Автор Правда.Ру

РАЗОРВАННЫЙ УЗЕЛ?

Осенью 92-го в Северной Осетии вспыхнул вооруженный конфликт между ингушами и осетинами. Он унес жизни нескольких сотен ингушей и осетин, около сорока тысяч ингушей стали беженцами, до сих пор не имеющих возможности вернуться к разрушенным очагам. Трагические события проложили пропасть вражды и недоверия между народами, которые стали заложниками чьих-то корыстных интересов и непомерных амбиций, прикрываемых лживыми высокопарными фразами. Глубокую рану конфликт нанес межчеловеческим отношениям — распались или жестоко страдают смешанные семьи, прерваны тесные дружественные отношения между соседями и коллегами, еще недавно работавшими бок о бок на заводах и полях. Об одной грустной истории рассказали мне два родственника — осетин Сослан Теймуразов и ингуш Сафарбек Ахмедов.
— Больше тридцати лет назад, — начал свой рассказ Сослан, — окончив среднюю школу, приехал я во Владикавказ поступать в Горский сельхозинститут. После первого же экзамена познакомился с парнем, который оказался ингушом из Пригородного района, побывавшим вместе с родными в казахстанской ссылке.
Сафарбеку было лет пять или шесть, но он помнит, как в феврале сорок третьего в дом ворвались вооруженные солдаты и стали громко кричать на мать и старшего брата на непонятном ему языке. И скоро, едва собрав кое-какие вещи и продукты, они вместе с сотнями других семей оказались на холодном ветру, потом в товарном вагоне, который долго и медленно добирался до казахских степей. Люди заболевали в дороге, умирали.
— А отец был с вами? — спросил я Сафарбека.
— Нет, отец был на фронте. Он так и не вернулся с войны.
— Я почувствовал особую теплоту к своему новому знакомому, потому что и мой отец не вернулся с фронта. И еще мне стало страшно — а вдруг это случилось бы со мной?
Мы учились на факультете механизации, — рассказывает Сослан. — Знакомство переросло в дружбу. Я стал приглашать Сафарбека к себе в Беслан, он меня — в Пригородный район. Когда учились на последнем курсе, он влюбился в мою младшую сестренку, которая училась в ростовском мединституте. Мадина, не закончив института, выскочила за Сафарбека замуж. Теперь мы стали не только друзьями, но и родственниками.
К чему я завел этот разговор? — сказал Сослан после долгой паузы. — Болит сердце, душа, что пролегла трещина между нами — осетинами и ингушами. А ведь я никогда не откажусь от дружбы с Сафарбеком, от племянников и племянницы. Какие ребята выросли: старший стал офицером Российской армии, младший — инженер-строитель в Пскове, а племянница — главный врач в районной больнице в Воронежской области. А как согласиться с теми, кто называет мою сестру предательницей за то, что вышла замуж за ингуша? — Сослан опять надолго замолк, переживая, а потом попросил:
Вы часто бываете в Назрани. Вот, — он вынул из кармана куртки запечатанный конверт, — передайте это письмо Сафарбеку. Побывайте у них, скажите, что вся наша родня постоянно думает о них и верит, что наступит время, когда будем мы вместе. Другого я себе не могу представить.
...От настороженности, с которой встретили незнакомого человека, постучавшего в дверь, через пять минут не осталось и следа. Письмо Сослана Сафарбек прочитал несколько раз, а Мадина, едва сдерживая слезы, убежала с письмом в соседнюю комнату...
Через четверть часа был накрыт стол, появилась отварная баранина, пироги с творогом и черемшой. Но самым главным был разговор. Вопросы: как живут родные, племянники, как здоровье Сослана? Я рассказывал все, что знал, говорил, что делается многое, чтобы ликвидировать последствия конфликта, а на языке вертелся вопрос: а как ты, Сафарбек, не изменил старой дружбе? Когда его задал, Сафарбек даже речь потерял на какое-то время. Выпил стакан пива и медленно, разделяя слова, произнес:— Сослан был и до конца моих дней останется другом и братом моим. Так и передайте ему, скажите, что я тоже верю: затмение, поразившее нас, ингушей и осетин, обязательно пройдет. Мы победим болезнь, — и начал вспоминать, как они познакомились, как встретил самую красивую девушку Кавказа — Мадину и каких хороших детей подарила она ингушскому и осетинскому народам. А то, что произошло той проклятой осенью, будем считать трудным испытанием для наших народов. Видно, кому-то это надо было...
Я привез из Назрани письмо Сослану и был свидетелем, как непрошеные слезы скатились на бороду этого стойкого горца, как его лицо озарила добрая улыбка. Видно, что-то особенно памятное для него было в письме Сафарбека. Став свидетелем заочного разговора двух старых друзей, которых разделила трагедия, я подумал тогда и верю сейчас, что пока в сердцах таких люедй, как Сослан и Сафарбек, сохраняются в сердцах глубокие человеческие чувства, их не сломят никакие испытания, не поставят их по разные стороны.
Думаю, это относится и к двум гордым и мужественным народам. Найдут они друг к другу временно потерянную дорогу.

Михаил ДОМОГАЦКИХ.
Владикавказ — Москва.

13.08.98

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Владимир ОЛЕЙНИК: украинцы больше не видят перспектив в собственном доме
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Режиссёра Серебренникова ждёт домашний арест
Владимир ОЛЕЙНИК: украинцы больше не видят перспектив в собственном доме
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Скандал: День независимости Украины на фоне карты без Крыма
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ
Провинциальный роддом заплатит гигантский штраф за подмену детей
Почему человечество может остаться без мороженого
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рабочий зарезал троих на заводе "ГАЗ"
Дипломаты США послали россиян подальше
Флот США к ядерному удару готов
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Штаты собираются оккупировать энергетический рынок Европы — Рустам ТАНКАЕВ
Экс-депутат Рады сравнил курорты Крыма и Херсонщины