Автор Правда.Ру

ВЗГЛЯД ЕГО БРОНЗОВЫХ ГЛАЗ - 18 октября 1999 г.

Не раз в своем босоногом далеке я робко срисовывал с картинки Пушкина-лицеиста и ничего у меня не получалось. То кулачок под щекой налезал на ухо, то губы не такие... Однажды, исхитрился скопировать по клеточкам и обрадовался. Брови, высокий лоб, овал лица сразу стали на место.
Только глаза — чтобы точь в точь — так никогда и не дались.
Из цветных репродукций кроме известного портрета работы О.А.Кипренского дома у нас ничего не было. Чтобы проникнуть в неподдающиеся глаза, я разглядывал их в увеличительное стекло и тут меня осенило: все дело в красках. Опять были спасительные клеточки и... полный провал! Подсохнув, моя акварель так исказила цвета, что на бумаге оказалось некое обросшее озеро с бакенбардами.
Тот листок ватмана я не раз вспоминал потом и в Третьяковской галерее, и в Русском, и в других музеях. Мне казалось, что линии и цветные мазки — даже только черные и белые — как раз и нужны художнику, чтобы глаза ожили. Но тут же вставал и другой вопрос: а как быть скульптору, если у него в распоряжении лишь один цвет? Белого, к примеру, мрамора или черного гранита. Глаза тут не вспыхнут гневом, не затеплятся радостью... Потому-то они мертвенно-гладкие, иной раз с выщербинкой на месте зрачка.
Копируя юного поэта, я ни сном - ни духом не ведал, что доведется мне мимо его памятника на Пушкинской площади в Москве долгими годами ходить на работу и с работы. Памятник тогда стоял на другой стороне, где еще не снесли знаменитую шашлычную “Эльбрус”, с мраморными стенами.
По правую руку от Пушкина над высоким фронтоном дома (внизу магазин “Армения”) парила в небе бетонная балеринка в игривой пачке. Москвичи называли скульптуру Ниной. Когда затеял и перенос, острословы ерничали: “Александр Сергеевич сам попросил сменить точку. Надоело, говорит, стоять с опущенной головой. Шея затекла, а поднять голову нельзя. Еще подумают, что Нинке под юбку заглядываю”. Были шуточки и позабористей: “Отвернулся Пушкин от такой державы. Теперь “Россия” будет у него за спиной надписью на кинотеатре”.
Железная арматура в бетонной Нине проржавела и, чтоб не зашибла кого, балерину разобрали. Осталась лишь овальная белая выпуклость, на которой она стояла. Памятник Пушкина перекатили в одну ночь, и нынешним поколениям думается, что здесь он стоял всегда.
Но не этот — другой эпизод запомнился мне на всю жизнь. Как-то летом — уже не знаю в каком году — у памятника реставраторы принялись ладить леса. День, другой... После работы завернул сюда с расспросами, все записал и, закрывая блокнот, огорошил просьбой: “Прошу, мужики, поднимите меня краном, хочу Пушкину в глаза посмотреть. Ну, хоть на минуту”.
Те недовольно побурчали, но после тяжелой паузы все-таки услышал: “Валяй, племя молодое, незнакомое. Только крепче держись за поручень.” Для страховки обвязали широченным брезентовым поясом, закрепили цепью. И в мановению ока “люлька” вскинулась выше памятника. Потом мягко опустилась и я лицом к лицу в Пушкиным. Но каким?!
Нет, я не про крупную голову. Про то, что чародейски А.М.Опекушин заставил навсегда застыть в лице поэта. Глаза Пушкина смотрели печально-снисходительно, мудрая грусть пряталась в чуть опущенных уголках чувственных губ, лоб в тревожном напряжении... Боже, такого Пушкина с земли не увидишь. Тут от ближе, как-то роднее... Невольно рукой я коснулся его щеки. Она была еще теплая, хотя день уже догорал. Захотелось шепнуть: “Здравствуй, Пушкин”. Но слова не стащились с языка.
Смотрю и не верю, что умиротворенная эта мудрость и неизбывная грусть сплавились всего за 37 лет быстротечной жизни. Нет, его глазами смотрели века.
Возможно, я не дерзнул бы попроситься в реставраторскую “люльку”, если бы годом раньше, 6 июня в такой же теплый день долгий проливной дождь не разогнал из Михайловского нашествие экскурсантов, и давний псковский приятель не повез меня одного смотреть пушкинские места. При таком безлюдье порой казалось, что вот сейчас на тропинке с чугунной своей тростью покажется сам Александр Сергеевич, поднимется к нам в Ерошкину сторожку. Примет стаканчик “от простуды”, поведет к петляющей внизу речке...
На обратном пути в Торжке не применул отведать пожарских котлет. Побывал на могиле так и оставшейся навсегда юной Анны Керн. Увы, только тут узнал, что “не чудным мгновеньем оказалась ее жизнь. Обедневшая, в глубокой старости она доживала век в жалких “Меблировках” на Тверской. А.П.Керн видела как на телегах в соломе везли части памятника Пушкину...
— Эй! Племя молодое, незнакомое, заснул там что ли? — Донеслось снизу и я поплыл к земле, жалея, что не удалось дольше побыть с Пушкиным.

Анатолий ИВАЩЕНКО.

06.06.98

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
На первых ролях: что вынудило Меркель признать силу России
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
На первых ролях: что вынудило Меркель признать силу России
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
И лучше выдумать не МОК: Минспорта Подмосковья поддержало инициативу "Правды.Ру"

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры