Либерализм: от "оттепели" к "слякоти"

Времена Хрущева - это "оттепель" или "слякоть"? Горбачевские времена - целенаправленное предательство или элементарное неумение управлять государством? История ставит перед обществом много сложных вопросов. И важно уметь их разрешать, уметь с ними жить. И  это возможно только при качественном преподавании истории в школах и самых разных вузах. Об этом в эфире Pravda.Ru рассказывает доктор исторических наук, профессор, директор Межвузовского центра по историческому образованию в технических вузах РФ Виктор Порохня. 

— Виктор Сидорович, готовясь к нашей встрече, я с удивлением обнаружила, что спор между физиками и лириками, популярный в 1960-е годы, не окончен. Он просто принял иные формы. В интернете идет горячая полемика на тему, нужны ли гуманитарные науки физикам или инженерам. Как вы относитесь к подобным дискуссиям? И зачем вообще нужна история будущим инженерам?

 - Когда некоторые представители российского либерального крыла отрицают функцию истории как зеркала нашего общества, за этим стоит их попытка набрать некие политические очки, ничего более. Они просто пытаются оправдать принцип: "До нас все было плохо и неправильно, а при нас будет лучше". Наплевательское же отношение к истории приводит только к тому, что люди раз за разом наступают на одни и те же грабли.

Вещь, казалось бы, очевидная еще с давних времен, но, к сожалению, не для тех, кто в 1990-е годы взялись реформировать отечественную систему высшего образования. Довольно бездумно принялись копировать Запад и в части общеисторического образования быстро получили поистине пагубные последствия.

Хотя надо отдать должное первому российскому президенту. Ельцин каким-то нутром почуял тревогу, собрал ректоров российских вузов и заявил им: "Люди, молодежи надо обязательно преподавать историю, иначе она выйдет на наши улицы!".

Когда был этот разговор?

 - В 1994 году. Ельцин как будто в воду глядел. Помните события на Болотной площади в Москве? На нее пришла в основном молодежь, многие были из технических вузов. Спросите, почему именно они? Да потому что помимо развала школьной программы истории, ее потихонечку вытеснили и из их учебных сеток.

Зимой 2000 года тогдашний министр образования Владимир Филиппов созвал заседание коллегии. На ней было принято решение: отечественная история и философия должны стать обязательными базовыми дисциплинами для всех без исключения вузов страны.

Ректоры восприняли решение с пониманием? Учебные планы не резиновые, количество академических часов в них не увеличишь по велению коллегии: то, что отводится на изучение одного предмета, автоматически "отрезается" от другого.

 - На словах ректоры, конечно, говорили, что решение правильное, своевременное. Но когда дошло до дела… В чем крылся, да и по сей день кроется, "корень зла" для всех технических вузов? Высшее образование с некоторых пор перевели на двухуровневую систему. В советские времена инженер, получивший полное высшее образование, выходил из стен института хорошо подготовленным специалистом. А тут вдруг появился еще и бакалавриат.

Новоиспеченные бакалавры пришли было на предприятия, и там очень быстро поняли, что люди эти попросту недоучки, толком ничего не знают и не умеют делать. И очень скоро "технических" бакалавров попросту перестали принимать на работу.

Слава Богу, что в ведущих технических вузах еще оставались лаборатории, опытные производства, промплощадки — они еще кое-как могли "натаскать" будущих бакалавров. Но в стране к тому времени пооткрывались тысячи новых учебных заведений! В общем, ректоров больше волновала не проблемы исторических и философских дисциплин, а то, как хотя бы немного подтянуть новоиспеченных бакалавров до уровня специалистов, соответствующих требованиям реального производства. А это означало только одно: в приоритете были "профильные" учебные часы.

Министр, конечно, это прекрасно понимал, и в марте 2001 года был создан Межвузовский центр по историческому образованию в технических вузах Российской Федерации, перед которым поставили задачу проанализировать состояние дел с преподаванием истории в этих вузах и выработать соответствующие рекомендации. Работа эта продолжается по сей день.

В мои студенческие годы роль "сквозного" исторического предмета в вузах СССР выполнял курс истории КПСС. В те времена это было понятно и объяснимо. Но что теперь можно предложить взамен него студентам-негуманитариям?

 - В 1989 году минобразования издало приказ, согласно которому историкам предписано преподавать политическую историю ХХ века, которая включала в себя помимо отечественной истории и историю зарубежных стран.

Но потихоньку жизнь поворачивала нас ко все более углубленному изучению истории именно отечественной: Первой мировой войны, Февральской и Октябрьской революций 1917 года, Советского Союза, наконец, Великой Отечественной войны — событий, которые раз за разом залпом "выстреливают" в день сегодняшний.

Возьмите, к примеру, нынешний год — год празднования 70-летия Великой Победы. Западные политики, комментаторы — все они уходили от ответа на вопрос, кто все-таки развязал Вторую мировую войну, в чем заключались ее глубинные причины, какие задачи ставили перед собой Адольф Гитлер и его партия.

Тот же Яценюк, который, надо думать, учил когда-то историю СССР, договорился до того, что Советский Союз напал на Украину. Это СССР, который на деле сделал из Украины богатейшую республику, которую после войны восстанавливала вся страна. Оказывается, КПСС обобрала Украину как липку, тогда как половину Политбюро ЦК КПСС составляли выходцы с Украины!

Поэтому-то президент Путин, сам с большим пониманием относящийся к истории, постоянно повторяет: усильте историческое образование студентов, усильте историческое образование молодежи! Он же поставил задачу разработать концепцию единого учебно-методического пособия по истории. Не некоего "общего" учебника (их может быть хоть сотня!), а именно учебно-методического пособия для преподавателей истории.

Учитель ли в школе, профессор или доцент в высшем учебном заведении — все они призваны говорить школьникам и студентам: "Давайте подумаем вместе!". Они должны видеть в студенте не школяра, а партнера, собеседника, с которым можно и нужно советоваться. Ведь студент, по идее, уже освоил школьную программу по истории, должен что-то понимать и иметь свое собственное мнение.

И здесь в полный рост встает проблема аудиторных часов. Если ректорат вуза "добрый" и с пониманием относится к преподаванию "непрофильного", но важного предмета, то он старается придерживаться типовой программы, разработанной нами под руководством академика РАН, директора Института всеобщей истории РАН Александра Чубарьяна.

Вообще-то мы боремся хотя бы за 34 часа лекций и столько же семинарских часов, чтобы была возможность обсудить со студентами преподаваемый материал. Обсуждение это очень важно, потому что нынешние студенты разительно отличаются от студентов 1990-х годов, они, как правило, информационно подкованные, уже имеющие, пусть не до конца сформировавшиеся, собственные суждения и оценки.

 - Вы, возглавляя Межвузовский центр по историческому образованию в технических вузах, убеждены, что, несмотря на происходящие изменения, часов на изучение истории в них все-таки маловато. Каким образом преподавателям все же удается "втискивать" столь объемный материал?

 - Если кафедра работоспособная, она разрабатывает программу учебного процесса, исходя из определенного количества часов. На ней открыто обсуждают, что важнее дать студентам, потом все приходят к консенсусу.

В свое время при минобрнауки был специальный научно-методический совет, возглавлял его академик Чубарьян. Совет целенаправленно занимался тем, как должна строиться программа преподавания истории в технических вузах, педуниверситетах, классических университетах.

При Филиппове в министерстве работал большой отдел по классическим гуманитарным дисциплинам, действовал общественный совет. Потом пришел Фурсенко и их сократили. В итоге единственным "штабом" борьбы за выживание истории как учебной дисциплины сегодня остается наш Центр. В министерстве этим никто не занимается, все решают "общие" вопросы.

