Автор bratkov

Военная тайна за один доллар

История несостоявшегося вторжения советских войск в Швецию
Известно, что человеческая психика обладает определенной инерцией, и страх часто наступает уже после того, как опасность миновала. То же самое иногда происходит с целыми нациями. Подтверждением этого тезиса служат опубликованные шведской вечерней газетой “Афтонбладет” образцы советских военных карт 1987 года с изображением побережья в районе Стокгольма и Карлскруны — главной базы шведского флота на Балтике.

На этих исключительно подробных и точных картах были обозначены все оборонительные сооружения в окрестностях двух городов, указаны места благоприятных высадок десанта и глубины секретных фарватеров в шхерах.

По заключению шведских экспертов, советский Генштаб использовал эти карты для подготовки вторжения в Швецию, а их качество было даже выше, чем лучших образцов творчества шведских военных картографов…

В результате нация испугалась так, как не боялась даже в худшие годы “холодной войны”. Премьер-министр Швеции Йоран Перссон, взглянув на фотографии, заявил, что подтвердились худшие опасения тех, кто всегда считал Москву источником прямой опасности. Премьер также сообщил, что после тщательного изучения документов он решит, стоит ли заявлять протест России.

Газетная публикация разрушила сразу два мифа о том, что шведская продукция всегда качественнее российской, и о том, что стране удалось скрыть от русских важнейшие данные о своей береговой обороне. Опубликованные карты несли информацию даже о длине причалов и глубине возле них на секретных военно-морских базах, не говоря уже о расположении тайных минных полей в шхерах. “Мы впервые увидели этот лист о Карлскруне, — признался шеф военной разведки МУСТ подполковник Кристер Хольм, — ряд данных указывает, что карты составлялись по агентурным сведениям”.

Отставной шеф подразделения контрразведки шведской тайной полиции СЕПО Торе Фошберг рассказал нации о рабочих моментах составления обнародованных карт. Офицеры ГРУ и КГБ, число которых в советском посольстве в Стокгольме временами доходило до 45 человек, регулярно совершали экскурсии по стране, во время которых проверяли нагрузку мостов, а также, углубившись в лес, измеряли толщину деревьев и расстояние между ними — эти данные были необходимы для планирования перемещения по Швеции частей армии вторжения. Советские дипломаты устраивали пикники в местах, представлявших стратегический интерес, активно общаясь с местным населением. “Один из них, советский военный атташе Петр Широкий летом 1982 года поехал на пляж возле Стокгольма, где как бы случайно вступил в разговор с отдыхавшим рядом машинистом экскаватора. Оказалось, этот машинист рыл траншеи под кабели, которые шли к минным полям. Хорошо, что наш агент лежал рядом на одеяле и слышал всю беседу! — вспоминает Торе Фошберг. — Ну, мы отправили Широкого обратно в Москву как раз на День чекиста, 20 декабря”.

По словам бывшего шефа контрразведки, шведы обычно высылали “штирлицев” из посольства именно в день рождения ЧК — 20 декабря. “Кагэбэшники до сих пор широко отмечают этот день, это их самый большой праздник. Но мы тоже хотели иметь повод повеселиться, вот и подгоняли высылки к их торжествам”, — поясняет особенности графика по отлову чекистов Торе Фошберг.

Тем не менее, как признаются шведские контрразведчики, многих агентов им задержать так и не удалось — об этом, в частности, свидетельствуют детали советских карт.

Любопытно, что КГБ и ГРУ для создания разведывательной сети в Швеции использовали среди прочего специфическую категорию людей-двойников. В 30-е годы на волне восхищения Советским Союзом из Швеции в СССР эмигрировали тысячи коммунистов с семьями. Большинство из них ждала обычная участь романтических иностранцев — их уничтожили в ГУЛАГе. Однако дети многих выжили и уже в 60-е годы стали возвращаться в Швецию. Некоторые уехали из Швеции совсем маленькими, и родственникам, естественно, оставалось только верить, что внезапно объявившийся взрослый племянник — именно тот крошка Свен, которого родители-коммунисты когда-то увезли в Россию. Возвращавшиеся, как правило, плохо говорили по-шведски: вполне объяснимая вещь для ребенка, рано лишившегося родителей и жившего в русскоязычной среде. В общем, лучший способ забрасывать в Швецию агентов под видом реэмигрантов трудно было придумать. Об одном из них — 33-летнем Карле Улофе Свансоне, родившемся уже в России и вернувшемся в Швецию в 1961 году, недавно рассказала газета “Дагенс нюхетер”. Растроганные родственники и представить не могли, что под его именем скрывается майор КГБ. Ложный Карл, прожив несколько лет в Швеции, исчез так же внезапно, как и появился там. Шведской контрразведке удалось узнать о нем случайно — из мемуаров бывшего высокопоставленного сотрудника КГБ, бежавшего на Запад.

В задачу “Карла” и десятков, если не сотен ему подобных агентов входила подготовка советского вторжения в Швецию: они постоянно проверяли и перепроверяли данные, необходимые для составления максимально подробных карт страны, устраивали тайные склады оружия и взрывчатки для диверсантов, разрабатывали планы акций саботажа, которые следовало провести одновременно с высадкой советского десанта в шхерах возле Стокгольма и Карлскруны.

Швеция не представляла самостоятельного интереса для Москвы, но в случае начала войны с НАТО в Европе каждая из сторон считала необходимым первой захватить этот важный плацдарм, откуда можно было разворачивать дальнейшее наступление.

Шведы благодаря опубликованным картам ощутили себя в цепких лапах Москвы и, едва мысленно вырвавшись из них, оглянулись по сторонам в поисках ответственного за пережитые неприятные мгновения. Но главный виновник национального шока и не думал прятаться.

Им оказался ученый-географ Ульф Эрлингссон. В начале 90-х годов он участвовал в международном проекте по составлению компьютерной базы данных о географии региона Балтийского моря. Для этого были нужны качественные карты. О проблеме ученых узнал приятель Эрлингссона, живший в Риге. Он и купил на толкучке превосходный набор карт ГРУ, куда входили “шведские листы”.

— Весь комплект стоил невероятно дешево — по-моему, один доллар, — вспоминает Ульф Эрлингссон, — дело в том, что военные карты Швеции в советское время печатались в Латвии. Когда советские войска уходили из Прибалтики, эти карты было поручено уничтожить. Но те, на кого была возложена эта задача, предпочли пустить их в продажу.

Почему географ столько лет скрывал от соотечественников факт обладания им уникальной военной информацией?

Да очень просто. По словам Ульфа Эрлингссона, ему нужно было закончить составление компьютерной базы данных в рамках своего проекта — без советских карт обойтись было нельзя. А если бы шведская контрразведка узнала о “золотом наборе” раньше времени, карты могли отобрать и засекретить.

Теперь мирная работа завершена — и привет из эпохи “холодной войны”, купленный на рижском блошином рынке, перешел в распоряжение шведских разведчиков. Непосредственным толчком для обращения в газету стала публикация в “Дагенс нюхетер” одного из ведущих шведских военных исследователей Яна Лейонельма, работающего в НИИ тотальной обороны. Военный эксперт писал, что Москва, по его мнению, планировала акции саботажа в Швеции и высадку диверсионных отрядов. Однако у Яна Лейонельма не было доказательств этого утверждения.

— Наверное, наши военные специалисты просто не видели русские карты. Тогда бы они не сомневались, — подумал Ульф Эрлингссон и послал избранные фотографии в “Афтонбладет”.

Его предположение оказалось верным — не только простые шведы, но и сотрудники военной разведки понятия не имели о существовании столь явных свидетельств эффективной агентурной деятельности Москвы в Швеции.

— Это уникальные карты, которые можно было купить лишь в первые годы после распада Советского Союза, — подчеркивает Ульф Эрлингссон, — сейчас Россия вновь закрылась, такие документы там уже так просто не достанешь.

Алексей Смирнов, KurierWeb

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

"Национальный праздник Святой Руси и русских – это день 8 сентября нового стиля. Это не двунадесятый и даже не великий праздник, - отмечал писатель (ныне священник) Николай Блохин. - В церковном календаре черным выделенным шрифтом обозначается так: "Сретенье Владимирской иконы Пресвятой Богородицы". Сретение - значит "встреча". Что это за праздник?

Главная русская икона-победительница
Комментарии
Подробности: спутник снял удар Израиля, погубивший Ил-20
Матвиенко анонсировала выход России из Совета Европы
Подробности: спутник снял удар Израиля, погубивший Ил-20
Ученые нашли "ходячую" акулу
Денег нет, но им поднимем: чиновникам взвинтят зарплаты
Асад в осадке: лидер Сирии юлит перед Путиным за сбитый Ил-20
Израильские ВВС разбомбили доверие России
Не догоним: Россия опоздала с ракетами, как у Илона Маска
Израильские ВВС разбомбили доверие России
Почему власти решили не сажать за лайки и репосты
Отравленные в Солсбери оказались наркоторговцем и путаной
Асад в осадке: лидер Сирии юлит перед Путиным за сбитый Ил-20
Асад в осадке: лидер Сирии юлит перед Путиным за сбитый Ил-20
Почему власти решили не сажать за лайки и репосты
Асад в осадке: лидер Сирии юлит перед Путиным за сбитый Ил-20
Что придумала власть: сажать за репосты и мемы будут по-новому
Почему власти решили не сажать за лайки и репосты
СМИ: правительство вводит запрет на критику реформ и бюджета
СМИ: правительство вводит запрет на критику реформ и бюджета
Асад в осадке: лидер Сирии юлит перед Путиным за сбитый Ил-20
Асад в осадке: лидер Сирии юлит перед Путиным за сбитый Ил-20