Олег Чагин: "Резко изменить школу невозможно"

Какой будет российская школа? Какие знания нужны современным детям? Что требовать от учителей? Почему процесс реформы идет к возврату советской системы образования? Отменят ли ЕГЭ? На эти и другие вопросы об образовании и воспитании подрастающего поколения главному редактору Pravda. Ru Инне Новиковой в прямом эфире ответил директор НИИ социального антропогенеза Олег Чагин.

— В какую школу пойдут наши дети, в каких условиях они будут учиться? И кем они вырастут?

— Если глобально, то наши дети в нормальную школу, наверное, начнут ходить только с 2018 года, а пока нам нужно потерпеть, но в этом направлении очень интенсивно двигаться. Потому что резко изменить школу невозможно. Это нельзя сделать по команде сверху каким-то распоряжением. Это сложный взаимный процесс. Почему-то граждане требования к школе предъявляют, а ответственность с себя снимают, не обременяют себя этой ответственностью.

Большинство мыслит еще как в Советском Союзе — думают, что государство обязано предоставлять им качественное образование бесплатно и просто так. Но люди выбирали уклад жизни, определенную экономическую модель. И эта экономическая модель утверждает, что нам оказывают образовательные услуги. Но если нам, нашим детям оказывают образовательные услуги, то тогда как граждане, как потребители этой услуги мы имеем право проверять качество этой услуги.

И вот здесь происходит разрыв шаблона. Мы привыкли, что государство нам образование дает, а тут оказывается, что мы не требовали качества. Раньше оно было высоким. А сейчас мы можем требовать качественного обучения, но мы его не требуем, потому что стереотип той школы остался.

Там, где родители берут на себя инициативу, выбирают формы отношений с образованием, есть очень хороший результат, ребенок живет уже в совсем другой педагогически-воспитательной среде. А если родители этим не занимаются, то тогда, как любая структура, школа стремится существовать в интересах самой себя. Тогда ничего в лучшую сторону не меняется, никакого развития не происходит. В целом мы движемся в направлении радикальной, кардинальной реформы системы образования. На это нужно время. Но даже сейчас в действующем законодательстве на родителях лежит огромная ответственность и обременение за то, какое качество образовательной услуги будет предоставляться ребенку.

— Почему именно в 2018-м году школа станет лучше?

— Любая работа — плановая. В этом процессе тоже есть регламент, и нужен определенный период для его прохождения. Сейчас идет большая, серьезная работа в этом направлении. Обратите внимание, например: пять лет назад была реформа образования по принципу, что там все плохо, поэтому что-то надо менять. Теперь же даже на экономическом форуме президент говорил, что образование — это стратегический приоритет в работе государства.

Я считаю это успехом в работе нашего института, это большой шаг вперед. И действительно, на 2018 год приоритетом развития государства, приоритетом политики государства будет именно образование.

— Вы сказали, что все привыкли к бесплатному образованию. Но в этой сфере уже давно за многое надо платить. Есть очень много дополнительных платных предметов, кружков, официальные и неофициальные поборы…

— Бесплатность была до 1990-х годов, я имею в виду советский период и советскую систему образования. Тогда образование было ответственностью государства. Конечно, потом произошел перенос части бремени содержания и образовательной части, в том числе, на родителей. Хотя и сейчас в школе огромное количество детей питается бесплатно. Нужно помогать многодетным семьям.

Качество питания в школе улучшилось радикально, меню стало заметно разнообразнее. Также и в других вопросах появилась возможность выбора. Система дополнительного образования расширена. Но надо знать законодательство. Все, что касается обязательных предметов — это область ответственности Министерства образования.

— Обязательные — это математика, русский, история и еще пара предметов. Это же очень мало.

— Да, а что касается допобразования — это на усмотрение родителей, родительских советов, попечительских советов. И это дает возможность родителям устраивать для детей уникальную педагогическую среду. Конечно, за это нужно платить. Потому что мы живем в обществе, где экономическая модель подразумевает получение прибыли. Но товаро-денежных отношений в образовании категорически не должно быть. Тем не менее, они присутствуют.

Товаро-денежные отношения из образования надо убрать вообще. Ведь маме никто не платит за то, что она кормит ребенка. Папе никто не платит за то, что он с ребенком занимается или играет. А почему, когда это переходит в социальные отношения, то вводится элемент товаро-денежных отношений? И мы ребенка в эти отношения вводим. Причем, это всегда происходит в неправильных формах.

Поэтому торговля процветает в школах, дети продают друг другу все, что можно, потому что они видят, как это работает у взрослых. Изменить это все можно только радикально. Когда мы говорим о реформе образования, мы подразумеваем совсем другую школу и другой тип отношений.

— Все ли знания, что даются в школе, действительно нужны?

— Химия и физика — это же дисциплины о мире, о природе, у подростков происходит интеграция и понимание мира. И что важно — это механизм развития мозга. Другое дело, что по нашей концепции все предметы должны быть максимально практичны. Нужно, чтобы ребенок понимал, зачем ему это знание будет необходимо в дальнейшем. Надо сделать школу предметной, чтобы вся информация, которая дается в школе, имела отношение к жизни.

Это цель и задача школы. Тогда мы прибавляем сюда интерес. Как только ребенок понимает, что ему это не нужно, ему это автоматически не интересно. Как только мы это делаем предметно, интерес — и, следовательно, результат — повышается. Введя в школу профессиональное образование (столярку, слесарку, кузню, 3D-проектирование), мы мальчиков сразу занимаем. У девочек свое профобразование. В этом плане нужно вернуть образование по советской системе.

— А как выучить, воспитать педагога?

— Нового здесь ничего придумывать не надо. Есть социальный заказ, который государству нужно определить и сказать, что нам нужно от педагога. Нам нужно, чтобы ребенка любили. Это качество просто необходимо. На любовь к ребенку наложить профессионализм — это вопрос пятилетней подготовки. Можно за пять лет подготовить человека для того, чтобы он вел один предмет, и с каждым годом повышал свой уровень.

Поэтому проблем в этом нет. И наша современная, и мировая школа педагогики, но в первую очередь, конечно, советская школа педагогики эти вопросы решили. Нам не надо ничего придумывать нового. Надо просто вернуться к базовым образовательным советским стандартам. И на этой базе, добавляя современные методики и технологии, поднять качество образования на такой уровень, на который мировое образование не поднимется никогда.

Педагог, в отличие от любого родителя, — это квалифицированный родитель. То есть это человек, который получил образование, он знает методику, дидактику, знает, как учить. Почти у каждого ребенка есть родители, бабушки, дедушки… По нашим расчетам, на одного ребенка в России приходится 5-6 взрослых, которые им занимаются. Давайте из тысячи человек неквалифицированных родителей, интуитивно мудрых, изначально добрых, по умолчанию любящих, подготовим 50 человек квалифицированных! Это же выгодно государству.

Самые лучшие люди должны попадать в педагогику. Педагог должен быть федеральным служащим на полном государственном обеспечении.

Первая категория, которую надо взять под защиту, — учителя начальных классов. Эта категория по умолчанию должна быть полностью под защитой и обеспечением государства. Никакие деньги здесь не важны, и говорить о том, что это дорого, — неправильно. Потому что если взять любую категорию исправления детей, например, в зонах и тюрьмах, их содержание там за счет бюджета, — то это будет в любом случае накладнее. Давайте лучше этот бюджет направим в школу, так намного выгоднее делать.

И даже если бы это было материально невыгодно, то это в любом случае нужно было бы делать в моральном плане. И опять же, это окупится в дальнейшем. Также и родители должны видеть и знать, какие его ребенку требуются условия развития, и как государство эти условия предоставляет. Поэтому педагог — это приоритетный служащий в государстве. В педагогику должны идти самые лучшие.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала Инна Новикова

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Олег Чагин о реформе школы: Назад в СССР!
Комментарии
Французы запалили Павленского: а был ли художник?
Чудом освобожденные: супруги родили трех детей в плену у талибов
Чудом освобожденные: супруги родили трех детей в плену у талибов
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Кровь и крики: спецназ штурмует "Михомайдан" в Киеве
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
О чем договорились Россия и Турция? Путин обыграл Трампа в Анкаре
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Распад СССР: выиграл только Азербайджан
Ученые: "Армагеддон" уже начался
Ксения Собчак решила участвовать в президентской гонке-2018
"Сомнений нет": в США заявили о подготовке нового "11 сентября"
Кто во что горазд
За и против: названы варианты болезненного ответа России на санкции США
За и против: названы варианты болезненного ответа России на санкции США
Саакашвили – Порошенко: я твой рошен шатал!
Мнение журналиста: Оксимирон выиграл, Россия проиграла
Неужели дракон? В Китае сняли на видео скелет неизвестного существа