Вид на жительство в обмен на ребенка

По норвежским законам любой ребенок, проживающий на территории страны, находится под защитой государства. Именно государство вправе решать даже вопрос о том, кто может быть его родителями — родные папа и мама или приемные. Решения местной службы по защите прав детей считаются выше решений судьи. А значит, повернуть их вспять практически невозможно.

В редакцию "Правды.Ру" обратилась очередная российская гражданка, проживающая в Норвегии, — Майя Касаева. Ее история, можно сказать, типична: как и у многих других российских женщин, о которых мы неоднократно писали, у нее отобрали ребенка — сына 2002 года рождения. Правда, поначалу власти даже предложили женщине своеобразный обмен. "Во время заседания суда судья мне открыто предложил: мы тебе вид на жительство в Норвегии, а ты нам — сына. Я отказалась, и тогда начались репрессии", — рассказывает Майя.

Женщину с остальными тремя детьми переселили в лагерь для беженцев, лишив ее права на работу, а детей — права на учебу. Поскольку Майя продолжала бороться за своего сына, вновь и вновь обращаясь в суд, ее попросту решили депортировать из страны, чтобы "закрыть проблему". "Я узнала об этом совершенно случайно — российская иммиграционная служба вышла на связь со мной, чтобы уточнить место моей последней прописки. Когда я спросила, для чего им нужна эта информация, они мне сообщили, что им пришли документы на мою депортацию", — рассказывает Майя.

Читайте также: Норвежская "опека" отобрала у россиянки русского сына

Тогда женщина задала вопрос: сколько детей указано в списке на депортацию? Оказалось, трое. После того, как сотрудники российской иммиграционной службы узнали, что в семье вовсе не трое детей, а четверо, они направили протест на депортацию. Обоснование было вполне логичное — или возвращайте в Россию всех пятерых, или оставляйте семью в Норвегии.

Сейчас семья Касаевых находится как бы в подвешенном состоянии. "Многие стремятся сюда приехать, а мы не можем уехать, потому что сына держат в заложниках", — говорит Майя. Ее сына отдали на воспитание одинокому мужчине-инвалиду. Видимо, с точки зрения норвежских властей, такая "семья" считается для ребенка более полноценной, чем родные мать и братья.Вот уже два года Майя не имеет с сыном вообще никаких свиданий. Ей их запретили, обвинив в том, что она якобы хочет выкрасть ребенка и увезти его в Россию.

Понять это обвинение, с точки зрения здравого смысла, вообще невозможно. Какое это преступление, если мать хочет вернуться со своим ребенком — гражданином России — обратно на родину? Впрочем, мальчик с недавнего времени уже не гражданин России — в новой семье ему поменяли документы и записали норвежцем.Позиция здравого смысла тут, похоже, неприменима. Норвежские власти руководствуются не ей, а буквой закона.

Читайте также: Россиянки - доноры детей для Норвегии

А первая статья норвежского закона о детях гласит: "Любой ребенок, находящийся на территории страны, пребывает под защитой государства". Вроде бы все правильно. Но на самом деле трактуется этот закон следующим образом: все дети принадлежат Норвегии, а точнее, коммуне, где они проживают. Поскольку вся местная власть находится в руках так называемых коммун — муниципальных органов управления территорией.Эти же коммуны назначают своих представителей в местные службы защиты прав детей, которые пользуются прямо-таки неограниченной властью — их решения считаются выше судейских. И вот работники этой самой службы начинают распоряжаться судьбами детей, решать — кто достоин быть их родителями, а кто нет.

Истории российских женщин, у которых норвежские власти отбирали детей, развивались по похожему сценарию. Они оказывались в трудной жизненной ситуации — в основном, из-за развода с мужем-норвежцем, и попадали в поле зрения службы по защите прав детей. Кто-то сам туда обращался, искренне рассчитывая на помощь и поддержку. Кто-то становился "объектом наблюдения" из-за доноса бывшего мужа или социального работника.

Результат всегда был один и тот же. Сначала женщину брали под плотную опеку, контролируя буквально каждый ее шаг и оказывая психологическое давление. В конце концов, ребенка или даже нескольких детей отбирали. Все многочисленные суды, куда пытались обращаться матери, оказывались бесполезны — никто не решается признать, что служба защиты детей действовала незаконно. А потом, с точки зрения властей коммуны, какая разница, кто будет воспитывать того или иного ребенка: дети же "общие", коммунальные.

Получается, попав раз "на крючок" этой самой службы, сорваться с него уже невозможно. Кстати, в Норвегии немало случаев, когда детей отбирают у тех родителей, кто сам в свое время был отдан в приемную семью. Знаете, какой аргумент при этом приводят работники службы защиты прав детей?Оказывается, те, кто вырос в приемной семье, не имеют полноценного семейного опыта и поэтому не могут быть правильными родителями. Получается какой-то замкнутый круг: детей сначала лишают родных родителей, а потом и своих собственных детей.

Читайте также: Дело Ирины Бергсет: заключение эксперта

Неудивительно, что некоторые из них кончают жизнь самоубийством.У скандинавских стран есть богатый опыт по ассимиляции тех, кто казался им недостаточно полноценным гражданином. Вплоть до 1976 года в Швеции действовал закон о насильственной стерилизации, которой подвергались женщины, считавшиеся умственно или физически неполноценными.

В основном таковыми почему-то оказывались нацменьшинства — цыгане или представители коренной народности — саамов.В других странах, которые ныне считаются оплотом гуманизма, у нацменьшинств отбирали детей. чтобы отдать их на усыновление "полноценным" гражданам. Например, до 70-х годов прошлого века такая программа действовала в Швейцарии в отношении цыган. А в Австралии детей отбирали у семей аборигенов.

Правда, все подобные истории закончились одинаково: Швейцарское правительство извинилось перед цыганами, а австралийское — в 2008 году перед аборигенами. То есть они честно признали, что поступали, мягко говоря, нехорошо.В Норвегии эта практика отбирания детей, можно сказать, процветает и имеет поддержку на высшем государственном уровне. Извиняться точно никто не собирается.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

С вами вновь "Вести из будущего". Мы предупреждаем о том, что случится в самом скором будущем, если ничего не изменить.Верховная рада Украины обратилась своим постановлением обратилась сегодня к России с просьбой включить ее в состав Федерации.

Украина возвращается в состав России

С вами вновь "Вести из будущего". Мы предупреждаем о том, что случится в самом скором будущем, если ничего не изменить.Верховная рада Украины обратилась своим постановлением обратилась сегодня к России с просьбой включить ее в состав Федерации.

Украина возвращается в состав России
Комментарии
СНБО Украины: мы должны обогнать российские ракеты
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Financial Times: ЧМ-2018 опозорит или возвеличит Россию
Мать успокоила сына-непоседу броском ножа
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Обнародована интерактивная карта вторжений инопланетян
Пореченков откроет в Крыму свою киностудию
В Госдуме предложили признать McDonald's иностранным агентом
Яков Кедми: почему Россия прячет правду о своей истории?
Арестованные саудовские принцы сдали наворованные $100 миллиардов
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
Президент Чехии: "Россия в десять раз важнее Франции"
Президент Чехии: "Россия в десять раз важнее Франции"
Украина возвращается в состав России
Биткоин — пузырь, который обязательно лопнет
Украинцы слили Москве секретные данные военных заводов
"Весь мир в труху": контрактники завалили РВСН заявками на службу