Автор Правда.Ру

НАШ ЧЕЛОВЕК В “САТУРНЕ” Минувшая война в судьбе советского разведчика

Родина, гражданский долг, личная судьба. Для кого-то, а такие сейчас расплодились в великом множестве, это просто громкие слова, лишенные осязаемого содержания, для других же они, слитые в нерасторжимое единство, составляют смысл жизни. Именно к таким людям, патриотам с большой буквы, на которых держалось и держится Отечество, принадлежит Александр Иванович Козлов, боевой офицер Красной Армии, отважный партизан, бесстрашный воин “невидимого фронта”.
Он стал прообразом героев газетных публикаций, художественных и документальных фильмов и книг о наших разведчиках, действовавших в тылу фашистской Германии. Их было поставлено и написано великое множество, но в названии почти каждого из них фигурирует слово “Сатурн”. Так для конспирации в свое время высшие нацистские бонзы нарекли агентурный центр армейской разведки Абвер, которой командовал “немецкий шпион № 1” адмирал Канарис. Вот в этом-то змеином гнезде, где на каждом шагу днем и ночью подстерегала смертельная опасность, и пришлось служить Козлову почти три года, с июня 1942 по апрель 1945 года.
Для рано осиротевшего Саши, который вырос в семье родственников ставропольских казаков, еще в раннем детстве не было вопроса, кем быть. Только военным, как герой Отечественной войны прошлого века, партизан и поэт Денис Давыдов. Защищать от недругов огромную страну, наследовать боевую славу свободолюбивых бесстрашных предков, с упоением носить щегольскую военную форму! Ну что может быть важнее и прекраснее этой доли?
После блестяще оконченной школы — военное училище. Первая ступень к воплощению мечты! Быстрокрылыми птицами полетели дни, до краев наполненные постижением всех премудростей многотрудного сложного ратного дела. Тактика, огневая, физическая, политическая подготовка, уставы и наставления. Каждый день — почти предельное напряжение умственных и физических сил...
Такие же, как Саша, молодые, здоровые, преданные Родине ребята-комсомольцы не сомневались, что их знания пригодятся очень скоро. С Запада все явственнее пахло грозой... Она грянула в день выпуска курсантов. И завертелась смертельная карусель! Спустя несколько дней необстрелянный зеленый командир взвода Козлов в составе Московского народного ополчения оказался в самом пекле — под Вязьмой.
В страшных по своей силе и кровопролитности сражениях столкнулись мощная, вскормленная европейским капиталом, доведенная за 1937—1941 годы до совершенства германская военная машина и слабо вооруженная, плохо организованная, потерявшая в этот период опытнейших командиров, но поддерживаемая всем советским народом Красная Армия...
Наши войска отступали на всем протяжении гигантского фронта. Но при этом они наносили гитлеровцам невосполнимые потери. И на фронте, и во вражеском тылу. Многие наши части и соединения в первые недели неспровоцированной агрессии оказались отрезанными от своих. В их числе — и небольшая группа солдат под командованием помощника начальника штаба полка по разведке Козлова.
Можно было сдаться в плен и пойти в услужение к оккупантам, отсидеться за печью у какой-нибудь молодухи или вообще поплыть по течению тыловой жизни — куда вывезет. Но не таковской закваски оказался советский командир Козлов. Он ни на шаг не отступил от воинской клятвы. Биться до последнего вздоха, до полной победы над гитлеровцами, лично участвовать в уничтожении фашистского зверя — этими правилами он руководствовался на всем протяжении своего ратного пути.
21-летний Саша сколачивает из отходивших солдат, сержантов, офицеров и гражданских лиц боеспособный отряд, который чуть позже влился в партизанское соединение “Дедушка” под командованием известного партизанского “бати” Василия Исаевича Воронченко.
Народные мстители не давали врагу ни дня передышки. Перерезали линии связи, уничтожали мелкие подразделения, поджигали склады боеприпасов, горючего и продовольствия, пускали под откос железнодорожные составы, вели разведывательную работу. В общем, изматывали и обескровливали противника в тылу. За эти умелые и отважные действия в 1942 году Александр Иванович был дважды представлен к награждению боевыми орденами. Но в тогдашней военной круговерти он получил только один — “Красной Звезды”. И это в то время, когда и медаль-то считалась свидетельством редкого личного мужества и ратного таланта!
Партизаны, действовавшие в Белоруссии и на Смоленщине, так допекли немцев, что по приказу фюрера против них летом 1942 года были брошены крупные бронемеханизированные соединения. В одной из жестоких схваток в Кучеровских лесах группа Козлова оказалась рядом с каким-то другим более многочисленным отрядом. Как выяснилось позже, то были каратели, переодетые в советскую форму. Они незаметно окружили наших партизан и внезапно скомандовали: “Сдать оружие!” Молодой горячий командир Козлов, мгновенно оценив ситуацию, было попытался дать отпор, но получил такой удар прикладом по голове, что надолго потерял сознание и потом еще несколько месяцев отходил от контузии.
Без сомнения, его гитлеровцы тут же пустили бы в расход, не будь рядом Сашиной жены, военфельдшера Дуси (партизанская кличка — Галя). Она с такой самоотверженностью бросилась защищать мужа, что каратели спасовали и отправили обоих супругов в концлагерь.
Находясь в плену, терпя унижения и издевательства оккупантов, Козловы ни на миг не смирились со своей горькой участью. Саша сразу же принялся обмозговывать способы спасения от неволи. Да так, чтобы снова стать в строй и мстить врагу.
Не зря молвится: кто ищет, тот всегда найдет! В лагере постоянно подбирались кадры для диверсионной и разведывательной работы в советском тылу. В поле зрения вербовщиков оказался и Козлов. Он подходил немецким разведслужбам по многим статьям — умен, обстрелян, не трус, достаточно образован, наделен способностью правильно ориентироваться в экстремальной ситуации. Да сверх того еще и женат. Стало быть, супругу можно использовать в качестве заложницы и вить из мужа веревки.
Однажды некий вермахтовский обер-лейтенант, который долго “обхаживал” Козлова, предложил ему вместе с женой перебраться в другой лагерь. Мотив — якобы просто возникшая симпатия к пленному партизану. “Что скрывается за этим приглашением? Надо держать ухо востро, — размышлял Саша, ни на йоту не поверивший немецкому офицеру. Сразу же после странного “новоселья” Козлов обратил внимание на приехавший в лагерь легковой автомобиль. Из него вышли двое с оружием — лейтенант и старший сержант в красноармейской форме. Вели они себя вовсе не как военнопленные. И когда во время очередной беседы тот самый обер-лейтенант напрямую спросил Козлова, где, по его мнению, он находится, Саша без обиняков высказал свою догадку: в разведшколе.
Видимо, наблюдательность и откровенность сыграли в его судьбе не последнюю роль. Боевой парень из ставропольского села Александровского стал курсантом абверовской разведшколы “Сатурн”. Галю поселили там же. Ее муж начал постигать многочисленные шпионские премудрости. Занятия были до предела насыщены теорией и практикой разведработы в нашем тылу. Вместе с этим курсанты штудировали уставы и наставления Красной Армии, изучали обстановку в СССР с таким расчетом, чтобы в случае заброски за линию фронта не опростоволоситься даже на бытовой мелочи. В школе, например, придерживались нашего устава гарнизонной службы, обращались друг к другу и приветствовали начальствующий состав так, как это делалось в Красной Армии. Словом отрабатывался автоматизм в повседневных вопросах...
Козлов учился старательно и вскоре стал одним из лучших курсантов. А пока шла учеба, он вместе с Галей в деталях продумывал план дальнейших действий. Само собой понятно, Козлов мог бы в одиночку бежать к своим и в случае удачи подробно рассказать обо всем увиденном и услышанном. Но что тогда ожидало бы Галю? Да и вообще такой вариант сулил Родине мало проку. Нет, разовая акция не годилась!
Козловы замахнулись на масштабный, хотя и связанный с еще большим риском план. Перво-наперво следовало заслужить полное доверие начальника школы Ганса Утгофа и шефа всей засекреченной “Абверкоманды-103” полковника Герлица. Задача № 2 — попасть после заброски в наш тыл к советским контрразведчикам. Третье — начать “игру” с немецким шпионским центром, сценарий которой стал загодя отрабатывать Саша. Ну, а до тех пор — покрепче запоминать все: преподавателей и курсантов, методы вербовки, возможные места пересечения линии фронта на самолетах и по земле, явочные квартиры и т.д. Да помимо того всеми доступными способами препятствовать тому, чтобы фашисты забрасывали к нам своих самых способных и агрессивных выкормышей. Козлов осторожно, без нажима, сбивал командование школы с толку, компрометировал в их лице наиболее опасных будущих шпионов, психологически давил на курсантов- антисоветчиков и при этом постоянно, не останавливаясь ни на день, продолжал “прощупывать” обитателей шпионского гнезда, чем они дышат, что их волнует, чтобы в дальнейшем использовать в работе.
И вот подошел тот летний день 1942 года, когда Козлова (по документам, мастерски сработанным в “Сатурне”, — капитана Красной Армии Александра Даниловича Меньшикова десантировали в советский тыл. Он приземлился с парашютом на опушке леса близ Тулы.
— Вижу, двое наших солдат пасут коней в ночном. Я — к ним. Так, мол, и так. Мне нужно к вашему начальству, дескать, наша часть скоро будет располагаться рядом с вашей. Понятное дело, не признаюсь, кто я на самом деле. Вначале все пошло по моему сценарию. Бойцы провели меня к начальнику штаба полка. Показываю ему свои фальшивые документы, которые предписывают военнослужащим оказывать всяческое содействие. Что и говорить, “сатурновские” спецы делали свое дело мастерски... Так я вскоре оказался у майора — начальника дивизионной контрразведки. Ему-то я и признался, что десантирован немцами, но имею цель работать на нашу контрразведку. А к этой информации присовокупил просьбу побыстрее отправить в Москву,— вспоминает разведчик, с которым мы беседуем в его уютной квартире на окраине живописного тихого курортного городка Горячий Ключ.
Настырный майор, однако, отнесся к просьбе Козлова по-своему. Он горел желанием до конца “расколоть” “вражеского лазутчика”. И тем самым завалить весь план, с таким трудом подготовленный разведчиком. В ход пошли угрозы, шантаж и рукоприкладство. Но Козлов не дрогнул и продолжал настаивать на своем. И таки добился поставленной цели — спустя несколько дней он очутился в Главном управлении контрразведки.
Но это было еще не все! Предстояло убедить наших чекистов в искренности его намерений, добиться их согласия на разработанный заранее план “игры” с Абвером. Проверять тогда, кто есть кто, умели. Козлову поверили, его план с небольшими изменениями был принят. “Игра” началась. Саша блестяще выполнил задание шпионского центра. Как и предусматривало абверовское руководство, он посетил в подмосковной Малаховке явочную квартиру, передал перевербованным нашей контрразведкой немецким агентам инструкции, деньги и питание для радиостанции.
Все пошло без заминок. Первый ход в состязании с гитлеровской шпионской сетью был за советскими чекистами. Козлов благополучно вернулся в школу, где ему немедленно устроили самую изощренную проверку. Гитлеровские “рыцари плаща и кинжала”, вроде бы доверяя Козлову, не исключали возможности его работы на нашу контрразведку. Сашу по нескольку раз заставляли давать письменные и устные ответы на многие вопросы “командировки”. Нередко перед этим его основательно накачивали шнапсом и вообще создавали обстановку для полного расслабления. Тут тоже умели проверять...
Многоопытное начальство “Абверкоманды-103” искало в словах своего подопечного малейшие несовпадения, натяжки, явную и скрытую фальшь. Однако Козлов блестяще выдержал и это испытание, тем самым продемонстрировав свои незаурядные актерские способности.
— Да, разведчик обязан быть классным артистом. В придачу ко всем другим качествам, — с полным основанием утверждает Александр Иванович.
После той “командировки” на его груди появился “военный крест с мечами за храбрость”. За этим признанием мнимых заслуг советского разведчика перед третьим рейхом последовали другие свидетельства “образцового выполнения” заданий немецкого командования — четыре награды. Одновременно с этим бывший курсант разведшколы уверенно пошел по служебной лестнице: преподаватель, старший преподаватель тактики, уставов и наставлений Красной Армии и физвоспитания, затем — начальник учебной части школы, то есть фактически заместитель самого Утгофа. Не скупилось гитлеровское начальство и на звания “способному” сотруднику. Ему был присвоен чин лейтенанта, старшего лейтенанта, капитана (гауптмана).
Прямо-таки головокружительная карьера! И за все неполных три года балансирования на лезвии ножа ни секунды полного расслабления, ни малейшей потери самоконтроля, ни единой ошибки!
— Разведчик, как и сапер, ошибается только один раз в жизни, — напоминает Александр Иванович.
Особенно много изобретательности, терпения и нервов требовала перевербовка агентов. А Козлову удалось это с семью курсантами, из которых шестеро с подготовленными им донесениями Центру благополучно добрались к нашим. Седьмой, точнее седьмая, — курсантка Ольга тоже не сплоховала, но в последний момент “командировка” на Родину не состоялась не по ее вине.
И уж если речь зашла об этой стороне деятельности разведчика, то нелишне привести такую “арифметику”. По ориентировкам Александра Ивановича за трехлетний период было выявлено и обезврежено 12 немецких агентов. А всего он разоблачил 57 шпионов и 27 официальных сотрудников Абвера.
Везение? Безусловно! Но не только. Это сплав филигранного мастерства, исключительной наблюдательности, умения “заглянуть” в душу интересующих его людей, феноменальной интуиции, адского терпения и многих других качеств. Что и говорить, природа щедро наделила Козлова, плюс к этому — постоянная работа над собой, развитие своих многогранных талантов.
Александр Иванович считает чудом, что остался жив. “Я на это даже не надеялся”, — признается он. Еще бы! Смертельная опасность подстерегала его на каждом шагу. Ведь любой из агентов, с которым работал Козлов, мог каждую секунду выдать шустрого гауптмана, под личиной которого вел свою войну Александр Иванович. Перевербовка в тех условиях даже одного специально отобранного курсанта могла кончиться полным провалом.
С другой стороны, наш разведчик просто не видел иного выбора. Бороться с врагом надо, а как, если нет ни радиопередатчика, ни связника? Впрочем, их отсутствие, может быть, и предопределило успех. Сколько наших бойцов “невидимого фронта” провалилось именно из-за связников и радиопередатчиков! Это такие удобные “ниточки” для немецкой контрразведки. Пыталось внедрить связника наше командование и для Козлова. Помните, как элегантно это было сделано в сериале о “Сатурне”? В кино это выглядит действительно красиво и просто. А в жизни?
— Немцы держали под своим пристальным вниманием буквально каждого человека во всей округе. И уж тем более близ школы не мог оставаться “не просвеченным” любой чужак, — вспоминает Александр Иванович.
Наделенный пытливым аналитическим умом, наш разведчик, действовавший под маской бравого, сверхлояльного и дисциплинированного служаки, нашел единственно верный путь для наведения связи с Центром. Чтобы не распыляться и не провалить “игру”, он каждый раз брал на заметку трех курсантов методом исключения, методично входил к ним в доверие. Работу облегчало его положение заместителя начальника школы, позволявшее подолгу контактировать с курсантами. Главное, чем при этом руководствовался Козлов, — интеллект.
— Исподволь “обрабатывая” потенциальных соратников по борьбе с “Сатурном”, я пытался узнать бытовые, психологические, политические наклонности, привычки и любимые занятия курсантов. Это позволяло легче войти в их внутренний мир, завязать дружеские отношения,— делится методами своей работы Александр Иванович.
Почувствовав ответную симпатию, разведчик делал следующие шаги. И наконец наступал тот день, когда он решался раскрыться и предложить “выдержавшему экзамен” сотрудничество, который и уходил за линию фронта с информацией для Центра.
Весной 1945 года наши танки, а это произошло на Висле, почти вплотную подошли к школе, которая к тому времени уже не раз меняла свою дислокацию, уходя все дальше и дальше на Запад. Кажется, вот она — долгожданная свобода, избавление от повседневной смертельной опасности! Ан нет! Советское командование приказало Козлову оставаться в “Сатурне” до конца.
Так разведчик очутился в городе Бисмарке, в который вскоре вошли американские войска. И стал наш резидент военнопленным. Как же — офицер Абвера!
Унылой чередой потянулись дни плена. Западная Германия. Бельгия, Франция... С великим трудом, через нашу миссию, разведчик вернулся летом 1945-го на Родину. А его тут, как это ни горько признать, не ждали. Хуже того, из-за бериевских порядков человека, имевшего такой богатый опыт в закордонной спецслужбе и такие заслуги перед Отчизной, уволили из армии, потом “особое совещание” своим решением... осудило его по подозрению в работе то ли на немцев, то ли на американцев. И попал бесстрашный чекист в “Карлаг”, где “оттрубил” полтора года. Трудно даже представить себе, каково пришлось Александру Ивановичу без гражданской специальности, с клеймом шпиона.
Реабилитация пришла лишь в 1963 году. Но испытания и лишения не сломили и не озлобили его. Он по-прежнему бодр, оптимистичен и верен идеалам своей юности.

Юлий СЕМЕНЕНКО.
г. Горячий ключ,
Краснодарский край.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Жителям ФРГ предлагают избрать канцлером президента РФ. Плакаты с таким призывом появились у Рейхстага перед выборами в бундестаг. Что думают об этом немцы?

Выбор всегда есть: немцы хотят заменить Меркель Путиным
Комментарии
СМИ: блок ХДС/ХСС может развалиться после выборов
В Польше заявили о неизбежности репараций от Германии
Театр двух актеров: чем "блеснули" Трамп и Порошенко
На Кубани задержали семью каннибалов, убившую 30 человек
В Пентагоне открестились от пособия "по войне с Россией"
МИД РФ выложил в интернет текст сговора против СССР
В Польше заявили о неизбежности репараций от Германии
Безопасность оказалась важнее концерта Брайана Адамса
Итоги выборов в Германии: перемен ждать не стоит
Опрос: Американцы не хотят бомбить Северную Корею
В Германии заговорили о предварительной победе Меркель
В Пентагоне открестились от пособия "по войне с Россией"
Штурмгевер Калашникова, или Научите скульптора гуглить
Неуязвимые ракеты Кима
В Киеве начали бить за "Слава Украине!"
Неуязвимые ракеты Кима
На Кубани задержали семью каннибалов, убившую 30 человек
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
В Пентагоне открестились от пособия "по войне с Россией"
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
У США и России хотят отобрать право вето в ООН