"Состояние рабочего класса во всём мире ухудшается" — российский профсоюзный лидер

Генсек Союза профсоюзов России Евгений Куликов: в России забастовки невозможны

17:48

В марте этого года в Сан-Паулу, в Бразилии, состоялось заседание президентского совета Всемирной федерации профсоюзов. В его работе принимал участие генеральный секретарь Союза профсоюзов России Евгений Куликов. Как встречают русских за границей, почему российское законодательство запрещает забастовки, что такое профсоюзы БРИКС —  обо всём этом Pravda.Ru рассказал российский профсоюзный лидер.

— Какова ситуация с профсоюзами в России? Кто входит в профсоюзы? Каков их статус? Кого больше — шофёров, моряков, офисных работников? И вообще, как Союз профсоюзов России чувствует себя в общей профсоюзной массе страны?

— Наше профобъединение, Союз профсоюзов России, — самое молодое в стране. Нам всего десять с небольшим лет. Мы создавались в 2010 году и пытались объединить под своим крылом все профсоюзы, которые не охватили существующие на тот момент профобъединения, начиная с ФНПР. У нас очень много объединений — ФНПР, КТР, СОЦПРОФ и множество других. Но действующих, как оказалось, всего четыре, мы — в том числе.

В наших рядах шахтёры, транспортники, железнодорожники, дальнобойщики, работники государственной сферы — служащие, медики, преподаватели, работники дошкольных учреждений, горняки, работники металлургии.

В общем, представители разных специальностей и профессий. Но, к сожалению, хотя мы достаточно активны, принимаем участие во многих мероприятиях, Федерация независимых профсоюзов России считает, что только она — единственная и могучая и только она вправе решать всё и за всех, не допуская иные профобъединения.

— У нас в политике точно такая же ситуация. Мы вообще ФНПР воспринимаем как некий придаток "Единой России" по трудовым вопросам. К сожалению, это объективная реальность.

— Такая же ситуация существует и в мире. В марте я был в Бразилии, городе Сан-Паулу, на заседании президентского совета Всемирной федерации профсоюзов. Это первое из существующих профобъединений мирового уровня. Оно было создано после окончания Второй мировой войны под патронажем и по инициативе Советского Союза.

Но прошло совсем немного времени, и буржуазные страны, Запад, посчитали, что негоже под патронажем Советского Союза иметь профобъединение трудящихся. И они отпочковали от этого профобъединения свои союзы, в основном европейские и американские, и получилась Международная конфедерация труда, которая сейчас так же, как и ФНПР, считается в мире "основной и главной". Но при этом существует ещё и ВФП (Всемирная федерация профсоюзов).

— Здесь ситуация отчасти воспроизводит и ситуацию на внешнеполитической арене. Организация стран Варшавского договора и НАТО создавались в противовес друг другу. Под эгидой Советского Союза создавалась не только Всемирная федерация профсоюзов с доминированием тогда левых коммунистических, социалистических сил, но и Всемирная организация демократической молодёжи — молодёжный Коминтерн. Он существует и поныне, правда в изрядно потрёпанном виде. Создавались организации женского движения.

Так вот, Всемирная организация профсоюзов, где Евгений Александрович является членом президентского совета, как раз представляет левый фланг нашей планеты и левые профсоюзы.

Если посмотреть на текущую работу ВФП и планы на следующий год, можно увидеть, что жизнь кипит: масса конференций, мероприятий, симпозиумов, встреч, обмен опытом и т. д. Что вам показалось интересным, характерным? Какие тенденции нынешнего мирового весьма турбулентного развития отражаются на профсоюзной работе?

— Здесь сложно однозначно ответить на данный вопрос. В последние лет пять идёт тенденция к ухудшению состояния рабочего класса во всём мире. В разных странах мира раз в год созывается президентские советы.

И из года в год примерно одна и та же ситуация: идёт ухудшение положения работников практически во всех точках земного шара. Где-то больше, где-то меньше.

В этом году, учитывая мировую обстановку, усугубляется положение работников в России, Украине, Палестине и в близлежащих странах. При этом, к сожалению, мы не видим роли буржуазного профсоюзного движения.

Есть, правда, всплески забастовок, в частности в Европе. Там очень сильные профсоюзы именно левой ориентации — например, профсоюз СGT во Франции. Это связано, наверное, с политикой руководства европейских стран в теперешней ситуации: санкции и прочие явления, которые усугубляют и так тяжёлое положение работников.

В Европе люди привыкли к отстаиванию своих прав именно таким образом, чего не скажешь про нас. Согласно нашему  законодательству, у нас это практически невозможно именно благодаря ФНПР.

— Мы 70 лет жили при советской власти и не знали, что такое борьба за свои права, профсоюзы воспринимались как распределительные конторы. В 90-е мы думали: окунёмся в капитализм, увидим все его "прелести", и тогда профсоюзное движение возродится, вот тогда-то и поднимется высоко знамя борьбы за свои права. Но как-то нет. Сейчас апатия и индифферентное отношение людей к возможностям борьбы за себя самих напоминает социальный паразитизм. И я лично не нахожу этому объяснение. Потому что у людей перед глазами европейский и не только европейский пример. Например, в Марокко ни одно важное решение в отрасли не принимается без профсоюзов. А у нас не так. Где-то профсоюзы имеют определяющее значение, как в некоторых европейских странах, а где-то они придатки тех или иных политических сил или просто декорация, созданная властью. Как вы определите, Россия на этой шкале где находится примерно?

— По десятибалльной шкале, я полагаю, Россия максимум на трёх баллах зависла. Формально у нас вроде как и принимаются решения, проходят через Российскую трёхстороннюю комиссию, что-то согласуется, но при этом в Российской трёхсторонней комиссии представлены не все профсоюзы, не все профобъединения.

  1. Они не отражают полностью мнение всего нашего трудового народа.
  2. Люди из Российской трёхсторонней комиссии привыкли работать по старинке, по принципу "одобрямс" — они больше одобряют, нежели спорят по существенным вопросам.

Например, повышение пенсионного возраста. Для нас самый показательный критерий. 

— Как это комиссия проглотила вообще?

— Как можно было повысить пенсионный возраст

  • мужчинам на пять лет,
  • женщинам на восемь лет?

Почему женщинам, кстати, на восемь, их что, меньше любят в нашей стране? Это важный показатель.

То есть наши профсоюзы, представленные в Российской трёхсторонней комиссии, проглотили это всё. А сейчас пытаются что-то показать, борются за повышение МРОТ-величины. Но это тоже смешно.

— Видимо, с 19 тысяч до 20...

— Это большая разница. Для всех, у кого, как говорят, пенсия хорошая, но маленькая, это, конечно, неплохая прибавка. Поэтому я и оцениваю по десятибалльной шкале на трёшечку.

Профсоюзы, реально борющиеся за свои права, не обладают возможностью влиять на что-либо. Так у нас построено законодательство.

У нас почему-то все решения на предприятии осуществляются только с профсоюзом, имеющим большую численность на предприятии. Возникает вопрос: какой профсоюз будет иметь большую численность? — Тот, который лоялен к руководству предприятия.

— Да на многих предприятиях, чтобы устроиться на работу, надо автоматически записаться в профсоюз.

— А если ты не напишешь заявление на вступление в профсоюз, тебя не принимают на работу. Я ещё раз повторю: наше законодательство построено таким образом, что мы, профсоюзы, лишены права объявления и проведения забастовки. Если раньше мы могли объявить забастовку и её провести, то сейчас профсоюз этого сделать не может. Это может сделать только трудовой коллектив всего предприятия, и то там сложная процедура.

А в мире есть различные профсоюзы, профобъединения. Очень активная и серьёзная борьба идёт

  • в Греции,
  • на Кипре,
  • во Франции,
  • в Турции.

А теперь посмотрите на другие страны. На Кубе профсоюзами тоже охвачены практически 100% населения, но мы их особо не видим, кроме выступлений под лозунгами "Руки прочь от Кубы!".

— Ну да. Потому что у них профсоюзы — это нечто, что мы видели у себя, как был ВЦСПС. Просто разные политические системы, соответственно, у людей разные, проблемы, и им приходится решать разные задачи. Я думаю, китайцев вы тоже там особо не наблюдаете.

— А китайцы не входят во Всемирную федерацию профсоюзов.

— Они обычно в таких международных структурах сидят на правах наблюдателей.

— Так и есть. Северную Корею, например, в ВФП мы видим, понимаем, что это за профсоюзное объединение, но оно, тем не менее, представлено. Нашу страну во Всемирной федерации представляет Союз профсоюзов России в моём лице, как ни странно, но так получилось.

— Кстати, я иногда смотрю китайское кино, там очень много художественных фильмов про конфликты на предприятиях. То есть социалистический Китай не боится такие фильмы продюсировать. И там яркую роль играют профсоюзы. Расскажите, какая атмосфера была при принятии решений, что обсуждали. Я вот видела в пакете ваших документов резолюции по Кубе и Палестине. Было ли обсуждение нашей европейской ситуации, как воспринимают нашу ситуацию?

— Если смотреть именно с этого ракурса, то, в общем и целом, Всемирная федерация профсоюзов в той или иной степени находится в одной лодке или, скажем так, на одной стороне с Российской Федерацией, но не напрямую, естественно. Безусловно, не было заявлений "Россия, вперёд", "Россия — молодцы". Никто из европейцев не говорит о том, что надо продолжать специальную военную операцию, но, тем не менее все европейские страны, входящие во Всемирную федерацию профсоюзов, единогласно полагают, что данный конфликт развязан не Россией, а развязан именно странами НАТО, Россия вынуждена защищать себя. Они за мир, безусловно, мы тоже за мир, но заявлений и лозунгов о прекращении СВО не было.

— Я обратила внимание на формулировку из выступления президента, которую вы мне прислали: "Война НАТО против России на территории Украины"...

— Да, совершенно верно. Вот такая позиция. Это взвешенная скоординированная позиция президентского совета, да и всех членских организаций ВФП. Я участвую уже не первый год в мероприятиях, проводимых Всемирной федерацией, в том числе и после начала СВО, и ни разу не было заявлено о том, что "Россия — агрессор, Россия, прекрати такие действия". Всё идёт в таком ключе, что война развязана НАТО.

Что касается обсуждения других вопросов. К сожалению, их было немного.

  1. Ухудшение положения работников во всех странах, входящих во Всемирную федерацию.
  2. Обсуждение Палестины, но без акцента на тяжёлое положение именно трудящихся, говорили обо всех гражданах, проживающих там.

Я, как член президентского совета, поднимал темы, связанные с включением в дальнейший план работы ВФП взаимодействие с БРИКС. Следующий саммит БРИКС пройдёт в России. В Казани в 2024 году проходят ещё профсоюзные форумы при БРИКС.

Но почему-то форум возглавляют как раз профсоюзы, входящие в МКП, Международную конфедерацию профсоюзов, в ту самую конфедерацию, которая не поддерживает Россию.

И вот я этот вопрос поднял на президентском совете, предложил срочно принять меры и направить представителей ВФП на Профсоюзный форум, включить в состав представителей нашей страны, представителей иных профсоюзов, а не только ФНПР.

Также было предложено включить в план работы интересную тему взаимодействия работников морской отрасли. Эту отрасль монополизировала так называемая ITF, структура, которая входит в Международную конфедерацию труда и в МКП. Это структурное подразделение, контролирующее и устанавливающее правила работы морской отрасли во всём мире, до сих пор вводит санкции в отношении России: запрещает разгрузки судов, заправки и прочие вещи.

Инспектора ITF, фактически враждебной для России организации, у нас в России осуществляют в портах контроль над деятельностью  работников морской отрасли.

Это тоже нонсенс, о чём мы говорили и не перестаём говорить. Я предложил от нашего объединения идею создать подобную структуру в рамках ВМП и в качестве пилотного проекта взять Каспийское море. Страны, которые его окружают, не входят в ITF и в МКП в принципе.

— У самого этого профсоюзного форума БРИКС есть аппарат, который занимается делопроизводством, кто-то собирает эти конференции, кто-то ведёт документацию? Надо апеллировать к нему. Это политический и профессиональный нонсенс, что в структуре БРИКС есть организации, которые занимают неправильную позицию, и нужно это до нашего руководства донести. И что сказали делегаты?

— Это было моё, по-моему, второе или третье предложение на полях Всемирной федерации профсоюзов, и в этот раз секретариат отреагировал положительно. Хотя они и отметили, что в ВФП входят профсоюзные объединения из разных стран, имеющие различное отношение и позицию в отношении БРИКС. Они запросили дополнительную информацию по БРИКС, наши предложения, и они готовы принять участие в реализации данного проекта, то есть направить своего представителя и рекомендовать своим членским организациям начать работать в рамках Профсоюзного форума БРИКС. Мы уже направили соответствующие бумаги в секретариат ВФП с целью реализации данной инициативы.

— Отлично. Это очень правильная мысль. Плохо, конечно, что у нас в России этому вопросу уделяется недостаточное внимание, потому что профсоюзное движение — это огромный потенциал, это огромный ресурс. Мне кажется, что наша власть немножко потребительски к этому относится, она считает: "А, профсоюзы, что там, ФНПР выйдет с белыми шариками, вот и всё профсоюзное движение". Это совершенно не так, и мы почему-то не учимся на чужом примере.

Хотела спросить о неформальных, так сказать, кулуарных беседах... Изменились ли за эти два года личностные отношения, может, кто-то перестал здороваться или наоборот?

— Я почувствовал, что с каждым годом, с каждым разом всё больше людей на поляне ВФП хочет сфотографироваться вместе, поговорить. Очень много представителей из разных стран демонстрируют желание пообщаться, поговорить, поделиться своим опытом, то есть отношение очень хорошее. Я вообще не помню случая, когда был бы скандал или негативное отношение со стороны кого-либо в отношении представителя России. Наоборот, очень хороший приём, ажиотаж.

— То есть все эти мифы об изоляции — это всё, конечно, очень смешно.

— Это сказки.

Но мне кажется, что Россия, по крайней мере официозная Россия, не использует и десятой доли того влияния, которое она могла бы оказывать, учитывая наработанные авторитет и репутацию. И к профсоюзам это относится в высшей степени тоже.

— Я с вами совершенно согласен. Почему-то никто не задумывается над тем, что профсоюзное направление можно использовать для популяризации России в целом.

— Конечно. У нас почему-то действительно сотрудничество идёт по линии не тех партий. Мы долго вскармливали правых евроскептиков. И теперь все эти правые консерваторы, замечательные наши друзья, поддакивают правым же либералам из европейских правительств. Мне кажется, недооценивать левый спектр, левый фланг мирового движения солидарности было очень глупо, близоруко и недальновидно.

— Я с вами полностью согласен.

— Какие у вас планы?

— Как я уже сказал, у нас два серьёзных мероприятия.

  1. Активное участие в работе форума БРИКС и популяризация на этой площадке Всемирной федерации профсоюзов.
  2. Создание морской подсекции, в Каспийском бассейне.

Смотрите видеоверсию интервью

Автор Дарья Митина
Дарья Митина — историк, государственный деятель, внештатный корреспондент и ведущая эфиров Правды.Ру *
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Куратор Людмила Айвар
Людмила Áйвар — российский юрист, общественный деятель *
Обсудить