Кому костью в горле стало стихотворение "Я - русский"

Некоторое время назад в интернете забурлила дискуссия вокруг новой программы по предмету "Родная (русская) литература". Одним из камней преткновения стало стихотворение поэта Сергея Каргашина "Я — русский", которое программа предлагает изучать в 9 классе.

Вот оно:

Я — русский! Спасибо, Господи!

Я — поле. Бабушкин крест.

Я — избы Рязанской области.

Я — синь подпирающий лес.

Я — русский! По самое горлышко.

Во веки веков. Насквозь.

Я — лебедя белого перышко.

Я — воина павшего кость.

Какие б ни выпали горести,

Всем бедам хриплю назло:

Я — русский! Спасибо, Господи!

Я — русский. Мне так повезло!…

Пусть времени кружатся лопасти,

Меня у меня — не отнять.

Россия, как крепость над пропастью,

Стояла и будет стоять!…

Автора тут же, по непонятным причинам, обвинили в шовинизме, ксенофобии, расизме и национализме.

При этом, конечно, никто не потрудился подтвердить цитатами, где всё перечисленное в строках стиха спрятано. И каким образом могут почувствовать себя униженными, прочитав его, представители других народов.

Об этой дискуссии в студии программы "Точка зрения" главред "Правды.Ру" Инна Новикова поговорила с самим Сергеем Каргашиным.

— Расскажу немного предысторию. Я это стихотворение написал в 1994 году, буквально через полгода после расстрела Белого дома. Тогда вообще выйти на сцену и заявить "я — русский! Спасибо, Господи" было очень смело, потому что тут же летели всякие нехорошие высказывания в твой адрес. Я в первый раз прочитал это стихотворение в Центральном доме литераторов, на совещании молодых писателей, и уже тогда были высказывания, что это фашизм.

"Я — русский! Спасибо, Господи!" — вот эта фраза определенных людей задела. Это стихотворение жило своей жизнью, его цитировали политики, его включали в документальные фильмы. Например, в ленте про Родионова, про нашего солдата, погибшего в Чечне мученической смертью, но так и не снявшего крест.

Стихотворение часто звучало в школах. Я с ним выступал на стадионе, где было 20 тысяч зрителей. Это было у Миши Евдокимова на фестивале "Земляки".

Я не скажу, что это стихотворение великое в плане литературы, но по духу — это для меня как присяга, как признание в любви своей стране.

Этим летом со мной связалось издательство "Просвещение", там попросили, чтобы я подписал договор о включении этого стихотворения в учебники по литературе для 9-го класса. Я, естественно, согласился, стихотворение включили. В сентябре…

— Когда школьники открыли учебники…

— Вторая серия того, что было много лет назад. Во-первых, наезды начались на сам учебник. Оказалось, этого предмета раньше не было. Он в дополнение идет в той "Литературе", которая была, есть и остается.

Нацеленность этого предмета — больше патриотизма, больше истоков родных дается. Начались серьезные наезды на учебник, мол, русским он не нужен. Хотя в каждой республике есть курс национальной литературы. И это нормально, это естественно. Во-вторых, опять стали обвинять меня в фашизме за это стихотворение.

Были крайне резкие оценки, вплоть до того, что "его надо расстрелять".

В то же время адекватные люди вступились и за учебник, и, в частности, за мое стихотворение.

Мне понравилось, как Маргарита Симоньян написала, что хотя она не русская, но считает, что оно достойно, чтобы его преподавали на уроках русской литературы.

Беседовала Инна Новикова

Материал подготовила Ольга Лебедева

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен