Нарколог Руслан Исаев: в вытрезвителе должен быть фельдшер

О плюсах и минусах закона о вытрезвителях, а также о советском и европейском опыте рассказал ведущему "Правды.ру” Игорю Буккеру президент Независимой наркологической гильдии, эксперт Общественной палаты, врач-нарколог Руслан Николаевич Исаев.

Новое — хорошо забытое старое

— Руслан Николаевич, с 1 января Госдума приняла закон (будет действовать в регионах) о вытрезвителях. Это вроде не ново. Возвращаемся к старому. Не запоздалая ли это мера?

— Мера запоздалая на тот промежуток времени, с которого вытрезвители перестали существовать в прежнем формате. МВД в 2010 году с себя скинуло эту обязанность. Но Минздрав не был готов. И адекватной структуры для обслуживания этой категории граждан не было создано. Ими пичкали общие больницы вместе с потоком других пациентов, и от этого не было хорошо никому.

Отвозить таких пациентов должны были в приемные отделения обычных городских больниц по закону. Там они и учиняли различные дебоши.

— Как осуществляется наблюдение врачами? Видимо, наркологами?

— Совершенно нет необходимости, чтобы это нарколог делал. Потому что нарколог занимается лечением заболевания. Далеко не каждый человек пьяный является конченым алкоголиком. По данным Минздрава, 60-70% вообще в медицинской помощи не нуждались. Они нуждались в социальной помощи:

  • теплом помещении,
  • койке,
  • возможности проспаться,
  • помощи социального работника, если утеряны документы и нужно восстановить социальные контакты.

— Могут быть люди избитые или получившие травмы. Хирургическая помощь нужна?

— Хирургическая помощь возможна, и терапевтическая помощь, но далеко не всем. Поэтому при приеме таких граждан в вытрезвителе или больнице должен быть осмотр медработником. Нужно принять решение: он нуждается только в социальной помощи или в медицинской, и какого рода медицинской помощи он нуждается.

— Как происходит в других государствах такого рода помощь?

— Мы в Западной Европе посещали такие учреждения. Это отдельные здания, не в структуре полиции, не в структуре общегородских больниц. Они по-разному называются:

  • транзитный центр,
  • центр социальной помощи.

На входе работает медработник. Как правило, имеется несколько отделений, минимум два: для тех, кому нужно просто поспать, и для тех, кого нужно подлечить. Есть более продвинутые варианты: если нужно подлечить, если бездомный, ему некуда идти. Мы видели многоэтажные социальные комплексы в Бельгии. Им там дают даже однокомнатные хостелы на время. Они получают там возможность бесплатно проживать. Дальше работают соцработники. Если у человека нет занятости, они занимаются подбором места работы. Там подход глобальный: социализировать человека, не дать ему умереть от холода, голода.

— Руслан Николаевич, бывают случаи, когда человек лежит на улице. У него сердечный приступ, а его приняли за пьяного, никто не подходил оказать помощь. Фельдшер сможет определить, что у человека приступ?

— Это как раз говорит в пользу, что законодательный комплекс должен быть давно уже принят.

Наша задача в каждом случае, когда человек посреди зимы лежит на улице, где не должен находиться, его взять и привести в теплое помещение и оказывать помощь.

Если есть грубое нарушение сердечной деятельности, хороший фельдшер вполне может с этим справиться. Если есть сложные случаи, нужна дальнейшая диагностика, нужно приглашать врача, и дальше врач уже будет его вести.

Нужна шлифовка

— Тут целый комплекс. Например, необходимо оборудование, минимальный запас лекарств, помещение. Как с этим обстоит дело?

— То, что говорится "закон принят", не значит, что есть весь пакет для организации таких учреждений. Сделан первый шаг. Закон носит рамочный характер. Там теоретические базовые вещи описаны фундаментально. А полномочия, открывать не открывать, на каких основаниях — перекладываются на регионы. Также не возбраняется выполнять услуги по схеме частно-государственного партнерства. То есть операторами учреждений могут выступать коммерческие негосударственные структуры. Но я сомневаюсь, что выстроится большая очередь из желающих эти услуги оказывать, потому что в правилах не написаны:

  • требования к помещению,
  • дополнительные лицензии,
  • штат,
  • ценовая политика.

Предполагается раунд обсуждений на федеральном уровне между профильными органами МВД, Минздрава, Министерства социального обслуживания для доработки законодательного проекта. Я думаю, что отличия в функционировании и законодательном обеспечении на уровне регионов будут. Понимаете, сколько займет это времени? Поэтому это начнет работать в полную силу, дай Бог, только в следующем году.

— Почему бы не вернуться отчасти к старым вытрезвителям, которые существовали с 30-х годов как минимум и до начала века? Там же наработки были хорошие.

— Безусловно, нам не стоит создавать все с нуля. Какие-то старые наработки, технологии надо взять на вооружение.

Мои коллеги, которые хотят этим заниматься, когда будет ясна законодательная ситуация, планируют поднять советские технологии и использовать.

Там проблема была не в технологиях, а в самом институте, что это в рамках МВД. Мы были другие, страна другая, МВД было другое. Соответственно, в Советском Союзе это имело место быть. Сейчас на запросы современного общества данный институт не отвечает. Правильно подал мысль Владимир Жириновский, что нужно изменить название. Просто новые шаблоны формировать в сознании.

— О регионах что бы вы могли сказать?

— Потребление, естественно, отличается. У нас большая страна, есть мусульманские регионы, где алкоголизация (это не секрет) всегда меньше. Есть районы Севера и Дальнего Востока — они из года в год по статистике более печальные дают данные.

Было бы правильно вместе со стартом этого закона запустить федеральный пилотный проект в одном из регионов и все отшлифовать. Потому что ошибки будут в реализации, перекосы. Регионы сами будут с этим мучиться.

— Есть не только алкогольное отравление, но и химическими веществами, наркотиками. Как с этими людьми быть?

— Если мы возвращаемся к европейскому опыту, там нет разделения на алкоголиков, наркоманов. Там все люди, которые находятся, оказались в ситуации полубессознательной под влиянием химического агента, токсического. Если это не кома, когда нужно в реанимацию везти, то они именно в такие центры и попадают.

Чаще это алкогольная интоксикация и наркотическая. Мы не должны зацикливаться только на алкоголизме.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен