Дети-сироты востребованы... ЛГБТ-семьями и сектантами

 

Какие в России существуют формы устройства детей-сирот в семью? В каких случаях полагаются дополнительные выплаты? К чему должны быть готовы приемные родители? На эти вопросы Pravda. Ru ответила детский психолог, публицист, член Совета по защите традиционных семейных ценностей при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте России Ирина Медведева.

— В последние годы практически на всех уровнях власти говорят о необходимости развивать семейные формы воспитания детей, которые остались без попечения родителей. Какие сегодня существуют формы, в чем их различие? Порой человеку, который хочет взять ребенка из детского дома, бывает очень сложно разобраться во всем этом.

— Нашему государству хорошо было бы принять нужные решения, чтобы не было так называемого социального сиротства. Потому что это какой-то нонсенс — живая мать, часто живой отец, пусть даже он с этой матерью не живет, но он есть, а ребенок почему-то оказывается "сиротой".

При советской власти тоже бывало, что женщина прямо в роддоме оставляла ребенка. Но тогда около такой женщины в роддоме обычно собирался весь персонал — от главврача до нянечки, и все уговаривали ее ребенка оставить. Хотя были более строгие нравы, и родители часто говорили дочери, которая родила ребенка без мужа, что она может не возвращаться домой, если принесет в подоле. Но многих все-таки удавалось уговорить не бросать ребенка.

Теперь все наоборот — родители уже не так строги, и некоторые даже говорят одинокой дочери: хоть заведи ребеночка, чтоб у нас был внук. А она хочет еще пожить, как принято говорить, "в свое удовольствие". И даже когда она думает, оставить ли ей ребенка, в роддоме тоже говорят, что еще молодая, ты еще погулять должна.

Потому что в обществе потребления люди — тоже субъекты и объекты потребления, особенно дети, особенно здоровые, голубоглазые, от молодых родителей. Они часто становятся товаром, к сожалению. Поэтому, я думаю, что власти надо сделать все, чтобы уменьшить социальное сиротство. Надо сделать материнство, уж простите за такое слово, модным.

А что касается усыновления, сегодня оно в какой-то не очень хорошей форме происходит. Это называется патронат, попечительство. Человек не усыновляет честно ребенка, не становится просто приемной матерью, приемным отцом, потому что гораздо выгоднее быть таким патронатным псевдородителем. Псевдо — потому что из родительства почему-то у нас сделана профессия, потому что они получают деньги за каждого усыновленного ребенка.

Не может материнство и отцовство быть профессией. Поэтому во все это изначально заложен порочный принцип. Хотя я не исключаю, что есть много людей, которые при этом любят детей, хотят их воспитывать. Но если хочешь воспитывать, стань тогда настоящим отцом, настоящей матерью. Что же ты ради денег, ради выгоды, не оформляешь настоящий родительский статус?

Гражданин, взявший на патронатное воспитание ребенка, получает от государства достаточно приличные выплаты. Когда же человек воспитывает родного или приемного ребенка, такие выплаты отсутствуют. Как вы считаете, это справедливо?

— Я считаю, что это чудовищная несправедливость. У нас очень много женщин — особенно матерей-одиночек — страдают от того, что государство им недостаточно помогает, особенно в провинции, где часто еще работу нельзя найти. Вообще все это ужасно. Надо помогать, прежде всего, родным родителям, чтобы им хотелось рожать детей, иметь много детей, растить детей, чтоб они чувствовали, что почетно быть матерью и отцом.

Но нужно именно реально помогать - не платить зарплату за воспитание детей, хотя какие-то дополнительные деньги давать для достойного обеспечения детей, несомненно, надо. Очень важно просто помогать устроиться на приличную работу, и главное — предоставлять жилплощадь.

— Когда люди хотят взять в семью ребенка, некая инстанция проверяет жилищные условия, уровень доходов, здоровье и так далее. По каким критериям это определяется?

— Конечно, такие критерии существуют. Психически больным людям детей не дают. Не дают их и людям нетрадиционной ориентации. Но это формально. На самом деле, представьте себе, дают. У родной матери за любую ерунду эти агенты ювенальной юстиции могут отнять ребенка, потому что у нее жилплощадь маленькая или белье нестираное, и отдать ребенка гомосексуалисту.

Я не так давно читала в интернете — один известный деятель ЛГБТ пишет, что ему отдали ребенка органы опеки, увидев, какой он будет хороший отец, и двое его друзей-геев прекрасно растят своих детей. Как он пишет, все об этом знают, и в детском саду нормально относятся. Есть и другие реальные факты. Это не просто безобразие, а тяжкое преступление!

А большинство наших "детозащитников", к сожалению, исповедуют ультралиберальные взгляды и, как правило, находятся на службе у таких гомосексуалистов. Они говорят, что надо быть гуманными, надо все разрешить, они будут прекрасными папами или мамами… У нас вообще законы очень расходятся с жизнью, как, впрочем, и в других странах…

Я не только детский психолог, но знаю и общую психологию, и патопсихологию. Бывает, что лица нетрадиционной ориентации любят детей тоже специфической любовью. Как правило, гомосексуалист и педофил — это очень близкие понятия, а во многих случаях — одно и то же. Поэтому, если ребенка отдают в такую псевдосемью или к такому псевдоотцу, он просто попадает в ад при жизни.

— Сейчас проявляют интерес к усыновлению детей и люди, которые состоят в сектах. Насколько это распространенное явление? И как получается, что дети оказываются в семье сектантов?

— Не знаю, как, но это очень распространенное явление. Один из достаточно известных сектантских деятелей сказал во всеуслышание, что 80 процентов детей, которых не усыновляют близкие родственники, усыновляются сектантами. Это полное безобразие!

— К счастью, нормальные, традиционные семьи тоже усыновляют или берут на воспитание детей. Они нуждаются в какой-то поддержке. Что, на ваш взгляд, можно сделать для них?

— Я против такого тотального обучения приемных родителей, которое сегодня устраивается. Среди тех, кто хочет усыновить ребенка, есть люди, которые этим учителям по усыновлению фору дадут. Надо все-таки людям доверять, если они хотят усыновить ребенка. Ведь они об этом думали. Они, как правило, начинают любить уже не просто детей, а конкретного ребенка, когда приезжают к нему в детдом. Им надо создать условия для такого же воспитания детей, как в обычной семье.

За хорошее поведение, хорошие поступки, ребенка нужно поощрять, хвалить. А за плохое поведение и поступки, порицать, а если нужно — наказывать. К сожалению, недавно утвержден омерзительный закон, в котором есть криминализация родительских наказаний. То есть шлепок уже будет расцениваться как уголовное преступление, наказуемое сроком до двух лет лишения свободы. Родителей таким образом лишили права на нормальное воспитание, потому что шлепок иногда просто необходим, если ребенок не понимает слов и делает что-то опасное для себя или для других. Это же никакие не побои, но это почему-то включили в 116-ю статью "Побои".

Вообще же приемным родителям надо быть готовым к тому, что это может быть ребенок чуждого им характера. Пока они приходят в дом ребенка, он может им казаться очаровательным и милым. А когда он уже будет с ними жить под одной крышей, могут обнаружиться какие-то раздражающие особенности поведения. Они должны быть к этому готовы и настроиться на то, что даже если он их будет раздражать, они не смеют его отдать обратно. Что сейчас, к сожалению, происходит, потому что патронаж допускает такую возможность.

Подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


"Российских детей продолжают отдавать ЛГБТ-семьям и сектантам"

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Искусственный интеллект и политика: грядут войны роботов и беспилотников?
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Литва "помогла" Украине летальным оружием советских времен
О чем говорили Путин и Паролин — ЭКСПЕРТЫ
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Басманный суд Москвы: дело Серебренникова
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Резня в Сургуте: все подробности атаки и комментарии экспертов
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора