Психолог: покинутость – одно из тяжелейших переживаний

Как человеку стать самим собой, чем взрослое бунтарство отличается от детского и что поможет исцелиться от детской травмы, рассказала ведущей "Правды.ру” Маргарите Кичеровой психолог Светлана Шарко.

Читайте начало интервью:

Психолог Светлана Шарко: нетравмированных детей не бывает

Психолог: детям, как и всем, нужны границы

Любовь и бунтарство

— А как выбрать именно себя самого? Большого, хорошего, цельного, просто себя?

— Во-первых, нужно понять, что раскалывает ценность, что не так со мной. Этот вопрос я решаю через тесты, то есть нужно понять, какая схема выработалась у человека. Он зависим или ощущает себя дефективным, или подавляет чувства. Когда мы обнаруживаем, какая из потребностей (в близости, автономии, выражении своих чувств) не удовлетворена, мы начинаем с этим работать. Потом идет работа с истоками. Важно понять почему. Не для того чтобы обвинять кого-то, предъявлять претензии родителям, а двигаться дальше.

— Для того чтобы двигаться дальше, нужно иметь свою волю. Но что делать, если родитель тебе заявляет, как отец заявил Вилли Вонке: никогда мой сын не будет кондитером? Например, ты будешь не актером, а бухгалтером. Как воле родителей противопоставить свою волю?

— Это зависит от темперамента ребенка, от его индивидуальности. Есть дети, которые через бунтарство могут что-то изменить, а есть дети, которые соглашаются.

— А тот, кто соглашается, сможет стать бунтарем и что-то изменить?

— Практически нереально это. Но бывают моменты, когда человек уже не ребенком, а взрослым видит последствия своих поступков: не складываются, например, отношения или карьера.

Тогда человек задает себе вопрос: а что я могу с этим сделать? И уже у взрослого есть ресурсы что-то изменить.

Кстати, через бунтарство не обязательно достигать. Бунтарство может быть взрослым, когда я беру и меняю ситуацию, а есть бунтарство детское, когда родители ему говорят, а он поступает по-своему: маме назло не надену шапку и отморожу уши.

— А если родители угрожают, как Вилли Вонке, когда он ушел из дома? Отец ему заявил: когда ты вернешься, меня здесь не будет, то есть если ты от меня уйдешь и поступишь по-своему, я тебя покину. Как справляться со страхом покинутости?

— Вне сомнения, покинутость — одно из тяжелейших переживаний, и многие люди живут годами, полжизни ощущая себя покинутыми, и не могут двинуться никуда из этой схемы.

— И Вилли Вонка так же жил.

— Да, точно так же. Он очень долго оставался покинутым, несмотря на то, что стал кондитером, известным, богатым. Он хотел увезти мальчика и сделать его своим наследником, и только благодаря теплу семьи Чарли он перестал быть покинутым.

— Но мальчик сделал другой выбор. Вилли Вонка хотел себе как бы сына, продолжить через этого мальчика свою судьбу, потому что он испугался смерти, у него появился седой волос. И ребенок не мог уйти от всех, он предпочел сохранить свою семью, не предавая.

— В фильме показано, что травма наследуется. Вилли Вонка стал продолжением своего отца, через бунтарство к чему он пришел? К другому дому, наполненному чудесными человечками, сладостями, шоколадом. Но он был одинок.

Прекращена передача травмы, именно когда показана семья, основной ценностью которой была любовь и близость.

— Вилли Вонка говорил: "Посмотри, у меня нет семьи, и я счастлив". И мальчик противопоставил ему другое счастье. Настоящее, живое, теплое.

— Конечно, там эти метафоры усилены, потому что можно быть счастливыми и жить не в таком разрушенном доме, как семья Чарли. И когда Вилли обрел семью, ему дали место, такому фриковатому кондитеру, с его причудами. Очень красивая сцена, когда показано, как маленькая избушка с теплом и семьей перенесена в эту волшебную фабрику, то есть как будто сердце там.

Дорогу осилит идущий

— Мальчик задал вопрос Вилли Вонке: зачем родители пускают детей в это пустое, холодное пространство? С одной стороны, они пострадали, с другой стороны, они получили урок.

— Это прохождение пути героя, где каждый мог обрести себя, опираясь на свои поступки, это сказочная история. Прохождение испытания — это то же самое, что "Тепло ли тебе девица? — Тепло, батюшка". Похоже на исцеление от травм, когда мы набираемся сил, идем в дорогу, где можем подходить к каждой двери и что-то выбрать, и каждый выбор может нас изменить.

— Если ты выбрал, то изменился. Если выбрал что-то привычное, то остался, по сути, на месте.

— Да, и тогда тебя удлинят, сделают тебя черникой, и ты полетишь в мусоропровод. Или ты в итоге дойдешь, пройдешь путь соблазнов и изменений и обретешь нечто, что является ценностью.

— Когда они сели в лифт, там была кнопка, которую, признался Вилли Вонка, он никогда не нажимал, но всегда хотел нажать. Он сказал, что для того чтобы выбраться, мы должны двигаться быстрее. Стоит ли ждать, что это будет очень быстро, и как на скоростном лифте, ты выберешься наружу?

— Нет, быстро не будет, если говорить о терапии, это все ложные инстаграмовские обещания, что вы сделаете что-то:

  • за три шага,
  • десять ходов,
  • две встречи.

Эта дорога не является путем мук и страданий, но она точно является дорогой, где мы обретаем силы, опираясь на помощь других людей. Помните, мы же как будто раненного ребенка забираем из чистилища раз за разом. Ему нужны:

  • обратная связь,
  • поддержка,
  • теплые слова,
  • понимание.

То есть то, что делает любящий и терпеливый родитель. То же самое происходит в терапии.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.