячам рублей. Это топ-менеджеры, часто варяги из столиц, разбавляют общую картину, а у отдельно взятой матери семейства зарплата может не сильно отличаться от предусмотренной законом минималки — четырех тысяч с небольшим.

Немудрено, что от такой жизни две сестры сломались, начали прикладываться к бутылке. Заботы о ботинках и всем прочем им стали побоку. По крайней мере так говорилось в заявлениях, поступивших на каждую из них в соответствующие органы.

Читайте также: Приемыша не выбрасывают, как испорченную куклу

Заявлениям был дан ход. Детей официально признали сиротами — то бишь оставшимися без попечения родителей. Назначили им опекунов. Точнее, опекунш. И кто же ими стал? Да тетушки! Каждая из двух сестер взяла опеку над двумя своими племянниками, и они зажили, как жили прежде… То есть, конечно, лучше прежнего! Ведь об опекаемых детях по закону заботится государство. Опекунам компенсируются средства на питание, одежду, обувь для детей! И там и здесь слышишь, что суммы смехотворные — в районе той же пресловутой минималки.

Но и такая помощь покажется царской для одинокой мамочки, которая и получает-то на все про все эту минималку (да еще будем справедливы, ежемесячное пособие на детей — сейчас в Чувашии оно составляет 155 рублей).

Фото: AP

С годами выявляются и другие преимущества. Чтобы поступить в вуз — конечно, на бюджетное отделение — ребенку, лишенному попечения родителей, достаточно сдать пресловутые ЕГЭ лишь бы не на "двойку" — и ты уже студент. В провинциальных вузах льготники подчас полностью занимают все бюджетные места. Помню, как на ежегодном совещании преподавателей школ и вузов ректор одного из ведущих чувашских университетов вопрошал: "Что ж это делается? Преподавательский состав в ужасе: каково работать с контингентом, фактически не прошедшим никакого отбора?". Абитуриентам, не имеющим льгот, остается либо учиться на коммерческой основе (никого не волнует, полная или неполная его семья, и если нет — как удалось мамочке дотянуть его до выпуска из школы), либо же вовсе уезжать из дома. Из поступивших льготников, кстати, не так уж мало уходит после первой сессии. Но те, кто реально хотел и мог учиться, уже остались за бортом!

Говорят, столько сирот, сколько сейчас, не было и в годы Великой Отечественной войны. Не меньше, наверное, и полусирот — тех, кого прежде называли безотцовщиной. Сейчас это обидное слово давно забыто. Тех, кто растет без отцов — едва ли не большинство. В классе, где учится мой сынишка, только у шести человек есть и мать, и отец.

Впрочем, "где-то" отцы есть почти у всех, и некоторые мамочки еще не теряют надежды добиться алиментов. Другие давно уже оставили эти надежды и думают теперь только о том, как пошустрей крутиться, чтобы прокормить своих детей самой. Потому что, несмотря на ужесточение ответственности за неуплату алиментов, государство с таким явлением, как отцы-беглецы, справиться не в силах. Потому что с этим явлением вообще нельзя справиться карательными мерами… Начнут горе-папаши вести себя еще изобретательнее — нашего ли человека учить, как обойти закон?

Читайте также: "Забытые" дети, ненужные родители.

Из истории помнится словечко "раскрестьянивание". Оно означало, в числе прочего, потерю человеком осознания себя как труженика, работающего на земле, потерю уважения к себе в этом качестве. Нынче пора изобретать новое слово — рассемействение, что ли? Рассемейность? Словом, потеря человеком ощущения себя как члена семьи, как особи, ответственной за прочих членов. Ответственность уходит!

В первую очередь это явление коснулось отцов. Ведь посмотрите на любого нормального мужчину-работягу, отца семейства: разве страх перед законом заставляет его заботиться о домочадцах? Нет же — любовь, совесть, привычка, ответственность — да все что угодно. Законы же против алиментщиков действуют в последнюю очередь. Да он может и не знать этих законов.

Фото: AP

Перемены, происходившие в стране на протяжении двадцати с чем-то лет, сломали привычный уклад многих семей. В первую очередь досталось мужчинам — из тех, кто не видел возможности достойно прокормить семью тем, что умел, и не нашел в себе талантов торговать с выгодой или как-то иначе делать деньги и, словом, сломался. Мир тогда оперся на плечи женщин, мамочек — это они взвалили на себя заботу о семье.