— Существует мнение, что преподавание истории в России до сих пор носит схоластический характер: учащихся заставляют зубрить даты, имена, события и не прививают им, если хотите, философско-политологический взгляд на предмет…

 - Когда речь заходит об исторических процессах в государстве, и Россия не исключение, без конкретных дат, имен и событий не обойтись. Вместе с тем история — это предмет, который требует понимания внутренней взаимосвязи тех или иных событий. Без этого невозможно проникнуть в жизнь общества в прошлом, а без этого понять современный мир, смысл человеческих взаимоотношений. И это важно не только для гуманитариев.

Приведу пример. Я как-то приехал в Ижевский технический университет. И поскольку в своей жизни я перебывал и шахтером, и металлургом, то не преминул заглянуть и на Ижевский металлургический завод, побеседовать с его руководством.

Директор завода, к слову, сам выпускник ИТУ. Я прямо спросил его, нужна ли молодым инженерам гуманитарная подготовка или нет? "Обязательно нужна, — ответил тот. — Если молодой начальник участка, технолог или конструктор в повседневной работе будет оперировать только понятиями "гайка", "ключ" или "болт", то грош ему цена.

Коллектив быстро развалится на отдельных "исполнителей" и потеряет свое значение для предприятия. Для работы с людьми гуманитарные знания необходимы, и мы благодарны, что в нашем техническом институте есть преподаватели-историки, философы политологи".

Слава Богу, это начинают понимать не только директоры-практики, как в Ижевске, но и минобразование. Сейчас, например, принято решение о введении ЕГЭ по истории, — тут министр Ливанов молодец. Что мы сейчас имеем? Приходит в технический вуз молодой человек, мы задаем ему полтора десятка вопросов по истории, очень простеньких, школьных, и столько же по культуре, тоже элементарных. Правильных ответов набирается всего 10-15 процентов.

Понимаете, что это такое? Мы в предмет начинаем его вводить едва ли не с нуля. А параллельно возникает масса других проблем: один на занятия приезжает на "мерседесе", а другой приходит в латаной-перелатаной сорочке, потому что он из рабочей семьи, а родителям перестали зарплату выдавать. Третий по вечерам подрабатывает и днем на занятиях спит.

Как найти ко всем единый подход на семинарских занятиях? А если в одной группе по квоте обучаются армянин и азербайджанец, а между ними маячит Нагорный Карабах? Задача преподавателя-гуманитария объединить их в единый коллектив. И знаете, особенно в технических вузах, это получается! Постепенно, шаг за шагом, но в итоге образуется хорошая дружная группа, и в конце, на шестом году обучения ребята приглашают нас на свой выпускной вечер. Технари — нас, гуманитариев!

 - Замечательно, что в стране возрождается интерес к техническим профессиям, растет престиж технических вузов.

 - Безусловно, обстановка постепенно налаживается. Предприятия понимают, что без высшей школы им не обойтись, старшее поколение постепенно уходит с предприятий, из НИИ, КБ. Приходится привлекать молодых специалистов.

Потихонечку находится применение и технарям-бакалаврам. Будем надеяться, что высшая школа профессионального инженерного образования больше не будет работать на холостом ходу.

— Искренне надеюсь, что так и будет. Но давайте вернемся к преподаванию гуманитарных дисциплин в технических вузах. Я слышала, что некоторые вузы практикуют преподавание регионоведения. Для чего?

 - Кафедра в Томском политехническом университете так и называется — "истории и регионоведения". Более того, кафедра не просто работает, она регулярно проводит очные и заочные всероссийские научные студенческие конференции, в них участвует до 2000 участников.

Регионоведение — прекрасная дисциплина, она дает понимание не только истории конкретного региона, но и отчасти истории страны в целом. В ней к тому же сильна культурологическая составляющая.

Регионоведение помогает студенту лучше узнать и полюбить место, где ему предстоит провести почти шесть лет своей жизни. Но, конечно, регионоведение не базовая учебная дисциплина, ей является именно история.

— Тогда еще вопрос. На заре "переформатирования" советского высшего образования многие заявляли: высшая школа должна в первую очередь готовить профессионалов, а дальше всем распорядится мировой рынок. Поэтому человеку совсем не обязательно быть патриотом — мало ли куда его забросит жизнь, важен лишь "формат" личных профессиональных навыков. Может, если бы было по-иному, сейчас не было бы и споров, сколько академических часов отводить на физику и материаловедение, а сколько на историю?

 - Вы сейчас задали вопрос, который поднимает проблему патриотического воспитания. Оно неотделимо от основного предмета обучения. Изучая специальность, через ее понимание, мы прививаем молодым людям и любовь Родине, и патриотизм. Эти чувства "нарабатываются" всем процессом образования.

Одна история как предмет здесь ничего не сделает. Технические дисциплины, как это ни покажется странным на первый взгляд, воспитывают патриотизм не меньше, чем гуманитарные.

— В истории нашей страны немало событий, которые и сегодня вызывают неоднозначные, а порой и диаметрально противоположные оценки. Их непросто растолковать даже студентам-гуманитариям, хотя их учебные программы отводят на это на порядок больше академических часов. Как вы решаете эту проблему в технических вузах?

 - Конечно, человечество не живет одними компромиссами. И до сих пор у нас есть и монархисты, и коммунисты, и эсеры, и у каждого своя правда. Поэтому когда создавалась концепция единого подхода к преподаванию отечественной истории, было выделено 32 наиболее острых полемических вопроса.

Хрущев, например, — это "оттепель" или "слякоть"? Горбачевские времена — это целенаправленное предательство или элементарное неумение управлять государством? Вопросов, которые волнуют сегодняшних студентов, немало. Нужно уметь разговаривать с ними на эти темы.

Главное, чтобы они видели в вас достойного собеседника, мнению которого они доверяют. Поверьте, беседы на эти темы продолжаются порой до позднего вечера и заканчиваются уже в общежитии, где в диспут втягиваются уже человек 10-15. Студенты, по крупному счету, — это не ученики, а полноправные собеседники.

Завершая нашу беседу, задам вам извечный вопрос: учит ли всех нас чему-нибудь история, или же людям в силу непонятно чего суждено топтаться на одних и тех же граблях? Отчего-то все происходящие сегодня в мире события только подтверждают это утверждение

— Это происходит от непонимания того, что было вчера и что делать завтра. Люди просто не учат историю и из-за этого делают ошибочные выводы. Порой трагические.

Также по теме: 

Линия фронта проходит через Россию

Реформы образования укрепляют характер

Подготовил к публикации Сергей Валентинов

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Курс истории для будущих инженеров — от победителей или методистов?
Комментарии
МОК предлагает вообще отказаться от национальных флагов на Играх
Экс-глава МО Канады рассказал о базе НЛО на юге России и 4 типах гуманоидов
"Ужас, позор и скорбь": елка в центре Киева привела украинцев в шок. Видео
Я и Ксения: в Берлине нашелся еще один спаситель России
Это неизбежно: СССР вернется при одном условии
Где больше всего шизофреников?
Минобороны РФ уволит со службы толстых военных
Неестественный отбор: человечество поглупело из-за генетики
Ловушка для Керимова: арест сенатора подготовили из России
Под Донецком убиты дочь, зять и внук кума Януковича
Беднейшей страной признали Украину
Ловушка для Керимова: арест сенатора подготовили из России
Спортивный юрист США: МОК совершил страшную ошибку
"Ужас, позор и скорбь": елка в центре Киева привела украинцев в шок. Видео
Россия ударит по МОК и WADA "убийственными" санкциями
Где больше всего шизофреников?
Неестественный отбор: человечество поглупело из-за генетики
Холодная война уже здесь: готова ли Россия к долгой игре
Побочный эффект: о чем забыл МОК, наказывая Россию
Ловушка для Керимова: арест сенатора подготовили из России
Я и Ксения: в Берлине нашелся еще один спаситель России

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры