Автор Правда.Ру

ПРАВИТЕЛЬСТВО ЕВГЕНИЯ ПРИМАКОВА Риски, перспективы, возможности

Чем НЕ является назначение Примакова

Есть принцип негативного определения тех или иных феноменов и процессов. В религиозной традиции такой принцип называется апофатическим. На вопрос "чем НЕ является назначение Евгения Максимовича Примакова на пост премьер-министра России?" - я могу ответить сходу.
Это НЕ мелочь В ПОЛИТИКЕ.
Это НЕ частный эпизод В ПОЛИТИКЕ.
Примаков - НЕ проходная фигура В ПОЛИТИКЕ.
Примаков - НЕ "калиф на час" В ПОЛИТИКЕ.
И это действительно так. По самому крупному счету. Считающих иначе прошу не совершать ошибок, оценивая по другому, ибо эти ошибки будут последними и неисправимыми. Прежде всего для них самих.
Ответить, чем НЕ является данное назначение, действительно просто. А вот чем оно является – почти невозможно. Да и стоит ли? Нам дана некая политическая пауза. Худшее – то, что уже нависало на горизонте – отодвинуто. Стрелки на часах беды по крайней мере начали двигаться медленнее к неумолимому 24.00. И это уже хорошо. Пауза для того и существует, чтобы следить за происходящим, накапливать политические ресурсы, строить новые и укреплять старые отношения. Этим и займемся. Зная, что беда никуда не делась. А для этого приходится отказаться от политической апофатики ради реального делания реальных "вещей".

Открытая политика и паутинообразование

В конце концов, каждый выбирает свой путь. Кто-то плетет паутины. Негативного содержания я в понятие "сплетания паутин" не вкладываю. Паутина может быть паутиной зла и паутиной добра. Самое пакостное в нынешней ситуации то, что многие просто опускают руки. А сплетание паутин – это живое дело. Трудное и опасное. И дай бог, чтобы паутины добра плелись быстрее паутин зла.
Но у сплетания паутин – одни законы. И другие – у выстраивания отношений на основе открытого диалога с обществом. Я свою судьбу выбрал. А потому минимум определенности вносить обязан – морально и политически.
Так вот. Если В ПОЛИТИКЕ назначение Е.М.Примакова – это крупнейшее событие последних лет, то с точки зрения БОЛЬШОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ СИТУАЦИИ это назначение пока не является ничем. Чем оно станет – другой вопрос. Но пока – в политике поменялось все, а в обществе ничего. Долго так продолжаться не может. Классики большевизма выражались по этому поводу с предельной определенностью: "Либо вши уничтожат социализм, либо социализм уничтожит вшей". Речь шла, кстати, не о метафорах, и я никаких метафорических смыслов не вкладываю в эту ассоциацию с лозунгами предшествующего бедственного периода. Ибо метафоры меркнут перед реальностью.
Итак, уже не о Примакове речь. А о нас всех.
Альтернатива предельно проста. Либо перевернувшее политическую жизнь и никак не сказавшееся на обществе назначение Примакова станет чем-то крупным для общества. Либо мир политики и мир общества разойдутся, как две разбегающиеся галактики, и будут существовать сами по себе. Поймите все – левые, правые и умеренные, близкие, дальние и никакие – что если Примаков окажется В ЗАМКНУТОМ МИРЕ ТОЛЬКО ПОЛИТИКИ, и окажется в этом мире ВСЕМ, но эта ВСЕЗНАЧИМОСТЬ Примакова в мире политики будет для БОЛЬШОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ СИТУАЦИИ – НИЧЕМ, то катастрофа не будет локальной и только политической. Она будет общественной.
Политики сейчас проходят последний тест. Тест на способность стать чем-то для общества. Я почти не сомневаюсь, что Примаков за несколько месяцев так разместится в политическом мире, что начнет оправдываться фраза из старого советского фильма "Операция Ы и другие приключения Шурика": "Если я встану, то ты ляжешь".
Но в момент, когда это произойдет, может случиться самое страшное. Ибо, повторю еще раз: Примаков скорее всего решит ту политическую задачу, которую до него никто не смог решить. У него для этого есть все качества. Он очень умен. Он более чем осведомлен. Он глубочайшим образом вписан в наш непростой элитный рельеф. Не отделенный, как все мы понимаем, непроницаемыми барьерами от мирового сообщества. Он мягко стелет, но жестко спать. У него в полной мере присутствуют те качества, которые в политике представляют собой абсолютный плюс. Рекомендую почитать "Государя" Макиавелли, одно из наиболее глубоких политических произведений всех времен, и понять, что у Примакова есть все, что необходимо и достаточно для власти.
И вот случается чудо, в которое я могу поверить. Примакову становится подвластной сфера, именуемая политикой. И что?

Примаков и Ельцин

Прежде всего, решить такую задачу будет очень непросто. Ибо Примаков в этой сфере не один. Время взрастило фигуры, занижать значение которых было бы недопустимо.
Начнем с Ельцина. Я говорил неоднократно, что Ельцин не делает политических ошибок. И что, я дал неверную оценку? Тогда я, видимо, не умею внятно выражаться. Я говорил, говорю и буду говорить, что он ПОЛИТИЧЕСКИХ ОШИБОК не делает. А все остальные делает в невероятном количестве. Кант говорил о "вещи в себе и для себя" ("ин зих унд фюр зих"). Ельцин – это "политик в себе и для себя". Только политик и ничто другое. Он мыслит властью как таковой. Вы скажете, что это скверно. А я что, хочу сказать, что это хорошо? Я сказал о Ельцине все мыслимые негативные слова, когда Боннэр считала его "добрым гением демократии". Когда нынешние свирепые "уничтожители" Ельцина входили в его официальные структуры, восхищались им, раскланивались по поводу его каждого чиха. Я сказал об этом все, когда в 1993 году газеты выходили с цензурными пробелами. О Чаушеску я сказал тогда, а не сейчас, когда это становится "нормой хорошего тона". И трансформировать свои оценки я не собираюсь. Но я хочу достоверной, холодной аналитической правды.
В очередном политическом кризисе Ельцин в очередной раз выиграл. Его решения, если их абстрагировать от всего, кроме власти как таковой – оптимальны. Я не знаю, делает эти решения сам Ельцин, или это решения "коллективного Ельцина". Но только бога ради, не надо мифов о "распутинщине", не надо мифов вообще. Ельцину что предлагали? Сдать власть, отдав ее кому-нибудь из преемников, то есть избираемых на президентский пост амбициозных политиков. Ельцин поиграл с ними со всеми. Одного уже дружески удушил в объятиях. И назначил вслед за одним неизбираемым политиком – Кириенко – на премьерский пост другого столь же неизбираемого (в классическом, подчеркиваю, только классическом смысле слова!) политика – Примакова. И в чем здесь ошибка?
Все остальное – одна тотальная ошибка. Страна трещит и разлетается в клочья. Общество в чудовищном состоянии. Экономика в таком раздрае, что дальше некуда. Мировое сообщество на грани бешенства. И все это сотворил Ельцин. Но это – сфера содержаний, сфера ИМЕННО ОБЩЕСТВЕННАЯ, сфера, где пересекаются общество и политика. А Ельцин не делает ошибок совсем в другой сфере. В той, в которой "ин зих унд фюр зих". Здесь всех, кого можно, "кинули", как только можно. Вновь повторю – может, это уже больной и слабеющий гений. И может, это гений уже и индивидуальный, и коллективный (хотя я считаю, что именно индивидуальный). Но в любом случае это именно гений "ин зих унд фюр зих". И Примакову придется иметь дело с этим гением.
Предположим, что он эту проблему решит. В последнее время намеки на возможности решений, хотя бы теоретических, появились. От теории до практики дистанция колоссальная, но, предположим, Примаков ее преодолел.
Что дальше?

Примаков – Ельцин – и так называемые олигархи

Ельцин не является тотально выморочной политической фигурой. У него есть определенные представления о макропроцессе. Их немного. Они не позволяют строить позитивные стратегии (и в этом ужас этой фигуры). Но не учесть их наличие было бы непростительной ошибкой. Одно из немногих невыморочных (правильных или нет – отдельный вопрос) устойчивых представлений Ельцина, не сводимых к тотальному "ин зих унд фюр зих", - это отношение к понятию НОМЕНКЛАТУРА.
И здесь необходимы принципиальные пояснения. Отчасти опять же апофатические. Номенклатура – это НЕ сословие профессионалов с управленческим опытом (я к этому сословию, кстати, отношусь с колоссальным уважением). Это НЕ люди с коммунистической биографией и определенными (пусть и отставшими от жизни) идеалами. И к идеалам, и к биографиям подобного типа я опять же отношусь с огромным уважением. Хотя в состоянии рассматривать правомочность других подходов. Номенклатура – это НЕ индивидуальное понятие вообще. Даже если отдельный индивид обладает всеми номенклатурными характеристиками, это еще не означает, что он номенклатура.
Понимая, что одним апофатизмом не обойдешься, начинаю вводить содержательные определения.
С точки зрения политической метафизики, номенклатура – это то "Зазеркалье", которое я уже много раз описывал. Это "политическая анонимократия". Это превращенная форма элитности. Одной из самых сильных черт марксовой теории считаю развертывание представлений о превращенных формах. Это псевдокласс в псевдобесклассовом обществе (пресловутом общенародном государстве). И это, конечно, во всех смыслах слова, "конец истории".
С точки зрения национальных интересов (в любом их понимании), номенклатура – это "сегмент транснациональной элиты". В большей части – сегмент транснационального менеджмента. Но, видимо, и не только. Непрозрачность всей системы отношений эпохи мирного сосуществования, когда не став частью западного сообщества, мы одновременно перестали быть "иным", все эти "линии Гаврилова", заменяющие прямые и ответственные отношения, все эти "золотые венки разведки", которые то ли вручались кому-то из наших, то ли не вручались, то ли полувручались... вся эта страсть строить власть на фундаменте неопределенностей чуть ли не онтологических – это и есть номенклатура с точки зрения проблем российской субъектности.
С точки зрения политического быта – это специфическая, негрубая и неявная мафизация. Вообще, любой институт (КПСС, КГБ и пр.) в момент, когда оболочка этого института разрушается (1991г.), а субстрат выдавливается в криминализируемое общество, органически и вне всякой зависимости от желания отдельных фигур мафизируется. Это знают любые специалисты по так называемой спецсоциологии. Выветриваются понятия о правилах и ценностях, но остаются навыки, рефлексы, записные книжки, готовность выживать в чуждой реальности, агентурные и иные сети и, главное, лишенные содержания корпоративные коды.
Грубо говоря – данное псевдосословие до определенного времени делилось на "лохов" и "дошлых". "Лохи" – люди с принципами и ограничениями, готовые довольствоваться тем высоким, но все же небеспредельным стандартом жизни, который давала система распределения, установленная в обществе до 1985г. "Дошлые"... подробно описывать не хочу, и потому опять обозначу апофатически: "дошлые" – СОВСЕМ НЕ "лохи".
В 1988г. "дошлые" решили, что нужно "менять кожу". Они хотели этого давно. Но момент им показался удачным. Однако "лохи" оказали серьезное сопротивление. И "дошлым" пришлось призвать на помощь "отморозков". Людей с улиц. Разного рода мэнээсов. Просто пассионарный элемент. И еще... еще им пришлось призвать Ельцина. Конечно, как "калифа на час".
"Дошлые" слишком долго боролись с "лохами". Эта борьба оказалась законченной в России только к концу 1993г. А к этому времени Ельцин укрепился и не хотел уходить. И – начал группировать вокруг себя "отморозков". Разного рода, кстати, и я не вкладываю в это слово негативного содержания. Коржаков – тоже "отморозок". Так что не только о демократах идет речь. Хотя, конечно, лишь законченный циник и любитель полного отрыва формы от содержания может называть людей типа Ходорковского, Березовского, Гусинского, Невзлина, Смоленского, Потанина и других – олигархами. Олигархи – это (вновь апофатика, поскольку необходимо быть кратким) СОВСЕМ НЕ это. И это НЕ Черномырдин. И НЕ какой-нибудь Вяхирев или Алекперов. Примаков?
Для Евгения Максимовича здесь наступает настоящий, а не телевизионный "момент истины". У Примакова есть все качества, чтобы стать выразителем номенклатуры, носителем ее духа. Но он – "слишком индивидуалистичен". В лучшем смысле этого слова, кстати. Помните, я уже сказал, что "индивидуум, являющийся носителем номенклатурных свойств – это еще НЕ номенклатура". Номенклатурой он становится, когда стерилизует себя, выхолащивая в себе индивидуальное. Примаков всегда был "кошкой, гуляющей самой по себе". И в этом смысле он сейчас находится перед сложнейшим из выборов, которые когда-либо должен был сделать. Никогда он не брал на себя рисков чуть ли не религиозного характера. Ибо здесь речь идет об игре, в которой ставкой является (да простит мне вольности религиозный читатель, но я принципиально хочу остаться в светском качестве) НЕЧТО ВРОДЕ ДУШИ. Или, как минимум, "самость", личность, индивидуальность, и... разумеется, что-то большее.
Но вернемся к "назначенцам" на роль так называемых олигархов. Зазеркалье всегда находит, как "проявить" ненужное и оставить нужное "непроявленным". Фундаментальное значение письма 13-ти состоит не в тех или иных словах или политической роли. А в том, что определенная группа решилась "проявиться", решилась назвать себя классом. Заявляя, что она – класс и власть, она подписывалась не под шоу для кампании Ельцина. Она подписывала договор с Историей и брала на себя ответственность, бросая вызов "непроявленности". Подписи были обязательством серьезно относиться к серьезным вещам. И это обязательство не было выполнено. Сейчас невыполнившие пожинают плоды.
Но подписавшись, определенные лица апофатически самоопределились. Они сказали, что они НЕ номенклатура, и отказываются быть ею. Ибо номенклатура и класс – антиподы, и это важно понимать.
1996г. был временем победы союза "отморозков" и Ельцина. Что произошло дальше?
Первый этап. "Отморозков" раскололи по идеологическому принципу. От них "отсекли" Коржакова, которого затем вместе с его людьми просто задушили в номенклатурных объятиях.
Второй этап. "Отморозков" перессорили друг с другом. Главным асом этой разводки, конечно, оказался Чубайс.
Третий этап. "Отморозков" "развели" с Чубайсом, который на каком-то этапе мог сыграть роль Коржакова.
Четвертый этап. "Отморозков" стравили с Ельциным. Фундаментальное значение здесь имеет долго выстраивавшийся конфликт между Ельциным и Березовским.
Пятый этап. Дискредитация любых попыток Ельцина опереться на других "отморозков". Феномен Кириенко во всей его глубине и провокационности.
Шестой этап. Попытка руками "отморозков" убрать Ельцина. Попытка возвращения Черномырдина. А на самом деле, конечно, Лебедя.
Седьмой этап (будущий). Доубирание Ельцина. С помощью "отморозков". Или наоборот – доубирание "отморозков" с помощью Ельцина.
Восьмой этап. Основной. Приход "дошлых", освободившихся от "лохов" и сумевших отшвырнуть "отморозков". Приход – как приход чего? Каково содержание прихода? Это самый серьезный вопрос.

Диктатура: чьи козыри выше

Когда Черномырдин, ошалев от ловушки, в которую его загнали, возбужденно кричал, что нужна экономическая диктатура, когда Кириенко, издавая "чирик-чирик", пытался изобразить орлиный клекот и распахнуть отсутствующие крылья, когда бледный от ужаса Чубайс двигал губами под слова диктора и говорил о ликвидации бумаг в своем офисе "Пожар – это и есть пожар", они (и многие другие, коим нет числа) ходили вокруг да около.
То, что диктатура экономическая не может быть без политической, это, извините, ясно ежу. Суть не в этом. Фундаментальный вопрос, на который мы должны ответить – о чьей диктатуре кричал Черномырдин, от чьего имени пытался издать клекот Кириенко, какой субстанцией пытался наполнить свой железный голос Чубайс, и от чьего лица, чьим именем хотят реализовывать свои программы уважаемый мною Примаков и столь же уважаемые мною Львов, Абалкин и другие.
Диктатура какого класса? И способен ли на нее класс? И в чем альтернатива?
Только не надо песен про пролетариат. Мы не на конференции ученых социалистической ориентации. Мы в живой, больной, предельно скверной реальности. И в этой реальности мы хотим хотя бы государство каким-то образом удержать.
И выбор наш прост. Либо – все эти скверные отечественные ребята, назначенные на роль олигархов, то есть отданные "на убой", найдут в себе силы вместе с другими, вместе с зарубежными соотечественниками в том числе (не знаю, как кого, но меня выступление Льва Черного в "Комсомольской правде" впечатлило со знаком плюс) – стать классом и установить диктатуру. Либо... либо будет другая диктатура – прямая диктатура мировых "хозяев жизни", осуществляемая в том числе и через российскую номенклатуру как высший профессиональный менеджмент. И никаких сговоров, никаких полутонов здесь не будет.
Номенклатура уже решила ряд крупных "негативных задач".
Прошу прощения за военную терминологию, но в данном случае она более чем уместна. Вначале я назову достижения номенклатуры, так сказать, тактического характера:
- она отсекла "лохов" (без которых, кстати, "отморозки" никогда не обойдутся, что ясно было уже в 1996 году);
- она создала атмосферу тотальной свары в среде "отморозков";
- она свела на нет некоторую систему общественных ожиданий;
- она загубила большую часть молодых политиков так называемой демократической волны, превратив их в наглядные пособия по "дерьмократии" или полностью парализовав их деятельность;
- она "качественно поработала" в левом движении, сделав его недееспособным, и одновременно превратила в пародию большую часть патриотического движения.
Теперь скажу и о задачах оперативного характера. Здесь номенклатура особо преуспела именно в последний период:
- она подорвала финансовые и организационные возможности большинства так называемых "молодых волков" с помощью рукотворного "финансового Чернобыля";
- она провела цепь крупных оргмероприятий, в результате которых большинство руководителей ТЭКа "подвисло", оказалось отсечено своими же крупными "управленческими китами" от реальной власти и управления;
- она деморализовала или дестабилизировала нескольких крупных игроков на нынешней политической сцене, которые рассматриваются ею как "однозначно и непреодолимо чужие";
- она создала предпосылки для своей кадровой революции;
- она умело управляет важными политическими фигурами будущего, которых все в большей степени просто "играют втемную"; и речь теперь идет не только о привычных к такой игре бывших инструкторах ЦК, но и о гораздо более инициативных фигурах с перспективой на будущее;
- она достаточно продвинулась в решении задач эффективного террора – пока в большинстве случаев психологического.
Перехожу к рассмотрению задач оперативно-стратегического характера. Здесь есть "крупные успехи" и "крупные проколы".
Крупный успех – мировой нефтяной демпинг. Заниматься здесь его анализом я не буду. Это уведет нас достаточно далеко от существа рассматриваемой темы. И это... в общем, это живой рабочий вопрос, в котором избыточная открытость совсем уж не отвечает существу проблематики.
Крупный успех, далее – уже почти полное добивание Ельцина. Есть вещи, которые очень трудно объяснить, если в сознании отсутствует база для их понимания. По крайней мере, подобную базу нельзя создать в отдельной аналитической статье. Поэтому я рассчитываю на интуитивный резонанс с читающим. Так вот, на уровне интуитивного резонанса могу сказать, что (внимание!) не только взаимного понимания, не только феномена "возвращения блудного сына", но даже устойчивого компромисса между Ельциным и номенклатурой быть не может. И нет ничего более глупого, чем печатать в одном ряду портреты бывших членов Политбюро и называть номенклатурным союзом этот "террариум единомышленников".
Ельцин ушел из номенклатуры однажды и навсегда. В фильме Крамера "Принцип домино", когда один пай-мальчик смотрит на вербуемого спецназовца, тот хватает его за горло с криком "не смей так на меня смотреть". Ельцин знает особым интуитивным знанием (которое может в нем пропасть только вместе с отключением мозга), что номенклатура всегда будет на него "так смотреть". Что она "так" на него смотрела и до Октябрьского пленума, и после. Что он к ней не имеет никакого отношения. Что между ним и ею невозможен общий язык. Что он в нее не вхож и никогда не будет вхож.
Не верящий никому, супернастороженный человек (вновь повторю – очень крупный и сильно битый политик), Ельцин не поверит никаким гарантиям. Я уже обсуждал этот вопрос, оценивая статью Олега Попцова в "Литературной газете", где Попцов говорил о "сухой ветви" молодых ельцинистов и об обреченности Ельцина на сдачу номенклатуре. Тому субъекту, который я описываю, Ельцин никогда не сдастся: он понимает, что там таких, как он, в плен не берут. Субъекту же капитуляция Ельцина сейчас совершенно не нужна. Ему нужна "ельцинятина". На килограммы. В ситуации, когда больше кормить будет нечем. То есть в качестве "образа врага" и "субъекта ответственности".
Но не только рациональное понимание правил игры, не только хитрость и недоверие разделяют Ельцина и номенклатуру. Там есть еще один барьер – почти иррациональный. Экзистенциальный, если хотите.
Ельцин так же не может договориться с номенклатурой у себя в России, как Клинтон не может договориться с номенклатурой у себя в США, а Нетаньяху у себя в Израиле. Это фундаментальная человеческая проблема. И одновременно корневая проблема большой политики. Номенклатуре в США нужен Буш. И она его решила получить любой ценой. Но пока еще не получила. И возникла связка нескольких людей. Которые ничем особенно не хороши. Но которые коряво и даже зачастую без глубокого понимания держатся друг за друга. И конечно же, речь идет не о людях, а о выразителях сил, интересов, намерений. Но и о людях тоже. Вот почему, когда я говорил о выморочности Ельцина, я делал различие между выморочностью сверхглубокой (которая выражается в описанном "ин зих унд фюр зих") и выморочностью тотальной. Где нет разницы между поломанным и скверным человеком - и опасной рептилией в человеческом облике. Ельцин – НЕ рептилия. Вот вам еще одно апофатическое определение. Никогда и ни при каких обстоятельствах не скидывайте его со счетов! Ни в какой степени исчерпанности не выводите его из политических уравнений!
Проблема крупных маргиналов на ключевых для мировой истории политических постах номенклатурой не решена. Она почти решена. Но в этом "почти" таится колоссальный подвох. Все трое из указанных мною фигур оказались не совсем тем, что о них полагали. И в этом "не совсем" есть некая неопределенность истории. Только не путайте эту неопределенность с надеждой! Надежды здесь нет! Но неопределенность – это существенно для тех, кто не чужд Большой игре наступающего XXI века.
Завоевывая позицию за позицией, номенклатура теряла Время. Она переставала быть его Хозяином. А Время накапливало Проблемы. Есть у него, у Времени это "паскудное свойство". Есть этот камень преткновения. И не было бы его – о конце истории написал бы не Фукуяма, а кто-нибудь из жрецов очень глубокой древности.
Крупный неуспех оперативно-стратегического характера – в одной приставке и одном слове. Приставка эта – "ПОЧТИ". А слово – ВРЕМЯ. Мешающие фигуры ПОЧТИ добили. А должны были добить до конца. И добили их (да и то не до конца) слишком поздно, потеряв ВРЕМЯ.
А теперь я перехожу к стратегии как таковой.

