Почему девочек рождается больше, чем мальчиков

Гримасы гендерной демографии: природа сохраняет примерное равенство полов

0:22

Мир переживает непростые времена. У одних сейчас плохо или хорошо, а завтра у других может быть хорошо или плохо.

Как говорили наши предки, тяжёлые условия борьбы за существование привели к тому то, что многие семьи хотят иметь сыновей. Тем более, ещё пару веков девчонки не особо ценились в семьях. Они не возьмут на плечо мешок овса или винтовку. Да и утверждение о том, что в сложные времена мальчишки скорее выберутся на жизненную дорогу, а судьба дочерей очень часто остаётся проблематичной, уже укоренилось во многих семьях.

Гримасы гендерной демографии

Конечно, было бы желательно найти путь, который давал бы возможность каждому найти свой семейный очаг, где всё сытно и спокойно. Но, увы. Чаще всего наши мечты разбиваются "мечтами" наших политиков. А сама природа, пряча тысячелетиями свои тайны, отвечает на вызовы времени гримасами демографии.

Но нельзя сказать, что рождение детей того или иного пола объясняется простой случайностью. Конечно, нет. Тогда мы просто оказались бы персонажами фильма "Новые амазонки". Факты истории заставляют нас думать, что и в этом отношении существует известное правило, а, может быть, и закон, которому мы бессознательно следуем.

Голландский учёный ван Линт считал, что слабейший из родителей создаёт ребёнка по своему образу. Эта точка зрения расходится с общим правилом, что ребёнок наследует свой пол от более здорового и крепкого из супругов. Судя, по неблагополучию во многих семьях, когда здоровые сыновья предпочитаю сидеть на спинах своих стариков, а дочери бросаются во все тяжкие, подчас не заводя потомство — мнение учёного и общепринятые у нас законы деторождения имеют место быть. И те, и эти.

Весь мир, как утверждает наука, в плане гендерной демографии одинаков. В среднем, с математической точностью, можно сказать, что на 100 мальчиков рождается обычно 106 девочек. И эта строгая пропорциональность меняется тогда, когда на пороге война. После войны, весьма законно, ведь мужское население выбивается, порой, очень сильно, мальчиков рождается ещё больше, чем девочек. Даже послевоенные "беби-бумы" в Европе и СССР тому подтверждение.

В разных странах наука была тоже разная. Но фиксирование деторождаемости можно привести на примере той же Пруссии. Если в 1869 году здесь преобладали при рождении девочки, то после войны с Францией в 1870–1871 годах мальчиков стало появляться на свет больше. Они скоро заполнят поля сражений Первой мировой.

Недалеко от своего соперника ушла и Франция. В эпоху наполеоновских войн там был откровенный перевес в мальчиках, зато девчонок было очень мало. И тогдашние современники опасались за будущее Франции. Может быть, и правильно, с засилием теперь здесь афро-арабского населения. Многие путешественники и исследователи констатировали тот факт, что у племён, постоянно воюющих друг с другом, наблюдается значительный перевес в мужском населении. У новозеландских маори чаще всего преобладали мальчики. К тому же, как отмечала наука, одна из главных причин межплеменных войн дикарей — война за женщин. Вот такой заколдованный круг.

Закон Ван Линта

Утверждения ван Линта не лишены оснований. Если всё самое здоровое и сильное мужское население уходит драться с врагом, то какое же мужское население сидит дома или удирает? Ведь именно на их долю приходится быть продолжателем рода. Это, по большей части, люди пожилые, слабые здоровьем или с какими либо физическими недостатками (понятно, что речь не идёт о коррумпированных странах или тех, где госвласть слаба). И вот, в силу этого закона, слабейший из супругов передаёт ребёнку свой пол. Дети, рождённые от "слабого пола", чаще всего — мальчики.

Закономерный вопрос: почему же ребёнок наследует пол менее крепкого родителя. Отвечаем: природа, как известно, не заботясь о каждом из нас в отдельности, стремится к сохранению вида вообще. И супружеству, слабое оно или хилое, необходимо в своём стремлении сохранить человечество на земле. Как и равновесие полов.

Также отмечалось, что при возрастном различии супругов (отцу — 40-50 лет, жене — 18), что было не редкостью в дореволюционной России и Европе, чаще всего рождались мальчики, чем девочки. Почитаем Библию: у Авраама родился сын от Агари, когда ему было 86 лет, у пятисотлетнего Ноя появились на свет три сына Сим, Хам и Иафет. Нам это, когда продолжительность мужского населения 55-60 лет, увы, не грозит.

Многие исследования также утверждают, что у слабой женщины чаще всего рождаются девочки. Наши предки, которые в отличие от нас не чурались работать на земле, всегда это учитывали даже при будущем приплоде сельского скота. В зависимости от того, хотят они завести бычка или тёлочку, они пускали кровь быку или корове, ослабляя организм животному.

Когда-то в Египте были захвачены 482 женщины из вражеского племени. У них родились 403 девочки и 79 мальчиков. Учёные объяснили это слабостью матерей, перенесших большой стресс от пленения и тяготами большого перехода.

Правда, есть немало семей, где всё вроде бы хорошо. Зарплата, машина, работа, молодость и сила. И вдруг — девочка или мальчик. Ван Линт законно спрашивает: вы ругались, вы болели, были заботы и огорчения. Вот у того, кто слабей, тот и воспримет пол вашего ребёнка. Конечно, это ни в коем случае не говорит о том, что для девочки ваша жена должна порезать палец. На то она и мать-природа, что сумела сохранить равновесие полов.

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру