Автор Правда.Ру

ЧЕЛОВЕК В СУТАНЕ Национальная церковь и религиозные секты

Была ли исламская революция в Иране духовной и нравственной? Сегодня, спустя 20 лет, можно ответить на этот вопрос так: это была не политическая революция. В отличие от западных революционеров, призывавших захватывать важные стратегические объекты, имам Хомейни советовал заглянуть в душу человека, вернуться к традиционным ценностям, истокам национальной морали.
Власть духовенства аятолла считала лучшим конституционным принципом для своей страны. Он завещал слугам народа — депутатам (а также священнослужителям) вести скромный образ жизни. Сам имам снимал недорогую комнату и довольствовался тахтой и полкой книг, и потому более других имел право проповедовать умеренность. Непререкаем был авторитет имама Хомейни при жизни, потому превратился он в святого после смерти.
Не хочется проводить параллели с нашими духовными лидерами. Речь о поворотных моментах в судьбах народов и роли религии и священнослужителей. Не знаю, действительно ли революция в Иране была духовной и нравственной, но у нас не была точно. К нашей революции начала 90-х (или перевороту) армянская церковь не имела никакого отношения. Но нравы “новой” жизни очень быстро проникли в эту среду. Церковь, как бы она не была отделена от государства, по большому счету своеобразный слепок общества. Поэтому на вопрос — может ли человек в сутане становиться участником беспредела, логика новейшего “морального кодекса” отвечает утвердительно: можно объегорить и Бога. На изломах истории духовенство чаще всего проявляет себя в соответствии с веяниями времени. Сутану носят такие же люди, как и мы, простые смертные...
Армянское общество не забыло о священнике, не лишенном сана ни тогда, когда возглавляемая им партия АОД (Армянское Общенациональное Движение) — фактически правящая, усердно разрушала все устои жизни, включая экономику и нравственность, ни сейчас, когда сутана служит ему “крышей” для торговых сделок. В святом Эгмиадзине есть, к сожалению, и такие священники...
Сегодня армянская церковь заняла пассивную, если не сказать равнодушную позицию по отношению к своим прихожанам. Люди, истосковавшиеся без веры и измучившиеся без надежды, тянутся к тем, кто обещает наполнить их жизнь любовью и смыслом, указать путь к спасению. Психоэмоциональный стресс толкает людей в модные секты. Не найдя утешения и поддержки в своей церкви, они попадают в умело расставленные ловушки различных религиозных организаций. Секты применяют тактику, которую на Западе называют “бомбардировкой любовью”. Проявляя подчеркнутое внимание к человеку, выражая ему эмоциональную и материальную поддержку. Словом, идет процесс деструктивного влияния на личность верующего, его “зомбирование”.
За последние 10 лет разного рода религиозные секты опутали всю Армению. Ныне в республике зарегистрированы 17 сект, объединяющих десятки тысяч приверженцев. Остановить распространение этой духовной чумы можно, если признать ситуацию чрезвычайной.
Действующий закон “О свободе совести и религиозных организациях” был принят в 1991 году, в период демократической эйфории. Уже тогда принятый закон вызвал обоснованные нарекания, а узаконенная им деятельность сект — тревогу и обеспокоенность в обществе. Через два года под нажимом неопровержимых реалий президент РА был вынужден своим указом внести некоторые ограничения в деятельность религиозных организаций (кроме Армянской Апостольской церкви). Одновременно были разработаны законодательные акты, определяющие механизм привлечения к ответственности организаций, нарушающих закон. Однако принятая вслед за этим Конституция отменила все прежние правовые рычаги, ограничивающие деятельность сект.
Сегодня основная проблема, которую все последние годы пытаются решить наши законодатели и вообще все госорганы, имеющие отношение к вопросу, это объективные противоречия, существующие между демократическими нормами в области прав человека и нашими национальными, государственными интересами. До сих пор мы неизменно отдавали предпочтение международным нормам. Однако реальная угроза безопасности нации и государства вынуждает нас критически относиться к подобной практике. Тем более, что опыт самых различных, вполне благополучных стран, которым вроде бы никто и ничто не угрожает, свидетельствует о том, что проблема нетрадиционных религиозных организаций не так уж проста и однозначна для них.
Для страны, живущей в эпоху перемен и еще только примеривающейся к демократическим ценностям, где безработица и нищета — удел большинства населения, находящейся в блокаде и имеющей недружелюбных соседей, безусловно должны действовать жесткие механизмы обеспечения безопасности.
В самой крупной секте “Свидетели Иеговы” — 14000 человек. Это не просто армяне, перешедшие в другую веру. Это люди, которые фактически перестали быть гражданами РА. Они не признают никаких церквей и считают, что все человеческие правительства от сатаны. Подчиняться законам государства, приветствовать его флаг и гимн означает покориться сатане. Им запрещено вступать в политические и религиозные организации, участвовать в выборах, служить в армии. Госсовет по делам религий отказался регистрировать “Общество Свидетелей Иеговы”. Комиссия по правам человека при президенте РА окончательное решение вопроса оставила на усмотрение суда.
Защитники различных свобод, в том числе и свободы совести, должны признать давно известное: “Отсутствие свободы — в этом сущность культов”. Диктуя своим последователям, как использовать свое время, во что верить и о чем думать, проповедники сект уничтожают настоящую свободу личности, получают тотальный контроль над жизнью новообращенных.
Разрушение духовного единства Армении — главная задача многих сект. Считается, что действия иеговистов направляются зарубежными спецслужбами. Не потому ли радикальные меры, принятые духовенством Ирана, пришлись Западу не по душе?

Левон Оганесян
Корр. “Правды”
Ереван

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Социологи: россияне хотят, чтобы Путин правил вечно
Социологи: россияне хотят, чтобы Путин правил вечно
Инвесторы вкладывают в строительство в ТиНАО 150 млрд руб. в год
Права человека всё: США вышли из главного совета ООН
CNN рассказала о забитых Путиным голах на ЧМ-2018
Что Путин скажет народу: грядет внеочередное послание президента
Права человека всё: США вышли из главного совета ООН
Права человека всё: США вышли из главного совета ООН
Россия вывела ударный флот против авианосцев США
Евросоюз снова расчесал толерантность
Старикам здесь не место: пожилых будут увольнять перед пенсией
Пять вариантов: в США рассказали, что Россия может сделать с Украиной
Россию захлестнут протесты: народ восстает против пенсионной реформы
"Северного потока-2" не будет. В США знают причину
Кикабидзе рассказал, как ненавидел СССР и радовался его развалу
Что Путин скажет народу: грядет внеочередное послание президента
Социологи: россияне хотят, чтобы Путин правил вечно
Кикабидзе рассказал, как ненавидел СССР и радовался его развалу
Юлия Тимошенко собирается участвовать в выборах президента Украины
Россию захлестнут протесты: народ восстает против пенсионной реформы
Кикабидзе рассказал, как ненавидел СССР и радовался его развалу

Политолог, писатель, публицист, генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин считает, что хоть Россия и не футбольная страна, чемпионат мира нам очень нужен и важен по многим причинам. Прежде всего, Чемпионат мира по футболу - 2018 откроет глаза на Россию простым людям в других странах и поставит западных политиков на место.

Что России даст Чемпионат мира по футболу