Зачем в Коране ищут призывы к войне

Ислам не только и не просто религия. Ислам — это неразрывное единство религиозного, духовного и морального в человеке и обществе с социальной, экономической, политической и юридической практикой. Вера и действие здесь слиты вместе и создают совершенно особое отношение к окружающему миру.

На этой основе формируется и особая геополитическая концепция ислама, его глобализационный проект. В чем его особенности? Как ислам видит мир и его будущее? Какие новые вызовы несет человечеству геополитика ислама? Об этом в прямом эфире видеостудии Pravda.Ru рассказал вице-президент Академии военных наук, профессор Сергей Модестов.

— Исламу характерно особое собственное видение мира, временного пространства?

— Ислам имеет собственный глобализационный проект в ряду других попыток осмысления мирового развития, собственное понятие о классовой социальной справедливости. Это присуще каждому учению, не только религиозному. Запад продвигает свои проекты, а предложенный Советским Союзом сейчас продолжается в уже рудиментарных формах в Северной Корее и на Кубе.

Проект иллюзорной национально-этнической исключительности, реализующий свое видение глобализации, предлагала приснопамятная гитлеровская Германия, которая все делала для одной нации — арийской. В этом ряду исламский проект — далеко не самый неуспешный, поскольку действительно завоевывает достаточно широкую популярность.

Это происходит по разным причинам, в том числе из-за стремления решить свои социально-экономические запросы. Мы видели такие ожидания у части населения районов, находящихся под контролем Исламского государства, запрещенного у нас. Многие там и далеко за пределами этих территорий поддерживают эту организацию. Поскольку там, наряду с явно неприемлемыми для нормального светского современного демократического человека посягательствами на жизнь людей, тоталитарным правлением, уничтожением исторических и культурных артефактов, есть, на их взгляд, и плюсы. Они считают, что ИГИЛ предлагает весьма соблазнительную модель социальной справедливости, принятую от первых халифов.

Они верят, что там первозданный неискаженный ислам, обещавший общество справедливости, равенства, где нет различия между расами, нациями, все составляют единую исламскую умму. Именно поэтому у нас проблемы в Дагестане. А ведь ислам уже в VII веке пришел туда. В Дербенте пятничная мечеть — древнейшее каменное культовое сооружение в России.

Народ будет воевать в Ираке, будет поддерживать ИГИЛовцев, отчасти потому что они боятся, что иначе там будет религиозный конфликт шиитов и суннитов и этнический конфликт арабов и курдов. ИГИЛ своей социальной демагогией привлекает на свою сторону значительную массу населения.

Иных более привлекательных форм социальной организации общества, экономической жизни, к сожалению, никто пока не предложил. В своем видении мирового пространства у ислама, действительно, есть своя достаточно четко прописанная концепция, выделяющая в мировом пространстве три четко определенные зоны. Понятно, что есть область ислама как бы идеальная. Есть территория войны. Если немусульмане правят мусульманами, это неприемлемо. В их трактовке ислам не только религия, мораль и право, но еще и политика. В отличие от многих других религий, которые пытаются на словах, по крайней мере, дистанцироваться от претензий на власть.

Третья область — согласия, где возможно временное соглашение с немусульманами, находящимися у власти. Обозначается даже срок — 10 лет, но потом вопрос должен быть все-таки поставлен, рассмотрен и такой порядок должен быть изменен. Есть и другие, но примерно похожие трактовки. Поэтому надо быть готовыми к тому, что мусульманские богословы и политики — это одно и то же практически.

Многие из них будут стремиться действовать каждый по-своему. В этом уже и есть проблема, потому что этот проект не един. С другой стороны, это, может быть, и поможет в какой-то степени преодолеть опасность, но это — серьезная опасность для всех — попытки силового навязывания собственной модели глобализации нашей жизни.

— Из-за разобщенности ислама нет единого критерия, в соответствии с которым можно было бы определять, что правильно, что неправильно?

— Да, и те же самые ИГИЛловцы, вскормленные и получающие поддержку из Катара и Саудовской Аравии, имеют некие основания критиковать саудовскую династию, мотивированную желанием сохранять династийную власть своего рода, что далеко от идеалов социальной справедливости.

— Территории, где немусульмане правят мусульманами — практически весь так называемый цивилизованный мир и значительная часть третьего мира. Получается — область войны, непримиримый джихад они хотят развязать по всей планете?

— Тут тоже подходы разные. С одной стороны, сложны прочтение, трактовка и толкование сакральных текстов и в Коране, и в Библии. Там можно найти обоснование для чего угодно. Поэтому старательные богословы могут найти в одной истории призыв убивать неверных. Но в Коране говорится, что ислам — это религия мира, и она не претендует на жизни других людей. Это очень непростые вопросы.

Слава Богу, в Российской Федерации большая часть нашего муфтията и мусульман — традиционно живут в единении с другими народами, людьми, исповедующими другие религии. Мои предки — из Касимова Рязанской области, где многие века мусульмане живут бок о бок с русскими, православными, и там никогда не было ни одного конфликта. Это идеальная территория сосуществования.

Умеренная, разумная часть ислама адаптирована к реалиям современной жизни, не претендует на безусловные властные полномочия, соответственно, не настаивает на силовом отстранении немусульман от руководства. Вообще, в переваривании нынешнего мощного вызова со стороны политического ислама есть только один путь — поиск компромиссов.

Беседовал Дмитрий Нерсесов

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Геополитика Ислама: как выглядит мир с точки зрения мусульман

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Резня в Сургуте: все подробности атаки и комментарии экспертов
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов