Можно ли победить аборты без запретов?

Более 300 тысяч человек подписали петицию за запрет абортов в России, в их числе патриарх Кирилл. О проблеме абортов в нашей стране рассказал международный эксперт по вопросам репродуктивного здоровья на территории РФ, член попечительского совета движения "Матери России", акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук Борис Лордкипанидзе.

— Сегодня поднимается вопрос о выводе абортов из системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Какие аборты сейчас бесплатны в России и какие планируется вывести?

— Аборты у нас сейчас абсолютно все делаются бесплатно. Вопрос о выводе абортов из системы ОМС касается абсолютно всех абортов, за исключением абортов по медицинским показаниям. Это является проблемой, потому что социально незащищенные слои останутся без возможности прибегнуть к этой медицинской процедуре.

Если аборты будут выведены из ОМС, за них придется платить гражданам. Кто не сможет заплатить ту сумму, которую запрашивают частные медучреждения, вероятно, будут обращаться к людям, не имеющим медицинского образования. С большой вероятностью это приведет к плачевным последствиям в отношении здоровья беременной.

— Есть ли экономическая выгода от вывода абортов из ОМС? Действительно ли это позволит больницам сэкономить или привлечь какие-то деньги? Аборт — это вообще дорогая операция?

— Согласно данным комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, государство будет в состоянии сэкономить около пяти миллиардов рублей. В соотношении с теми деньгами, которыми обладает вообще фонд ОМС, это буквально капля в море. Но проблема в другом. Если часть из тех женщин, которые решили не сохранять беременность, в случае выведения абортов из системы ОМС, пойдут к каким-то эскулапам и у них возникнут осложнения в области гинекологии, воспаление или еще что-нибудь, — то они, безусловно, уже обратятся по месту жительства в стационарные больницы.

А лечение гинекологической патологии — это стационарная услуга, которая входит в стандарты ОМС, и она гораздо более дорогостоящая, чем аборт. То есть велика вероятность, что эти пять миллиардов, которые власти попытаются сэкономить на выведении абортов из ОМС, израсходуются на последующее лечение осложнений после "криминальных абортов".

Кто-то у нас даже поднял вопрос о том, что надо вывести из ОМС аборты по социальным показаниям. А по социальным показаниям у нас сейчас остался бесплатным только один вид абортов — аборты в результате изнасилования. Так вот, я слышал мнение, что и их тоже надо убрать из ОМС, потому что, мол: "Ну и что, что изнасиловали, надо просто женщину поддержать, оказать психологическую поддержку, и пускай она рожает". На мой взгляд, это абсолютный абсурд. Да за всю жизнь ни один психолог не реабилитирует женщину настолько, чтобы результат этого изнасилования она всю жизнь воспитывала, растила, и еще, не дай Бог, этот насильник будет в последующем родительские права предъявлять. В общем, тут апофеоз идиотизма. Допускать подобного нельзя. Изнасилование как основание для аборта никоим образом нельзя выводить из этой системы.

— Почему у нас вообще еще существуют аборты? Почему люди не пользуются современными средствами контрацепции, полностью снимающими эту проблему?

— У нас очень узкая система образования, низкий уровень просвещенности населения в этом направлении. На Западе это внедрялось, начиная с появления в 1960-х годах контрацептивных препаратов. Уже тогда эта культура прививалась. У нас же отношение к контрацепции всегда было очень спорным. 

Дело в том, что в Советском Союзе к аборту относились как к рутинной процедуре, которая для женщины была очень проста. Это никогда не осуждалось в обществе, этот вопрос никогда не рассматривался, как проблема.

В результате аборт стал рассматриваться как самое простое "средство контрацепции". И таким образом получилось, что у нас этот вопрос полностью лежал в плоскости ответственности женщин. Мужчины никогда за это не отвечали. Мы сейчас пожинаем плоды того застойного периода, когда этот вопрос не поднимался, когда мы не заботились о том, чтобы информировать население о существующих методах контрацепции, о вреде абортов. У нас нет культуры контрацептивного поведения.

— Врачи говорят, что большинство делающих аборт — это женщины, уже имеющие детей. Почему они не поставят спираль, известную с советских времен? Или это платная процедура?

— Это компонент безответственности. У нас более 50 процентов населения использует технику прерванного полового акта. Она абсолютно ненадежна. Но на нее полагаются больше, чем на то, чтобы один раз обратиться к врачу, обсудить наиболее подходящий метод контрацепции и воспользоваться рекомендациями, будь то внутриматочная спираль, будь то оральная контрацепция, или инъекционная контрацепция, которая является пролонгированной.

Можно делать раз в три месяца один укол и последующие три месяца жить совершенно спокойно, не беспокоясь о беременности.

Можно использовать внутриматочную спираль, которая устанавливается на пять лет, и просто периодически наблюдаться у гинеколога. Установка спирали является бесплатной. Все, что нужно от пациентки, — это чтобы она купила эту спираль и обратилась в женскую консультацию, где ей эту спираль установят бесплатно.

Но, к сожалению, у нас полагаются на русское "авось": "Меня пронесет, ничего страшного". Потом, конечно же, эти люди идут к врачу с целью прервать беременность. Таков у нас основной источник абортов. Сегодня, в сложных экономических условиях, семьи, имеющие одного-двух детей и не планирующие заводить больше, поскольку финансовое состояние не позволяет, обращаются к врачам с целью прерывания беременности.

— В петиции за запрет абортов, под которой собрано сейчас около 300 тысяч подписей, есть пункт о запрете вспомогательных репродуктивных технологий, "неотъемлемой составляющей которых является унижение человеческого достоинства и убийство детей, находящихся на начальных этапах эмбрионального развития". Речь идет о запрете технологии ЭКО?

— Да. Но опять-таки здесь очень много религиозной подоплеки. Вы же понимаете, что при отборе яйцеклеток берется несколько. Оплодотворяется, например, пять, а подсаживается в матку одна или две наиболее перспективные, из которых может развиться полноценная беременность. Остальные в данной ситуации замораживаются либо передаются родителям, а раньше они подвергались уничтожению.

Раньше, чтобы получить одного ребенка, в матку подсаживали, например, три эмбриона. В случае, если всем тем удалось привиться, делали редукцию эмбрионов. То есть они уничтожались, оставлялись в меньшем количестве. Сейчас такая технология не применяется. Обычно подсаживают одного, максимум двух эмбрионов. Потому это не особо актуально.

Но это наука. Нельзя подходить так, что две клетки смешались, и все — это уже жизнь, надо о ней заботиться, сохранять! Мы живем в цивилизованном мире, и должны понимать, что юридически у нас жизнь начинается с момента рождения. Если мы хотим позаботиться о ребенке, то надо это делать хотя бы с того периода, когда родившийся плод сможет самостоятельно дышать и самостоятельно в дальнейшем развиваться. А до этого момента это неотъемлемая часть женского организма, неотъемлемая часть будущей матери.

— Что будет, если запретят и аборты, и ЭКО? И как бы вы посоветовали правительству улучшить ситуацию?

— Это пока всего лишь общественная инициатива. Именно в компетенции правительства, именно на уровне правительства и Госдумы подобные вещи рассматриваются при достижении петицией определенного количества голосов.

Я абсолютно не допускаю мысль того, что это будет реализовано на практике в силу того, что у нас, все-таки, большая часть здравомыслящих людей, а не тех, которые следуют какому-то культу.

Единственный маленький нюанс: если запрет абортов когда-либо в нашей стране будет принят, то основой для нее будет отнюдь не религия и не гуманный подход к человеческой жизни. Просто мы, действительно, находимся на краю демографической ямы, и, учитывая огромную территорию нашей страны, нужно поддерживать численность популяции людей, которые на этой территории будут проживать.

Но этот метод очень сомнительный. Опыт запрета абортов в 1936 году, еще в сталинское время, продемонстрировал, что рождаемость несколько возросла, но потом опять вернулась на первоначальную планку, а дальше пошел рост криминальных абортов, детоубийств и женских смертей, а также всевозможных гинекологических осложнений.

Беседовала Татьяна Трактина

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Читайте статью на английской версии Pravda.Ru

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

Аборт: убийство или спасение?

Пока Россия ведет на дипломатическом фронте войну с США и Великобританией, ближайшие союзники Москвы по СНГ начали постепенно сближаться с Вашингтоном.

Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Комментарии
Кудрин усомнился в возможностях рубля
Кудрин усомнился в возможностях рубля
Россиянам предсказали резкий рост зарплат уже в этом году
Ялтинский форум прорвал изоляцию России
Как Саргсян продал Армению и что из этого вышло
"Большая семерка" объявила Россию виновной во всем
Ялтинский форум прорвал изоляцию России
Польша собралась отбиваться от России советскими зенитками 40-х годов
Подлодка США ушла от российской субмарины и ударила по Сирии
Подлодка США ушла от российской субмарины и ударила по Сирии
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста
Мнение: Россия получила преимущество после удара США по Сирии
"Фавориты" против "Томагавков": закроет ли Россия небо Сирии
Business Insider: армия США готова к войне с русскими в Сирии
Митинги в Армении: первые результаты. Но не последние?
Уроженца Курска Климкина расстроили 3 миллиона украинцев, проживающих в России
Сирия безвозмездно получит российские С-300
Россиянам предсказали резкий рост зарплат уже в этом году
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
"Большая семерка" объявила Россию виновной во всем