Как депутаты в России боролись за власть

Депутаты в России всегда были неоднозначными личностями

В России всегда было к парламенту, как и везде в мире, неоднозначное отношение. Но если в одних странах избиратель знает своего "народного слугу", то в других удивляется: "а как он попал в депутаты?".

Не берём царскую Боярскую думу — это советники, предки которых зачастую проходили тяжёлые испытания от сидения на колу до сварения вкрутую в медном чане. Народные избранники появились в России только при Николае II. Да и то, система была мажоритарная, как в США. Сидоровы и Ивановы, распахивая землю в Рязани или отливая пушку на Путиловском, не знали, о ком идёт речь. Раньше голосовали за выборщиков. А уже они давали жизнь депутатскому корпусу.

Госдума за тридцать лет вряд ли принесла народу что-то полезное, за что ей можно было бы поставить памятник. А, скорее всего, как и в 1917 году, она весьма напоминает образец февраля 1917 года. Именно тогда представители "избранников народа" отправились к царю за отречением.

Уже ближе к нашему времени союзные депутаты, которых собирали на волне "перестройки" со всех закоулков страны, были более озабочены получением жилья в Москве, обустройством своих родственников до 5-го поколения в госаппарате. Хорошим пенсионом и прочими благами. Позже Госдума началась воевать с президентом, потом — ложиться под него или наоборот? История — капризная девица, как она еще повернёт.

Наши депутаты должны работать на общественных началах

Хочется напомнить, что в СССР большая часть депутатов избиралась из среды трудовых коллективов. Свои полномочия они осуществляли без отрыва от производства. Дважды в год делегаты съезжались на сессию Верховного Совета, длившуюся всего несколько дней, а в остальное время трудились по основному месту, получая там же зарплату. При этом, они имели льготы, им возмещали затраты, связанные с их депутатской деятельностью — командировочные, спецзаказы и прочее. Всё правильно: не за голосование же платить полмиллиона в месяц. Сегодня страна нуждается в средствах, в первую очередь, на оборонку.

Судя по Интернету, граждане России любого возраста до сих пор помнят и любят солдата Швейка. Роман написал чешский писатель Ярослав Гашек, у которого был свой взгляд на парламентаризм. Один из скетчей Швейка:

"В реке Бероунки купался переплётчик Божетех из Праги. Одежду он повесил на вербах и обрадовался, когда рядом в воду влез ещё один господин. Баловались, ныряли до самого вечера. Но из воды этот незнакомый вылез первым. Пан Божетех остался посидеть ещё немного в воде, а когда пошёл одеваться, то вместо своей одежды нашёл босяцкие лохмотья и записку: "Я долго размышлял: брать, не брать, тут я сорвал ромашку, и последний оторванный лепесток вышел: брать! А посему я обменялся с вами тряпками. Не бойтесь надеть их: они очищены от вшей неделю назад в окружной тюрьме. В другой раз внимательнее приглядывайтесь, с кем купаетесь: в воде всякий голый человек похож на депутата".

Накануне войны 1914 года, а вернее, накануне буржуазной революции февраля 1917 года (три года — это не срок), в Российской империи вышла любопытная брошюра "Наш парламент". Ещё любопытнее, что автор книги отдал её на просмотр некоему японскому барону Таммо Икку. Хотя нам и влупили японцы по полной в 1904 году, оттяпав пол-Сахалина, но "дружественные" связи остались. Действительно, неплохие, но уже с примесью презрения к нам. И всё же японцы образца 1904 в корне отличались от японцев 1941 года. Вероятно, вседозволенность во времена русской гражданской войны на дальнем Востоке их избаловала. Но, как говорил персонаж советского фильма: "Мы им дали!".

Парламент или правительство — вот в чём вопрос

Японец заявил: "Эта книга в Японии будет иметь колоссальный успех". Правда, снабдив свой ответ весьма колкими замечаниями. В Японии успех, но только не в России. Современники книги отмечали, что на самом деле японец был не так уж не прав. Сравним?

"Японский приятель" отмечал, что главное зло и беда русской интеллигенции (а какая она через 100 лет, и есть ли там русские?) — есть правительство. Японец высказался отвлечённо, обозвав тогдашнее русское правительство "городовыми". К тому же, о выступлениях тогдашнего лидера парламентского движения в лице Милюкова (русский либерал, глава Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства в 1917 году, почётный доктор Кембриджского университета 1916 года) японец не был высокого мнения: "докторальные, скучные, книжные, очень далёкие от жизни страны".

Трагикомедия, что тот же "революционер" Милюков, который "свергал" русскую монархию, только уже после отъезда в эмиграцию в Европу, писал, что вмешательство Государственной думы дало уличному и военному движению центр, дало ему знамя и лозунг и тем превратило восстание в революцию, которая кончилась свержением старого режима и династии. Трогательно.

К парламентариям никогда не было однозначного ответа. Одних ставили к стенке, другие сами ставили к стенке власть. В частности, драки между парламентариями имеют вековые истории.

Ещё век назад карикатуристы "заставляли" одеть венгерского спикера в рыцарские доспехи, дабы отбить летевшие в него чернильницы. Также в Европе публиковались политические карикатуры, где депутатов выносят из парламента на носилках. И подпись: "Начало заседаний парламента".

Так что, проход "жириновских" кулаков по женским лицам в своё время не был чем-то новым. Зал заседаний — игра, и надо соответствовать.

Но, судя по темам, которые поднимались в книге "о русском парламенте", они были весьма актуальны. И тогда, и сейчас: "Куда идёт Дума" или "О патриотизме".

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Обсудить