Смерть в полете вам не грозит?

На днях в Самаре после экстренной посадки самолета, следовавшего рейсом из Франкфурта в Астану, умер от сердечного приступа пассажир. Эта смерть стала уже третьей после почти аналогичных случаев 19 и 29 августа. Многие СМИ заговорили уже о настоящей "опасной тенденции" не долететь живым во время воздушного путешествия. Но так ли это на самом деле?

По данным ИКАО смертность во время авиаперелетов в среднем составляет 25,1 человека (из них из-за сердечно-сосудистой патологии - 13,1 человека, то есть 52 процента)  на миллион рейсов.  Заметим, рейсов, а не пассажиров. По данным, скажем, российских авиалиний, число людей, перевозимых за один рейс в среднем составило 95 человек, на миллион рейсов - 95 миллионов. Так что исходную цифру смертности делим на 95 - получаем 0,264 смерти на миллион авиапассажиров. Но сравнивать это с «общемедицинской» смертностью будет некорректно - она ведь учитывает летальные исходы за целый год.

Снова создаем пропорцию. На тех же российских авиалиниях средняя продолжительность рейса составила  2,4 часа. В году 365 24-часовых суток - всего 8760 часов. Разделим это количество на среднюю продолжительность рейса, как будто его участники летали целый год, - выйдет 3650 таких условных рейсов. И теперь мы может умножить последнюю цифру на показатель чисто «авиационной» летальности (0,264) - получим 963,6 умерших на миллион, 96,36 - на сто тысяч, из которых 50,1 умирает из-за «сердечных» причин.

Между тем, общая статистика смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в России за последние годы составила 1600 умерших на 100 тысяч населения. То есть любители авиаперелетов рискуют скончаться от сердечного приступа где-то так в 32 раза меньше в сравнении с общей массой своих соотечественников, находящихся на земле.

Думается, вышеприведенные цифры могут в значительной мере успокоить очень многих желающих воспользоваться самым быстрым видом транспорта, но при этом опасающихся за свое здоровье.

С другой стороны, не стоит думать, что современные авиалайнеры каким-то непостижимым образом, чуть ли не «автоматически» улучшают здоровье тем, кто ими пользуется. Как раз наоборот, полеты несут определенный риск, просто летают, в основном, относительно здоровые люди. Каковы же эти опасности? В первую очередь, это низкое давление в салоне самолета (аналогичное таковому на высоте 2,5 километра), оно дает меньшее насыщение крови кислородом.

Кроме того, фактором риска является  большая или меньшая относительная обездвиженность, из-за необходимости сидеть в авиационном кресле. Из-за этого мышцы ног не работают и не помогают качать кровь по венам. Последняя застаивается, причем отеки нижних конечностей еще не самое страшное. Хуже, если у человека и до этого было варикозное расширение вен или вообще тромбофлебит. В таких случаях резко вырастает риск образования тромбов, которые, оторвавшись от венозных стенок, начинают «путешествовать» по сосудам организма. И горе человеку, если такой тромб закупорит важный сосуд сердца или мозга - тогда инфаркт или инсульт обеспечен.

На развитие сердечно-сосудистой патологии влияют и другие факторы. Шум, вибрация, как минимум. А если человек, наслушавшийся страшных историй об авиакатастрофах (ну да, аж восемь с лишним сотен погибших в 2010 году, по сравнению с разбившимися в автокатастрофах 1,2 миллиона), еще начинает нервничать, то вообще плохо.

Его организм начинает выделять адреналин, который эволюционно задуман как «гормон движения». Но какое ж движение в тесном авиасалоне? Вот и выходит, что стресс, должный давать человеку силу и выносливость для двигательной активности ради борьбы о опасностью, тратится на повышение давления и сопутствующий спазм сосудов. Откуда уже тоже к инфаркту и инсульту недалеко.   

Между тем, инфаркт и пограничные состояния, связанные с нарушением кровоснабжения сердца, в 68 процентах летальных исходов проявляются синдромом «внезапной смерти», основой которой служат беспорядочные сокращения отдельных волокон сердечной  мышцы, не способные гнать кровь по организму, как это бывает при нормальной работе органа.

Такое грозное состояние и называется «фибрилляцией». Если не принять немедленных мер по восстановлению нормального сердечного ритма, фибрилляция скоро перейдет в «асистолию», то есть уже в полное отсутствие даже слабеньких сердечных сокращений. Вывести из этого состояния больного уже крайне сложно.

В связи с этим последние десятилетия особое внимание в мире уделяют использованию «дефибрилляторов» - аппаратов, способных мощным электрическим разрядом восстановить нормальный ритм сердца, вырвав его из смертельной ловушки фибрилляции. Сам метод появился еще в конце XIX века. Но только с достижениями микроэлектроники он стал доступен, как говорится, любому «чайнику». Просто перед использованием этой серьезной процедуры врачу надо убедиться, что у больного действительно остановка сердца из-за фибрилляции. А для этого нужно успеть снять и прочесть электрокардиограмму, что само по себе требует высокой квалификации.

Однако теперь, с появлением микрокомпьютеров, «умные» (или автоматические) дефибрилляторы при наложении электродов сами определяют наличие у потерявшего сознание человека искомой патологии и могут даже автоматически «принять решение» на проведение спасительного разряда. От персонала, грубо говоря, требуется лишь правильно наложить электроды. Потому такие приборы в последнее время устанавливаются на Западе чуть ли не на каждом углу - на вокзалах, в офисах, в концертных залах и т.д.                 

В то же время заголовки СМИ, типа «Больного не спасли, потому что в Шереметьеве не было дефибриллятора», могут вызвать лишь грустную улыбку. По той же американской статистике, в 70 процентах выживаемость больных достигается лишь в случае, если этот прибор был применен в течение первых трех минут от начала клинической смерти, обычно неспециалистами. До половины больных удается спасти, если дефибрилляцию им сделали наиболее быстро прибывающие полицейские - в течение пяти минут. Тридцати-сорока процентам удается выжить после помощи появляющихся на шестой минуте пожарных из «Службы спасения». А вот «профессиональные» «скорые», прибывающие где-то на десятой минуте, могут спасти от смерти не более десятой части больных с синдромом «внезапной коронарной смерти».

Конечно, немало может дать немедленно начатая сердечно-легочная реанимация - непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Но эти процедуры, в общем, спасают лишь клетки коры головного мозга от гибели - с последующим превращением человека в «овощ», не способный к высшей нервной деятельности, мышлению, общению. А сердце, не «заведенное» в течение первых нескольких минут, все равно запустить будет очень сложно...

Так что «размышлизмы» на тему «Почему в аэропортах нет дефибрилляторов?» в контексте пассажира, сердечный приступ которого случился в полете, - это «разговоры в пользу бедных». Этот прибор должен быть в самолете! Кстати, с 2004 года ни один лайнер без дефибриллятора просто не допускается в воздушное пространство  США. Хотя, конечно же, для пассажиров, еще только ожидающих рейса, нужный прибор тоже может потребоваться.

Но не будем слишком глубоко углубляться в медицинские и управленческие аспекты. На вопрос «Как выжить в самолете и аэропорту?» можно дать только общий ответ: «Нужно бережно относиться к своему здоровью». Больным - обязательно уточнить у врача, можно ли им вообще отправляться в рейс и какие нужны меры профилактики. «Сердечникам» - осведомиться о наличии дефибиллятора на самолете избранного рейса и на аэровокзале.

Но и здоровым тоже расслабляться не следует - по все той же неумолимой статистике, треть погибших на борту самолетов от остановки сердца пассажиров не имело предваряющих жалоб. А провоцирующей причиной может стать и «сто грамм для храбрости», и бессонная ночь, и физические и нервные нагрузки, и многое другое.

С другой стороны, и впадать в гиперосторожность на грани ипохондрии, тревожно-депрессивного синдрома с зацикливанием на чаще мнимых болезненных ощущениях, тоже не стоит. Да, в самолете придется несколько часов сидеть. Но разве не то же самое происходит во время поездки в автомобиле, автобусе - особенно на дальние расстояния? Конечно, в этом смысле наиболее безопасно ездить на поезде, лежа на полке, но не всем же подходит такой способ передвижения.

Ну, а для наибольшего оптимизма лучше всего будет еще раз перечитать статистику в начале статьи - о 32-кратном превышении «общей» сердечно-сосудистой смертности над «авиационной». И хотя, как говаривал Остап Бендер, «полную гарантию может дать лишь страховой полис», но статистически низкая вероятность риска однозначно должна утешить потенциальных авиапассажиров. 

 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Впервые в России наркоторговцу грозит пожизненное
Умер режиссер фильмов "Старшая сестра" и "Шумный день" Натансон
Улюкаев рассказал о планах на жизнь в СИЗО
Пучдемон рассказал, что сейчас происходит в Каталонии
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
Не от мира сего: семья из 4-х человек в полном составе сменила пол
Роналду повторил рекорд Пеле, забив 7 голов на чемпионатах мира
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Во Вселенной насчитали два триллиона галактик
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Впервые в России наркоторговцу грозит пожизненное
Взрыв газа в Австрии: украинская труба — всё
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Отчим, не пускавший падчерицу домой, застрелил полицейского. Видео
Скоро вернется? Улюкаева сравнили с блондинкой
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры