Насколько широко и качественно образованы наши школьники

Насколько полезно и разносторонне современное школьное образование? Зачем нужны всероссийские проверочные работы? Как "дистанционка" повлияла на проверку качества обучения? За ним — будущее, или это — временная мера? Возможна ли удаленная проверка знаний? На все эти и многие другие вопросы Инны Новиковой ответил директор Федерального института оценки качества образования Сергей Станченко.

Читайте начало интервью: Образование в России — состояние и тенденции

— Сергей Владимирович, детей действительно нужно учить говорить, выступать, слушать аудиторию, в том числе и педагогов, это ведь — тоже аудитория. С другой стороны, устный экзамен и оценки за него — всегда субъективны. Они зависят от отношения и настроения людей, которые принимают экзамены. А письменные ответы можно перепроверить. Это так?

— На самом деле, не вполне так. И устные экзамены поддаются стандартизации и объективному проведению. Примером является, скажем, экзамен по иностранному языку. Он есть в девятом классе и в одиннадцатом, там есть часть, связанная именно с разговорной речью.

Есть комиссия экспертов, которая все это смотрит и неоднократно слушает ответ ребенка. Он записывается, как правило, и потом его слушают разные эксперты.

Стандартизированные критерии эту субъективность как раз более или менее нивелируют. Полностью, конечно, ее исключить все равно нельзя, но есть способы уменьшить степень субъективности до минимума.

— Используются сейчас для приема ответов на экзаменах по иностранному языку роботизированные системы?

— На наших экзаменах — ни в ЕГЭ, ни в ОГЭ — робот не используется. Есть аудиозапись, когда экзаменуемый выслушивает заранее записанный диктором текст и должен ответить на вопросы по нему. В любом случае он говорит в микрофон, и если микрофон исправен, то все будет нормально.

— Пандемия коронавируса, конечно, изменила всю нашу жизнь, а особенно как раз процессы обучения. Активное развитие получило дистанционное образование, оно используется и дальше, хотя идет очень много критики в его адрес. Как вы оцениваете саму эту систему и его качество? Возможна ли вообще дистанционная сдача экзаменов? Ведь дистанционные тесты дают возможность для самых разных, так скажем, вариантов помощи.

— Здесь принято разделять все-таки экзамены и контрольные работы, потому что это, конечно, совершенно разная ответственность и уровень. Примером экзаменов, когда дети соревнуются между собой и ставки очень высоки, у нас может служить, наверное, только ЕГЭ.

Дистанционка — не панацея

Поэтому организаторы не пошли на дистанционное написание ЕГЭ. Даже в прошлый сложный год абитуриенты сидели в пунктах под видеокамерами и писали экзамен с нормальной процедурой, как и раньше. Ведь всем понятно, что если кто-то будет находиться в удаленных условиях, то другие точно будут возмущаться.

ЕГЭ — это экзамен с высокими ставками и инструмент достижения справедливости. Его результатам все должны доверять, быть уверены, что никто не проскочил каким-то другим путем.

А простая контрольная работа в большей степени важна и интересна, прежде всего, самим ученикам и их родителям. Если все делается с помощью мамы, она подсказывает даже на обычных тестах, то ведь это будет только во вред. Рано или поздно все равно настанет момент, когда будут востребованы реальные знания.

Наверное, мы должны прийти к какому-то новому пониманию и общественному договору о том, что такое образование и для кого оно вообще ценно, кому нужно, чтобы наши дети были образованными. Давайте все вместе договоримся, кому это нужно.

Если мы посчитаем, что нужно просто получить высокие отметки, я думаю, что многие родители не согласятся. Все-таки, мне кажется, что ценность образования сейчас осознается семьей, да и самим ребенком.

— Ценность образования все-таки — очень сложная тема. Но понятно, что в школе детям должны давать основы по всем предметам, которые входят в программу. Сейчас, к сожалению, дети стараются учить в основном только те предметы, которые они выбирают для ЕГЭ.

Но даже если человек хочет стать гуманитарием, это не значит, что он не должен учить физику, химию, биологию. И технарь все равно должен учить литературу, какой-то иностранный язык, историю. Но ведь у любого человека, тем более хорошего специалиста, должен быть достаточно широкий кругозор, а не только подготовка к ЕГЭ.

— Я, может быть, немножечко зайду на минное поле, но для этого в одиннадцатых классах и проводятся всероссийские проверочные работы. Потому что дети их пишут как раз по тем предметам, которые они не сдают на ЕГЭ. Самим родителям должно быть интересно, чтобы ребенок не был, как у Козьмы Пруткова…

— Флюс?

— Да. Подобен флюсу как специалист. Полнота не может быть односторонняя. Конечно, это — во многом интерес, прежде всего, самого ребенка и его родителей, но я думаю, что учителя протестовать против широкого интереса ко всем предметам не будут ни в коем случае.

В старших классах действительно уже бывает некое взаимное соглашение, когда не хочется тратить время на дополнительные знания, потому что нужно сосредоточится на главном.

Но давайте решать, это же все — в наших силах. Предметы в школе ведутся, и никто из учителей никогда не откажет ученикам, которые хотят изучать их предмет.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.