Общество, быдло и диктатура

Стратегический успех номенклатуры – она близка к реализации грез Великого Инквизитора у Достоевского. Помните: "И кончится все это тем, что придут к нам и скажут нам: лучше поработите нас, но накормите. Поймут наконец, что свобода и земной хлеб вдоволь вместе немыслимы..." Населению России уже почти внушили установки и ценности, которые его приравнивают к настоящему и стопроцентному быдлу (то есть к скоту, к животным). Ему подарили игрушки потребления, посадили на эту пакостную иглу. Потом игрушки начали убирать. И быдло скулит. Хочет назад игрушки. И готово продать за это все. Мы слышим голос этого быдла по разным телеканалам. Быдло готово "лечь" под любого хозяина. Оно готово продать родину за любые подачки. И быдла много. Страшно много. Как много и растерянных. Но и быдло, и растерянные – это еще НЕ народ.
Худшие и лучшие качества народа сплетены воедино. В пике финансового кризиса я поражался – при десятой доле подобного толпы обывателей из так называемых "цивилизованных стран" стали бы штурмовать здания банков. Беседуя с весьма ценимыми мною людьми, я посетовал на ужасающую пассивность и беспомощность россиян. И сказал, что худшее качество нашего народа – аполитичность. Это народ-воин, народ-творец духовных ценностей, народ-строитель. Но это НЕ народ-политик. Это не английский и не французский народ. Когда французским фермерам не додали несколько процентов субсидии из бюджета, они парализовали тракторами движение во всей стране. Здесь один раз снизили уровень жизни втрое. Теперь второй раз делают то же самое – и хоть бы хны.
Мне ответили: "Да, это так. Но это только одна сторона правды. А есть опыт эвакуаций во время войны – в России и той же Франции. И в России в этих ситуациях делились между собой в самых худших обстоятельствах даже продуктами питания, то есть самым ценным, а во Франции нельзя было выпросить бесплатно даже стакан воды."
Номенклатура хотела "замер снизу". И она его не получила. Хотя создала неслыханные нагрузки на систему. Это страшно, что такого замера нет. Но это и создает – вновь подчеркну – не надежду, но хотя бы неопределенность. От нас будет зависеть, как мы ею воспользуемся.
Номенклатура не сумела также создать новую идеологию – с опорой на регионализм. Она предприняла попытки. Дугин раздал комплименты Строеву и (в скрытом виде) Лебедю. Штепа в "Независимой газете" разразился подделками под старообрядчество с попыткой "отмыть" регионализм в неофашистском духе. (Кстати, и мне, и моим соратникам давно хотелось бы услышать мнение по этому поводу самих настоящих идеологов старообрядчества. Если они идеологи, люди духовной открытости, то долго молчать по поводу того, как их замешивают в одно мерзкое варево с фашизмом европейского образца, они не могут и не должны). Много кто еще получил в последнее время финансовый и организационный карт-бланш на развертывание тех или иных фашистских наработок. Но это мелко. И это разбивается о барьер реальной ситуации.
Совершенно правильно написал В.Третьяков о том, что диктатура не прошла. Что кандидаты в диктаторы не посмели ни задействовать соответствующую риторику, ни тем более приступить к реальным действиям. Добавлю от себя, они были близки к этому, как никогда ранее. Но они были не одни. И никогда они не будут одни в политическом процессе.
Вопрос не в этом. Диктатура омерзительна. Диктатура не может быть принята ни одним разумным и вменяемым человеком. И что? Ответим себе на другой вопрос. Возможно ли что-то без диктатуры? Возможно ли хоть какое-то решение проблем в ином политическом формате? Если оно возможно, то необходимо, чтобы проблемы были решены иным образом. Звать диктатуру, молиться диктатору, вожделеть сильной руки могут только слабые и по большому счету недостойные люди. Много лет назад я поклялся себе, что в любой ситуации буду давить хаос, а не заигрывать с ним. Побеждает не тот, кто жжет огонь, а тот, кто гасит пожар. Но может наступить момент, когда пожар можно будет гасить только встречным направленным взрывом. И мы должны быть готовы к такому моменту. И мы будем готовы.
Если перед нами встанет вопрос, что выбираем: диктатуру или конец страны – то лично я выберу диктатуру. И, поймите меня правильно, Я НЕ БУДУ ДЕЛАТЬ ЭТОТ ВЫБОР ПАССИВНО. Не буду ждать, когда мне предложат инферно в диктаторской псевдоспасительной оболочке. И не один я думаю сейчас над этим. И... никто из таких, как я, просто думать не будет. Настало время соединения воли и интеллекта. Иначе – думай, не думай, а веймарско-фашистская модель обеспечена.
ИТАК, ВОЗМОЖНЫ ДВА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВАРИАНТА.
Вариант первый. Примаков примет номенклатурную парадигму. В том смысле, в каком я это описал. Примаков и Геращенко (Маслюкова я плохо знаю) могут осуществлять такую парадигму. Они для этого достаточно сильны, "могучи", "матеры", информированы, включены в элиту. Но... они еще и очень крупные люди. Захотят ли они такого принятия?
Если захотят – пусть знают, что Ельцин – это не шутка. Даже в нынешнем суперизгвазданном состоянии. И псевдоолигархи, выставленные в качестве наглядного пособия – тоже не мальчишки, не "шестерящие агенты". Время другое. И еще пусть знают – общество не так наивно, как вчера, и оно существует.
В прямом же политическом смысле слова принятие нынешними "носителями возможностей" номенклатурной парадигмы будет означать войну в элите. Институционально эта война выразится в глубоких противоречиях между президентской Администрацией и правительством и между правительством и Советом безопасности. Да и силовые кланы не высказались до конца. Все выжидают. И почти все понимают, о чем идет речь.
Номенклатурная парадигма включает в себя конфедерализацию. Глубокий регионализм. Возврат к эпохе демонтажа страны. Без этого (подслащенного, возможно, некими псевдоинтерграционными процессами) – нет решения номенклатурных проблем ни на нашем, ни на мировом уровне.
Вариант второй. Примаков (со свойственным ему тактом, закрытостью, мягкостью формы и жесткостью содержания) номенклатурную парадигму отвергнет. Тогда ему надо строить и развертывать другую парадигму. Это не вопрос власти и управления в узком смысле слова. Здесь у Примакова проблем нет, и все мы по отношению к нему – люди менее осведомленные. Но речь будет идти не о завоевании политической сферы, а о завоевании общества. И мне очень бы хотелось, чтобы изначально эти задачи были рассмотрены отдельно. Чтобы не было путаницы и не было иллюзий.
На повестке дня – регресс как фундаментальная общественная ситуация. Государственные институты полуфиктивны. Государство сломано, и рассыпаны все или почти все идентификационные поля. Это не системный кризис. Это не коллапс даже. Это фундаментальное органическое общественное неблагополучие. И преодолевать надо его.
Глубоко наивны в этой связи западные политологические рассуждения. Я об экономических даже говорить не хочу! Здесь все просто на уровне сумасшедшего дома и фантасмагорических трюков новых зарубежных знаменитостей. Но это другие опишут лучше меня.
А я – о заданностях в духе Гарварда. Или Школы управления имени Джона Кеннеди, Стэнфорда, Джорджтауна – не о конкретных названиях речь.
Надежды на прямое движение через демократию незрелую к демократии зрелой – поломаны. Они убиты вместе с мифом о Чубайсе. Теперь подсовывается иной рецепт. С экранов телевизоров я слышу упоенные повествования о Пиночете. Наша интеллигенция, наша журналистика, иногда даже и не худшая, не может преодолеть ту матрицу стереотипов, в которой она сформировалась лет 15 назад. Коммунисты ругали Пиночета – поэтому надо его "отмывать", любоваться хорошими чертами данной человеческой и политической личности. Напомню очевидное: существует консенсус мировой журналистики в том, что валяться в грязи, славословя таким фигурам, как Пиночет, недопустимо ни в какой ситуации. И очень серьезные люди звонили мне и спрашивали: "Сергей, почему у ваших, которые хотят считаться демократами, такой полоумный восторг перед Пиночетом? Они что, не смотрели "Миссинг" Коста Гаварса? Это же не коммунистическая агитка, а эталонное произведение мирового кино."
Есть известный (и сейчас очень "продавливаемый") стандарт "высокой политологической мысли". Не нашей! Если бы нашей – я вообще бы не обсуждал. Этот стандарт состоит из двух основных тезисов
Тезис первый. Если прямого движения от демократии первичной к демократии зрелой нет, то нужен правый поворот. И только правый! Левые ведут в никуда, а правые к демократии. Соответственно с этим выбираются фигуры. И – осуществляются новые "кидняки", как с Чубайсом. Американская политологическая мысль, близкая к центрам принятия решений, давно пророчила приход русского националиста. А здесь выбирали националиста (по принципу "кидняка", иначе не могут) под голливудские модели. Генерал. Волевой человек. Западник. Но – националист, а не демократ. Модель создавали и там, и здесь. И там, и здесь – мистифицировали и "кидали" друг друга. Результат может быть буквально катастрофическим.
В России правый поворот к демократии невозможен. Приход к демократии через правый поворот – бред очень умных и очень далеких от реальности людей. Начнется все поворотом. А кончится такой мировой кашей, что мало не покажется никому. И интеллектуалы, как всегда, уйдут в кусты. А кое-кто заплатит высшую цену за свои заблуждения. И пусть готовится платить, если он хочет по-прежнему купаться в теплой ванне лживых концепций и фиктивных картинок. Но платить придется не только делающим и принимающим решение. Платить будут еще и народы. Весь мир. И пока те, кто делает моду на аналитику, подсовывает рецепты, формирует решения – СТРЯПАЮТ ПРАВЫЙ ПОВОРОТ. И Примаков в этой стряпне – только проходная фигура. Я знаю, что говорю. И прошу прислушаться к моей совершенно непредвзятой и лишенной ситуационных целей и интересов СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО.
Тезис второй. Вытекающий из первого. Правый поворот должен делаться через левый вираж. Сначала – Альенде. Потом – Пиночет. Правительство Примакова для зарубежных делателей решений, находящихся в русле элитного аналитического бреда, - это правительство Альенде. Отсюда – реклама Пиночета. Отсюда назойливые образы "пустых кастрюль" на телеэкранах.
Я знаю, что "контрпиночетовская" линия тоже существует. Но она, во-первых, слабее. И, во-вторых, в ней стратегии нет вообще. Длить то, что было раньше, невозможно. Выходы у "контрпиночетовцев" вообще не прорисованы. Ведь и вправду в рамках рыночной модели есть две возможности – либо безработица, либо гиперинфляция. Безработица – это путь либо к псевдореставрационному хаосу, либо к диктатуре. Гиперинфляция – и вправду путь в никуда. Нужны новые стратегические подходы, новые союзы, новый климат, новый проект для России, новый стратегический курс. Разменивать все это на паллиативы бессмысленно. В этом вообще нет шанса. А в том, что я описываю, есть хотя бы крохотный шанс. Здесь речь идет о вещах почти нереализуемых, но дозировать рыночный инфляционизм с рыночной безработицей – это стопроцентный тупик. Пляска валютных курсов, пустые прилавки, высокие цены, хаос в обществе – все ведь понимают, что следует за подобного рода фокусами в и без того, поймите, ОЧЕНЬ БОЛЬНОЙ СТРАНЕ.
Если кто-то знает, как спасти страну и избежать диктатуры – пусть он об этом скажет. И первый, кто его поддержит, буду я и мои соратники. Только, пожалуйста (ради бога простите за грубость) – без соплей. Демократических, центристских, розовых – каких бы то ни было.
Если варианта недиктаторского спасения страны не существует, давайте минимизировать издержки диктатуры.

Диктатура надежды: кое-что о рамках

Минимизировать издержки можно, понимая несколько основных вещей.
Первое. Субъекта для диктатуры нет. Нет идеологии. Нет оргструктуры. Нет корпоративного консенсуса. Нет опорных макросоциальных сущностей.
Второе. Без диктатуры спасти страну нельзя.
Третье. Диктатурой страну можно также легко погубить, как и спасти.
Четвертое. В обществе – очень гнилой климат, к диктатуре не располагающий. А к спасительной особенно.
Пятое. Таким образом, нам нужно СТРОИТЬ СУБЪЕКТ ДЛЯ СПАСИТЕЛЬНОЙ ДИКТАТУРЫ И СТРОИТЬ НА ОСНОВЕ МАКСИМАЛЬНО ШИРОКОГО КОНСЕНСУСА.
Это надо делать, спасая максимум позитивного из предшествующего периода. Я НИКОГДА НЕ ВОЙДУ НИ В КАКОЕ ЛИБЕРАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ. Я НЕ ВЕРЮ В СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ЛИБЕРАЛИЗМА И ТЕМ БОЛЕЕ НЕОЛИБЕРАЛИЗМА В РОССИИ. НО НИКТО БОЛЕЕ МЕНЯ И МОИХ СОРАТНИКОВ НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАН В ТОМ, ЧТОБЫ В СТРАНЕ ВОЗНИКЛА НОРМАЛЬНАЯ, НЕ ЗАПЯТНАВШАЯ СЕБЯ НИ АХИНЕЕЙ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ, НИ РАЗВАЛОМ СССР ПАРТИЯ РОССИЙСКИХ ЛИБЕРАЛОВ-ГОСУДАРСТВЕННИКОВ. И ХОРОШО БЫ, ЧТОБЫ ЭТА ПАРТИЯ СМЕЛО И РЕШИТЕЛЬНО ОТСТАИВАЛА ЛУЧШИЕ ЦЕННОСТИ ДЕМОКРАТИИ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА.
Без этой партии нет решений разумного характера. Нам не хватает компонент для выстраивания новой субъектности. Нам не хватает жестких и современных левых государственников. Нам не хватает (скажу крамольное!) и настоящих государственников в так называемом державном движении. МЕЖДУ ТЕМ, ПОЛИТИЧЕСКИЕ УРАВНЕНИЯ МОГУТ РАЗРЕШАТЬСЯ ЛИШЬ В СЛУЧАЯХ, ЕСЛИ ЦЕНТРАЛИСТЫ ПОСТРОЯТ ПРОЧНЫЙ СОЮЗ И СУМЕЮТ ОТСТОЯТЬ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЕ ГОСУДАРСТВО – СКАЖУ ОПЯТЬ КРАМОЛЬНОЕ – ХОТЯ БЫ ПО МОДЕЛЯМ США XIX СТОЛЕТИЯ.
Не надо пугать нас диктатурой – это нелепо. Но не надо нас пугать и гражданской войной. Ибо уничтожение страны, прекращение исторического бытия России – вот то высшее и единственное предельно негативное, что может нас испугать по-настоящему. А значит, все остальное допустимо. Хотя и ужасно. Но единственная гражданская война, которая не погубит Россию окончательно (а надо сделать все возможное, чтобы избежать и такой войны) – это война между сторонниками централизованного государства (то есть федератами) и противниками такого государства (то есть конфедератами). Это война, подобная войне между Севером и Югом в США. А освобождать надо не негров, а свой народ.
Шестое. Мы не можем строить субъект при нынешнем состоянии общества. А значит, нам нужно быстрое постепенное движение, движение шаг за шагом. И так, чтобы одно подкрепляло другое. Нам навязывают систему с положительной обратной связью для деструкции. Мы можем противопоставить ей только систему с положительной обратной связью для созидания.
Шаг в субъектостроительстве.
Шаг в собирании общества.
Больший шаг в субъектостроительстве, ибо это есть начало собирания социума.
Более быстрый шаг в субъектостроительстве на новой основе.
Я уже говорил, и публично, амбициозным финансовым структурам России, что на мировом уровне их в микроскоп нельзя рассмотреть. Что единственное их спасение – это прочное самособирание, выстраивание связей с обществом, достижение глубоких договоренностей с разными сегментами элиты. И я не намерен много раз повторять одно и то же. Неуслышанное одними услышат другие. Незаменимых финансовых структур у нас нет. Как нет и незаменимых псевдоолигархов. Что бы сами они о себе ни думали.
Договоренности – единственный путь. Но договоренности и сюсюканье не имеют ничего общего. Мы не в младших классах средней школы. И не в интернатах для дефективных.
Седьмое. Нам не избежать мобилизационных вариантов экономики. И наша единственная цель – сделать эти варианты открытыми для будущей демократизации. Открытыми для будущего честного и широкого рынка.
Восьмое. Все обязательства перед мировым сообществом – финансовые, геополитические, моральные и иные – мы выполним. Множить фронты войны в столь бедственной ситуации может только сумасшедший. Мир един, и мы будем жить вместе. В дальнейшем нам понадобится помощь мира. Но сначала пусть мир хотя бы нам не мешает. В том числе и наивными монологами при минимуме понимания сути происходящего.
Вот и все, что можно сделать в нынешней ситуации. И здесь вопрос не в том, как это обсуждать. Критиковать и поддерживать может кто угодно. Вопрос в том, чтобы это было не на бумаге.
Сделает это Примаков – прекрасно! У него для этого есть все. И вся задача наша только в одном – уметь носить подлинный политический фрак. Что такое политический фрак? Отвечаю: это тот тип одежды, в котором нельзя ни драться, ни обниматься. Будем спокойно смотреть на происходящее, делать все для победы разумных государственных сил. И понимать, что положение слишком тяжелое для того, чтобы суетиться или занимать позицию над схваткой.
МНЕ ВСЕ РАВНО, КТО РЕШИТ ЗАДАЧУ. МНЕ БЫ ОЧЕНЬ ХОТЕЛОСЬ, ЧТОБЫ ОНА БЫЛА РЕШЕНА НЕ МОИМИ, А БОЛЕЕ МЯГКИМИ МЕТОДАМИ. И МНЕ ОЧЕНЬ БЫ ХОТЕЛОСЬ, ЧТОБЫ ЕЕ РЕШИЛ ПРИМАКОВ, КОТОРЫЙ ИМЕЕТ ДЛЯ ЭТОГО ВСЕ ДАННЫЕ И ВОЗМОЖНОСТИ.
Но я знаю, что главное – решить задачу. Проблема имен отступает перед проблемой реальных необходимостей. Перед проблемой беды. И я, и мои соратники будут исходить из этого. И только из этого.
Примаков – и Ельцин. Примаков – и олигархи. Примаков – и номенклатура... Примаков – и политика как таковая. Подчеркну в конце с настойчивостью, которая оправдывается лишь остротой момента. Все это важно. И даже архиважно, как говорил один совсем неплохой политик. Но главное – одно.
ПРИМАКОВ – И ОБЩЕСТВО.
Да, можно завоевать политическую сферу. Хотя это очень трудно, и я это показал в своем разборе. Да, можно завоевать эту сферу даже целиком. Да, без этого завоевания говорить вообще не о чем. Да, это завоевание возможно только в рамках некоторых союзов. Или, как говорят, в рамках определенных элитных соглашений и контуров. И именно здесь – ключевая необходимость. Но есть разница между необходимостью и достаточностью. И нет времени отдельно реализовывать необходимое, а отдельно достаточное.
Достаточное же связано не со сферой политики, а со сферой общественного. А это сейчас очень разные и все дальше уходящие друг от друга сферы. И их надо соединять. Сегодня это еще можно попытаться сделать. Завтра, боюсь, понадобятся иные рецепты.
И если СФЕРА ОБЩЕСТВЕННОГО к моменту завоевания СФЕРЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО окажется отчуждена от власти, то полная победа Примакова станет его полным поражением. И поражением всех нас.

Заключение

На мой взгляд, Примаков уже допустил одну конкретную политическую ошибку. Он собрал силовиков в Ясенево. У себя. Мало того, что у себя – у "своих". Так не договариваются. А на то, чтобы продавливать, а не договариваться, ресурсов уже нет. Нет идеологии. Нет оргструктур. А то, что есть, может в лучшем случае решать проблемы политического характера. И нам предстоит решать проблемы общественные. То есть на порядок более острые и крупные.
Заметьте – я вообще не говорю о программах. Экономических в том числе. Я очень хорошо отношусь к авторам выступления в "Коммерсанте". Львов, Абалкин и другие – квалифицированные, умные люди. Как хорошо, что вообще появились программы, а не всеобъемлющие беседы по поводу того, кто кому сколько откинет. Но сейчас речь НЕ о программах. Речь НЕ о подходах.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Глобальный удар США: у России уже есть ответ
Тело русской девушки сожгут в Доминикане
В Индонезии стали популярными бои животных
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1,3 млн
Британец защитил докторскую по философии группового секса
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
Распад СССР: выиграл только Азербайджан
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Французы запалили Павленского: а был ли художник?
Число евреев в России посчитали по потреблению мацы
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Число евреев в России посчитали по потреблению мацы
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1,3 млн
Французы запалили Павленского: а был ли художник?
Французы запалили Павленского: а был ли художник?
Детский омбудсмен рассказала о достижениях и планах
Тайная цель Трампа: что стоит за американскими нападками на Россию
"Сомнений нет": в США заявили о подготовке нового "11 сентября"
Число евреев в России посчитали по потреблению мацы
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"