Подруга рассказывает мне, что по утрам, торопясь на нелюбимую работу (а где ее найдешь — в провинции любимую? Приходится за то, что есть держаться руками и зубами)… Так вот, торопясь на нелюбимую работу, она в мыслях перетряхивает свою жизнь и так и эдак. Вывод в любом случае один: ради детей надо терпеть! Детям нужно и то, и это… Тут она вспоминает об опеке: по своей работе она имеет дело с опекунами. И тогда ей хочется… Нет, не умереть. Для этого подруга слишком любит жизнь. Ей хочется как-то сымитировать собственную смерть. Чтобы ее официально признали умершей. Родные взяли бы опекунство над детьми. "А тут и я — делится подруга. — Изменю внешность, имя — и появлюсь…"

Я знаю, что так она никогда не сделает.

У тех двух женщин в глубинке хватило духу осуществить свой проект. Кстати, они не долго радовались. По закону опекуном не может стать тот, кто лишен родительских прав. Есть органы, обязанные следить за соблюдением закона, и они, конечно же, не преминули вмешаться. Тут в районе шапки полетели, а то и вообще головы. И верно же: на чужой каравай рот не разевай. И ношу свою неси сама. Своя — она не тянет. Женщины, говорят, крепче мужчин. И подтверждение тому — огромное число семей, где единственная глава — женщина.

Однако и мамочек коснулась рассемейность. Все больше тех, кто, годами крутясь, как белка в колесе, однажды устает и начинает потихоньку опускаться на дно… Усталая, измотанная мамочка становится не нужна самой себе. А ребенок? Что ребенок — не вырастит, что ли, государство…

Государство точно чувствует свою вину перед такими семьями, а потому и осыпает льготами детей, оставшихся без попечения родителей. А ведь и в самом деле - какова вина: в том, что ни на одном из предыдущих этапов не вмешалось, не поддержало сломавшихся родителей, не помогло с работой, с заработком — не вернуло веру в свои силы.

У всех на памяти история с Артемом Савельевым. Новоиспеченная американская мамаша, наигравшись, позволила мудрой бабуле посадить семилетнего мальчишку в самолет и отправить на родину — возьмите, мол, обратно.

В волне, поднявшейся в печати и в сети, можно было поймать все что угодно — от проклятий американской стороне (мол, мол, избаловались — не справляются с нашими детьми!) — до извинений — мол, что и говорить, скрываем мы болезни наших сирот, все делаем, чтобы их только усыновили… Авторы иных блогов даже извиняться перед неудавшейся мамашей готовы были: мол, не того ребенка дали…

И нигде ни разу я не прочитала мысли о том, что паренька за его семь лет предали уже не один раз. Первой была его родная мама. А, впрочем, первой ли? Кто-то не оказался рядом, не устроил на работу, не помог с жильем. А может, не встряхнул, не дал оплеуху: "Ты теперь мать — заботься о мальчонке!" Впрочем, у мальчонки где-то был и отец. Но о существовании его вообще никто не упоминает — раз отцовство у нас проходит в стране, как данность, никто не пытается даже комментировать его.

Похоже, наша страна и дальше собирается снабжать сиротами бездетных американцев и иже с ними. Никто не сомневается — детей, брошенных родителями, у нас на всех хватит. Вот только подпишем какой-то там договор, оговорим все условия…

Хотела бы я знать, наши бездетные пары усыновляют детей в Америке? Или еще в какой-нибудь сытой и благополучной стране?

Читайте другие статьи рубрики "Жизнь"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
На подлодке, затонувшей полвека назад в Баренцевом море, сняли уникальные кадры
На подлодке, затонувшей полвека назад в Баренцевом море, сняли уникальные кадры
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
Дольф Лундгрен: "Путин наводит чертов порядок!"
Таксисты в "Домодедово" начали сбивать полицейских
Таксисты в "Домодедово" начали сбивать полицейских
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
Опубликовано обращение депутата Сахалинской Думы Светланы Ивановой
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
Названы причины отказа женщин от секса
Новый Майдан: Порошенко спрятался
Депутата Рады с бриллиантовым "запасом" задержали в киевском аэропорту
Прайс-лист протеста: сколько стоит устроить Майдан
Канада приняла антироссийский "закон Магнитского"
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь