Когда родители плюют на учителя, дети — на образование

Кто сегодня поступает в отечественные педагогические вузы, меняется ли лицо российской школы? Как взаимодействовать родителям и педагогическому коллективу? В преддверии начала учебного года в рамках традиционного "Августовского педсовета" шеф-редактор Pravda.Ru Елена Тимошкина побеседовала об этом с доктором педагогических наук, профессором кафедры педагогики РГПУ им. Герцена Натальей Федоровой.

— Наталья Михайловна, меняется ли с годами абитуриентская среда вашего вуза, какое у вас ощущение?

— Изменения есть, и это подтверждают многие исследования. Но изменяется и само педагогическое образование. Это и целый комплекс гуманитарных дисциплин, и вполне конкретная сфера деятельности, причем очень широкая. Согласно новому закону, она сейчас включает в себя не просто обучение конкретным предметам, но и дошкольное, дополнительное образование. В систему приходят не только вчерашние школьники, но и взрослые люди.

Если говорить о нынешних бакалаврах, это девочки и мальчики, которые приходят после окончания школы. Они, конечно, очень разные. Слава Богу, мы миновали пропасть 1990-х годов, когда уровень подготовки выпускников школ по сравнению с советскими временами стремительно снизился. Сейчас ситуация выравнивается, и это нас радует. Абитуриенты приходят мотивированными, они действительно хотят учиться. Это уже другое, очень интересное поколение.

— В этом году у вас был большой конкурс?

— К счастью, в прошлое ушел и период, когда профессия учителя потеряла свое важное значение. Сейчас она снова набирает престиж. В среднем конкурс в наш университет в прошлом году составил 14 человек на место. Но это — "средняя температура по больнице". В Институте педагогики и психологии он, к примеру, превысил 72 человека на место. Объяснение этому простое: РГПУ им. Герцена входит в топ-100 лучших вузов страны. Нам уже свыше 200 лет, нашим образовательным традициям может позавидовать любой европейский вуз.

— В последнее время сетуют на то, что гуманитарные дисциплины в основном выбирают девочки, а не мальчики. В вашем университете наблюдается та же самая картина? Мы и дальше будем видеть в роли учителей замечательных представительниц "слабого пола"?

— Тенденция сохраняется, девочек поступает к нам все-таки больше. Но специальности, где соотношение 50 на 50. Но у педагогики и образования сохраняется "женское лицо".

— Наблюдающийся в стране рост престижа профессии учителя связан с материальной составляющей, или объясняется другими факторами?

— Престиж профессии — это сложная вещь. Деятельность педагога начиналась еще в Древней Греции. Педагог — это детоводитель, в Древней Греции были специальные рабы, которые водили деток за ручку в школу и приводили их обратно. Учитывая, что у хорошего хозяина все на счету, малышей, как правило, водили не самые способные к какому-либо полезному занятию рабы. Образ древнегреческого детоводителя, безусловно, очень красивый — взять ребенка за руку и привести его в зону развития, где ребенок сможет найти себя, — этот образ проходит через всю историю педагогической профессии. И в дореволюционной России, и в СССР люди работали в школах вовсе не потому, что там много платили. Они считали это своим долгом, миссией. А миссия, служение деньгами не измеряются. Это чувство или есть у человека, впитано им с детства, либо его нет. Можно, конечно, начать безумно много платить для повышения престижа, но тогда в профессию придут люди, для которых главное — как можно больше заработать.

С точки зрения материальной, улучшения в российской сфере образования, безусловно, есть. В крупных городах-миллионниках учителя получают очень хорошие зарплаты, и вообще делается очень многое, чтобы их поддержать. Особенно — больших профессионалов в своей области. С молодыми учителями дела обстоят сложнее: пока еще мало общественных организаций, структур и институций, которые бы поддерживали молодых учителей, помогали им профессионально расти, как это было в те же советские времена.

У нас в университете есть свой учебно-образовательный проект — возрожденная Герценская педагогическая олимпиада. Она многоступенчатая, в ней могут участвовать школьники, студенты, магистранты, аспиранты, практикующие молодые учителя. Последние приходят на конкурс, и мы отбираем тех, кому затем предлагаем прийти к нам в аспирантуру, магистратуру. Учителя чувствуют, что они нужны, что ими интересуются, их ищут, с ними общаются. Это для них очень большая поддержка, как и наставничество. В Санкт-Петербурге ему уделяется все больше внимания.

В целом же поворот государства лицом к учителю и школе очень заметен. Но остается еще один важный вопрос: как само наше общество относится к учителю? Представим себе: молодой учитель приезжает в маленькое село или небольшой районный центр. Приезжает со студенческой скамьи, с одним чемоданом и небольшими достатком. Как его принимают? Если судить по старым советским фильмам, примут, как родного человека, который приехал к ним для того, чтобы учить их деток. Если так относиться к учителям, они оттуда никуда не уедут. Это связи, которые формируются на уровне личных отношений, и государство в этом не помощник. И тут мы подходим к теме взаимоотношений родителей и школы, теме очень важной и практически неисчерпаемой.

От того, как в семье относятся к учителю, зависит отношение ребенка к школе. Уже только поэтому, руководствуясь здравым смыслом, надо менять отношение семьи к школьному учителю в лучшую сторону. Даже если родители чем-то недовольны, сейчас существует много возможностей для общения с администрацией школы: и напрямую, и через интернет. Если есть вопросы, пообщайтесь, но не включайте в этот процесс своих детей — вам еще придется из этого "колодца" пить и пить. Когда конфликт уже созрел, его надо разрешить. Но лучше до него не доводить, чтобы обе стороны понимали свою ответственность.

— В продолжение сказанного: сейчас уже действует масса разных общественных родительских комитетов, которые вместе с педагогами пытаются решать те или иные проблемы. Но при этом в родительской среде растет уверенность в том, что школа начинает превращаться в некую сферу услуг. Вы тоже считаете, что наша школа уже больше заточена на услуги, а не на воспитание?

— Тут следует акцентировать внимание на двух моментах. Первый: в начале перестройки Горбачев усиленно пытался порвать с прошлым, в том числе с идеологией. В итоге вместе с водой выплеснули и ребенка: с идеологической составляющей из школы выкинули заодно и воспитательную составляющую. Посчитали, что воспитанием должна заниматься семья, а школа — только давать знания. Разделение это было искусственным и совершенно неверным: в русской традиции школы речь шла только о воспитании, а знание само открывалось человеку в усердии. Как говорил Нильс Бор, "атом мы откроем, но в чьи руки мы его отдадим"? Нравственная позиция образованного человека имеет колоссальное значение, а она как раз закладывается в школе.

В итоге школа и семья — тесная связка, которая должна присутствовать в воспитании ребенка. В начале 1990-х годов она была искусственно разрушена. И было провозглашено, что образование отныне — сфера услуг. К этому, в принципе, можно относиться достаточно спокойно, когда мы говорим о школе в экономическом контексте — образование чего-то стоит, работа учителей оплачивается. С этой точки зрения это, безусловно, услуга. Но дальше вступает в силу второй аспект: школа — это важнейший социальный инструмент, это социальный институт, через который проходят все. И если мы что-то меняем в школе, через 10-15 лет наступят изменения во всем обществе, хотим мы этого или не хотим.

Очевидно, родителей сегодня смущает оплата и за охрану, и за дополнительные услуги, и за дополнительную подготовку. Здесь надо разбираться в каждом конкретном случае. Для этого, в том числе, существуют государственные органы управления образованием. Чтобы снять возникающие вопросы, родителям надо создавать в школах органы социально-общественного управления, принимать активное участие в работе попечительских советов. Пожалуйста, входите в них, смотрите, какие собираемые суммы разумные, а какие нет, на что тратятся деньги. Существуют еще управляющие советы, в них входят и учителя, но они ими не руководят. Сотрудничество родителей и школы очень часто дает быстрый позитивный результат, и таких примеров в Санкт-Петербурге немало. Нормальная жизнь в современной школе предполагает активное взаимодействие учителей и родителей.

— Охарактеризуйте ваших выпускников. Как складывается их дальнейшая судьба?

— В прошлом году более 800 наших выпускников — подавляющее большинство — пошли преподавать в петербургские школы. Ожидать, что в школу пойдут все выпускники до единого, неправильно. Четыре года учебы — большой срок даже для человека, который пришел к нам по порыву души. Измениться за это время может очень многое: и жизненная ситуация, и настроение. Но в целом процент наших выпускников, которые не идут в сферу образования, ничтожно мал.

Вообще времена, когда на бюджетные места спокойно поступали люди, желающие получить "какое-нибудь" гуманитарное образование, миновали: на них теперь высокий конкурс, и чтобы их занять, требуется серьезная предварительная подготовка. А те, кто идут, потратив предварительно много времени и сил, понимают, зачем идут в вуз и почему выбрали эту профессию.

— Сейчас много говорится о том, что западная модель образования пагубна. Как вы считаете, что полезного наше высшее образование может еще взять у Запада, а что нельзя брать категорически?

— После того, как мы присоединились к Болонской системе, мы вошли в мировое образовательное пространство. Это уже данность, и к этому надо относиться спокойно. Мы можем взять на Западе технологии. Но ценности, идеалы должны оставаться нашими. Нужно оберегать свои исторические, педагогические традиции.

Подготовил к публикации Сергей Валентинов

Беседовала Елена Тимошкина

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Западная модель образования: Россия взяла лучшее

Потерпевшей потребовалась госпитализация, а злоумышленников полиция задержала полиция по горячим следам: они оказались безработными выходцами с Ближнего Востока

Четверо беженцев изнасиловали пожилую немку

В самое ближайшее время для развития успеха в Дейр эз-Зоре, сирийской армии остро необходимо в ближайшее время переправиться на левый берег Ефрата. В этом им помогает авиация ВКС России.

Уникальные видеокадры уничтожения "флота" ИГИЛ* на Евфрате
Комментарии
Что не так с обвинениями в адрес "Матильды"
Ходорковский предложил отдать Россию продажным "боярам"
Социологи: большинство россиян отказалось голосовать за президента Семенова
"Яблоко" предлагает России смириться
Сегодня Киев должен выплатить Москве 1,4 млн фунтов
Нападение на главу московского штаба Навального могло быть постановочным
Сегодня Киев должен выплатить Москве 1,4 млн фунтов
"Яблоко" предлагает России смириться
"Северный поток — 2" уже не остановить
Европа охнула: в одну лишь Польшу рванул работать миллион украинцев
Эксперт: боязнь прививок — следствие нашего провала
"Жги, Натаха, раскачивай трон"
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
"Яблоко" предлагает России смириться
"Яблоко" предлагает России смириться
Турция посоветовала Евросоюзу быть поскромнее с Россией
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Китайский вечный двигатель "убьет" нефть и газ
Погибнут миллионы: пророки и ураганы раздули панику в США
Европа охнула: в одну лишь Польшу рванул работать миллион украинцев
Европа охнула: в одну лишь Польшу рванул работать миллион украинцев