Как перестать ходить по краю чужой судьбы: психолог на примере "Русалочки"

Как избавиться от бесконечного самопожертвования, ходя исключительно "по краешку судьбы" любимого человека? Не попадаться при этом вновь в одну и ту же ловушку? На примере сказки Ганса Христиана Андерсена "Русалочка" ситуацию вместе с "Правдой.Ру" разбирает психолог Светлана Шарко.

Читайте начало интервью:

Русалочка - молчаливая жертва своих фантазий

Маргарита Кичерова: Почему Русалочка верит, что принесенные ею жертвы помогут обрести любовь? Вообще, такое возможно?

— Это такие программы, ставшие внутренними скрепами. Она уверена, что за покорностью следует награда.

— А что запускает эти программы?

— Воспитание, окружение. До 12 лет все программы сформированы, а дальнейшая жизнь вносит коррективы. Русалочка все время думает, что же она делает не так. А надо отказаться от предательства, убийства, но только не принца, а себя. Не продолжать себя убивать, чтобы вернуться в море фантазий.

— А как ей понять, что она себя убивает?

— Те, кто живет в этом, это как раз хорошо понимают. Жизнь беспросветна, проплывает мимо в большом дискомфорте, никто не ценит. Русалочки наши понимают, что застряли в чем-то, что бессловесность ничего не дает им, но у них в голове путаница: страдание — это духовность, которая принесет освобождение.

— Вот это да. Основная ошибка. Это, видимо, связано с верой самого Андерсена, возвышение, религия.

— Вне сомнения. Он великий сказочник, но сам не очень преуспел в личной жизни… Русалочка отказалась убивать принца и все же выбрала жизнь.

— У нее был выбор, но после убийства она должна была вернуться в свою среду — куда не хотела. Ей там было хорошо, но недостаточно.

— Убивая принца, она убивает "виноватого" в том, что на земле у нее опять не получилось. А кого дальше убьем, в подводном царстве? Отца? Разломаем ту прекрасную фигуру мальчика, с которой ассоциировался принц? Не получается этого. И Андерсен прекрасно показал путь убийства, который не работает, поиск виноватых, смена места жительства — все не работает.

— А что работает?

— Отказаться о предательства себя и заняться собой.

— Как же это трудно! Как это сделать?

— Это путь не подмены духовности страданием, а путь ответственности, когда любовь и доброта, сострадание и милосердие, умение любить и ценить жизнь, самоотверженность относится в первую очередь к себе, и в минуту выбора мы выбираем через чуткость сердца — себя. И только тогда мы можем также с духовностью относиться к другим.

— Полюбив себя, мы любим других, да… Но у нас это не принято.

— Почему? Лично у меня много надежд на то, что я вижу в своей работе, своих клиентах. Многие обретают сейчас этот путь. Реально, когда люди отказываются убивать очередного принца и говорить, что все мужики козлы. Женщина не убивает в себе русалку с ее бессловесным мазохистским синдромом, а гладит по голове, говоря: "Я понимаю, как ты стала такой".

— Чтобы у нее случился переход к дочерям воздуха, когда она стала свободной.

— Обрела внутренний дух, убрала вину.

Обретение достоинства

— Мне пришла в голову мысль, что эта сказка — поиск не любви, а духа.

— Поиск себя в духе. Это считается мужским путем, но я с этим не согласна. Русалочка становится отверженной, ей важно с этим прожить.

— Отверженной кем?

— Здесь нет любви мамы. Отец отстранен, его нет. Она в итоге обрела ноги, танцевала, но…

— И надо понимать, что это четко ловушка — чувство, что надо страдать, что она чего-то недостойна.

— У ловушек есть такая особенность: они когда-то были важны для нашей адаптации, даже выживания, а потом мы вроде уже и можем с ними что-то сделать, но уже подпитываем их, находя очередного принца.

— А вот какие принцы встречаются русалочкам?

— Это несвободные мужчины в силу разных обстоятельств: они женаты, работа на первом месте, живет в другой стране. Полный контакт с ними невозможен, она может быть только на краешке его судьбы. Бывает, что любит тех, кто плохо слышит, видит, сам не знает, чего хочет. Но не каждый из мужчин захочет иметь рядом немую русалочку, которая ведет себя как мебель.

Не хочется их обижать, но если тебя удобно передвинуть, не взять в расчет — значит, ты мебель, и впору распоряжаться тобой.

— Может сказать: "помой посуду, мне все равно, что ты устала с работы".

— Хорошая жена все же имеет голос. Ей понятно, что она чувствует внутри, она предсказуема, она интересна в проявлениях своих. А русалочки, если сильно настрадаются, могут сами упасть в бездну и стать злыми колдуньями, отнимающими голоса.

Разочарование жизнью, так много горечи, хочется нападать на всех виноватых. Ну принца точно съедят первым, и детям достанется.

— И она наверняка захочет прекрасный голос кого-то другого?

— Однако русалочки вполне себе излечимы. Можно восстановить свой голос, справиться с болью, принять свою женственность и бесполезность убийства принца. Пока работает ловушка, будут попадаться принцы, как ядовитые мухоморы — ты входишь в лес, а они яркие, красивые… Величие нашей Русалочки в том, что она не мстит той, кого выбрал принц, не мстит морской ведьме, никого не обвиняет.

— Сейчас совсем другими глазами смотрю на Русалочку, нежели в начале беседы. Она благородна и сильна.

— Вот это надо увидеть русалочкам, да, не скатываясь в самообвинение в том, какая я плохая. Когда человек встречается со своей душой, он меняется.

И для меня здесь главное — правильно помочь русалочке, чтобы она увидела, почему она стала такой, чтобы она не обвиняла себя, не искала виноватых.

— Светлана, а ей придется испытывать боль при исцелении? Она будет плакать?

— Придется испытывать боль, потому что встречаться с собой, с той несправедливостью, которая была с нами, когда, возможно, мы были детьми, подростками… Усилия потребуются, это правда. Но оно того стоит.

 

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.