Делать липоаспирацию теперь немодно

В пластической хирургии для поддержания имиджа банкира и звезды шоу-бизнеса нужны разные подходы. А ребро — всего лишь стройматериал, считает пластический хирург, атташе завотделением челюстно-лицевой хирургии Госпиталя Святой Анны (Париж, Франция), совладелец клиники PLATINENTAL (Киев) и оперирующий хирург клиники PLATINENTAL (Москва) Олег Баниж. Об этом он рассказал в беседе с главным редактором "Правды.Ру" Инной Новиковой.

Начало разговора на эту тему:

"Проблемы в семье пластика не исправит"

"Пациент хотел другого, поэтому недоволен"

Шекспира или Ньютона делать будем?

— Олег Николаевич, а какие, по вашему мнению, сейчас самые востребованные пластические операции?

— Я могу сказать, что в 2002 году я сделал около 400 липосакций за год. Около 400. А сейчас липоаспирация — это довольно редкая операция. То есть это говорит о том, что люди начали за собой следить, правильно питаться, меньше есть. То есть это хороший показатель.

— А на что сейчас обращают больше? На какую-то форму частей тела и головы?

— На все. Кто занимается модельным бизнесом, хотят худеть, иметь скулы, провалы на щеках и массивный подбородок, кто занимается банковским делом, хотят максимально долго оставаться вот в том виде, в котором они находятся сейчас, кто-то, не знаю, хочет поменять полностью все и просит выполнить эндоскопическую операцию и поменять весь облик. Причем поменять так, что…

— Никто не узнал?

— Ну да, кроме собаки, по запаху. Такое тоже бывает. Абсолютно разные требования.

— Вот я тут вычитала, знаменитый наш мачо Доронин, который расстался с Наоми Кэмпбелл. И сейчас появляется у него новая подруга, которая очень похожа на черную пантеру, и у нее какая-то нереальная совершенно талия, просто нереальная, это даже не песочные часы. Гурченко бы там просто обзавидовалась такой талии. Я понимаю, что не могло быть такого у человека от рождения. Видимо, ей ребра удаляли. Ради чего вот удалять ребра, чтобы была такая талия.

— Вам это нравится?

— Мне не понравилось. Ей, наверное, нравится.

— Ее look вам понравился, то, как она выглядит?

— Мне показалось, как кукла Барби, это неестественно… Вот сейчас у нее все там красиво, чуть-чуть лишние два сантиметра, наверное, что-то, будут какие-то проблемы. И потом, я не знаю, как она будет детей рожать. Я не могу оценить. Ну, кукла Барби, она красивая с такими ногами. То есть, если бы такая была, она бы упала сразу же, шагу не сделала с такими пропорциями. Может, у меня такое рабоче-крестьянское ощущение, что красота — это здоровье.

— Ну, это прежде всего, да.

— Наверное. А когда вот такая талия, такие бедра, не знаю. Это значит, получается, бизнес. Я вас хотела спросить: к вам придут, скажут "хочу ребра убрать". Вы скажете "давай" и будете убирать ребра? Вы хоть раз вообще удаляли ребра у пациента?

— Ни разу.

— А вообще слышали, чтобы кто-нибудь такой метод использовал?

— Да, конечно. Конечно.

— А что, его надо отпилить, это ребро, да?

— Убрать.

— Как убрать? Вы должны сделать дырочку, через дырочку отпилить ребро и так его вытащить.

— Совершенно верно, освободить. Убирают только те ребра, которые самые последние, которые закреплены только с одной стороны.

— Понятно. А эти ребра, они ничего не охраняют, ничего не защищают, селезенку, например?

— Конечно, они охраняют, защищают, но, почему не вытащить. Охота пуще неволи, поэтому…Такая операция есть, она описана, она производится

— Если к вам придут, вы готовы будете отпилить?

— Я не готов, лично я, но к своим коллегам, которые готовы это сделать, я пошлю. Но, это скорее не пластическая хирургия уже, а это нужны уже специалисты по травматологии и по торакальной хирургии. Это уже, немножко за рамками нашей специальности. Забрать часть ребра для того, чтобы, например, восстановить спинку носа или восстановить синус, забрать часть, не знаю, подвздошной кости или часть кости черепа, что мы делаем регулярно для наших коллег стоматологов или сами для себя, или где-то дефицит ткани, например, микрогения, увеличить подбородок, то есть нам где-то надо взять материал. То есть материал — это костная ткань. Костную ткань мы можем взять, самый простой способ, это либо из черепа кусочек выкроить, либо из кусочка подвздошной кости. Либо из ребра. Вот эти операции мы производим в общем регулярно достаточно.

— Достаточно регулярно, и люди идут на то, чтобы там от черепа у них кусок кости…

— Это же стройматериал, это эндоматериал, который прекрасно приживается, который не отторгается организмом. Это намного лучше, чем материал синтетический. Конечно, конечно. А тем более, что никакого вреда для организма это не несет.

— Ну да, конечно, кусок отпилили от черепа и ерунда?

— Все, потом остеосинтез пройдет и все восстановится.

— То есть это ничего страшного, это мы все равно все из себя естественные такие остаемся.

— Да.

— Просто как раньше было: зубы не лечили, а только удаляли в страшных мучениях, а теперь мы лечим зубы и никаких проблем.

— Под наркозом ещё иногда.

— Под наркозом, тогда ещё под общим наркозом.

— И прекрасно себя чувствуем.

— Ещё тут предлагают молочные зубы под общим наркозом. Реклама была знаменитой пасты, когда "у моей бабушки все искусственное, а только зубы свои ". И бабушка такая замечательная, фарфоровые зубы, абсолютно искусственные, и бабушка такая, просто юная красавица, 90-60-90, у нее все пластические операции, они явно сделаны. Это такое будущее искусственное ожидает человечество? Или все-таки мы останемся такими же, как и были?

— Я думаю, что мы останемся такими же, как и были.

— То есть режьте, давайте свои ребра, подставляйте череп и будете ещё краше и ещё моложе.

— Ну, иногда нужно подставить череп, потому что если например, резорбировалась костная ткань, а вам нужно делать протезирование зубов, вставить штифты, то где-то эту костную ткань нужно брать. Поэтому вы либо сажаете синтетический материал, либо свой собственный. Вот, собственно говоря, зачем это нужно, и это уже пластическая хирургия.

— Олег Николаевич, пластическая хирургия — вещь серьезная. А бывают в вашей практике смешные или анекдотичные истории?

— Пришла пациентка и задала вопрос, на который я никогда больше не отвечал никому. Она сказала: "что бы вы мне сделали?". И я с огромным энтузиазмом расписал ее с головы до ног. И она, естественно, пришла в состояние такое, близкое к культурному шоку и сказала: "все это мне нужно сделать". Я говорю, да, а вас что-то другое волновало? И она сказала: "совершенно верно, меня волнует морщинка над правой частью верхней губы, потому что я курю все время на правую сторону, вот она залегла, и мне хочется ее выправить. Вот наверняка инъекции гиалуроновой кислоты".

— Это вы знаете про кислоту, а на самом деле, может быть, действительно куча проблем, которые можно решить и без вмешательства. Действительно какую-нибудь там инъекцию, укол. А, может быть, есть проблемы, на которые вообще не стоит обращать внимания и вообще не решать?

— Да, совершенно верно. Это как раз ответ на вопрос. Есть наши возможности. Мы можем сделать уже достаточно многое. Но есть и, скажем, какие-то объективные желания, а есть абсолютно необъективные. Вот то, что мы умеем, не все нужно применить конкретно к этому человеку Х, например. Вот его волнует морщинка, а с моей точки зрения, надо делать подтяжку, редукцию груди, и так далее, и так далее, липосакцию. А ей все это не нужно, она себя прекрасно чувствует, ей все нравится, она себя чувствует комфортно, а морщинка ее беспокоит. А единственное, чего я не увидел, вот о чем я не сказал ей, записывая все, что бы я сделал на ее месте, единственное, чего не было, не было указано, что надо исправить морщинку. Я ее вообще не увидел, не заметил. Поэтому всегда очень важен диалог между пациентом и врачом.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Последние новости сегодня, 1 августа 2013 года 

— Олег Николаевич, пластическая хирургия — вещь серьезная. А бывают в вашей практике смешные или анекдотичные истории?

— Пришла пациентка и задала вопрос, на который я никогда больше не отвечал никому. Она сказала: "что бы вы мне сделали?". И я с огромным энтузиазмом расписал ее с головы до ног. И она, естественно, пришла в состояние такое, близкое к культурному шоку и сказала: "все это мне нужно сделать". Я говорю, да, а вас что-то другое волновало? И она сказала: "совершенно верно, меня волнует морщинка над правой частью верхней губы, потому что я курю все время на правую сторону, вот она залегла, и мне хочется ее выправить. Вот наверняка инъекции гиалуроновой кислоты".

— Это вы знаете про кислоту, а на самом деле, может быть, действительно куча проблем, которые можно решить и без вмешательства. Действительно какую-нибудь там инъекцию, укол. А, может быть, есть проблемы, на которые вообще не стоит обращать внимания и вообще не решать?

— Да, совершенно верно. Это как раз ответ на вопрос. Есть наши возможности. Мы можем сделать уже достаточно многое. Но есть и, скажем, какие-то объективные желания, а есть абсолютно необъективные. Вот то, что мы умеем, не все нужно применить конкретно к этому человеку Х, например. Вот его волнует морщинка, а с моей точки зрения, надо делать подтяжку, редукцию груди, и так далее, и так далее, липосакцию. А ей все это не нужно, она себя прекрасно чувствует, ей все нравится, она себя чувствует комфортно, а морщинка ее беспокоит. А единственное, чего я не увидел, вот о чем я не сказал ей, записывая все, что бы я сделал на ее месте, единственное, чего не было, не было указано, что надо исправить морщинку. Я ее вообще не увидел, не заметил. Поэтому всегда очень важен диалог между пациентом и врачом.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Последние новости сегодня, 1 августа 2013 года 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Олег Баниж. Беседа 3. "Хирурги наконец узнали анатомию"

В субботу первый заместитель министра иностранных дел России Владимир Титов подтвердил в Москве журналистам приятную новость: в конце текущего года ожидается визит в столицу России главы МИД Великобритании Бориса Джонсона.

К визиту главы МИД Великобритании в РФ: почему  Лондон размораживает диалог с Москвой?
Комментарии
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"
Приоритеты Общественной палаты: ДНЕ или 100-летие революции?
Восточный орнамент: Киргизия уйдет от казахов к узбекам
Президент России подписал санкции против Северной Кореи
Российская экономика избавилась от инфляции
ООН признала: мы обвиняем Россию на основании статей в СМИ
Восточный орнамент: Киргизия уйдет от казахов к узбекам
Астрономы ЕSО объявят о сенсационном открытии
Цитадель на колесах: киевская элита прячется в броневики
Президент России подписал санкции против Северной Кореи
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"
Тайная цель Трампа: что стоит за американскими нападками на Россию
Глобальный удар США: у России уже есть ответ
Глобальный удар США: у России уже есть ответ
Право последнего удара: США изменили цель в Сирии
В ПАСЕ назвали потери из-за отсутствия выплат от России
Право последнего удара: США изменили цель в Сирии
Тайная цель Трампа: что стоит за американскими нападками на Россию
Астероид, едва не разгромивший Землю, вернется в 2079 году
Глобальный удар США: у России уже есть ответ
Российская экономика избавилась от инфляции