Сергей Маркелов: мы точно хлебнём горя с онлайн-образованием

Как режим изоляции повлияет на кризис образования, почему люди ждут от политиков новой искренности и как мы живем среди обилия манипуляций, рассказал ведущему "Правды.Ру" Игорю Буккеру политический советник, психотехнолог и политтехнолог Сергей Николаевич Маркелов.

Читайте начало интервью: Сергей Маркелов: успех в жизни зависит от баланса двух видов интеллекта

Две коммуникации

— Говорят, что на эмоциональный интеллект больше влияет устная речь, а не письменная.

— Конечно. Потому что письменность — это уже точка перевода сообщения. То есть ты делаешь не прямое сообщение, а опосредованное. В психологии есть два понятия коммуникации:

  • прямая,
  • опосредованная.

Сейчас зрители нас слушают — это опосредованная коммуникация. Прямая — если бы мы сидели друг перед другом, вокруг сидели живые люди.

Сейчас начинается ещё один глобальный кризис на фоне пандемии. Это кризис образовательный. В чём фишка образовательного кризиса сегодня? Казалось бы, онлайн-образование — это очень круто, оно облегчает то и это, и дипломы получаешь, и дома сидишь слушаешь умных преподавателей. Я как педагог с 22 летним стажем (преподавал в университетах и сейчас преподаю) совершенно точно могу сказать, что педагог не только учит, но ещё и воспитывает, воздействует своим эмоциональным интеллектом, когда вживую перед аудиторией. А этого нет при опосредованной коммуникации.

Мы точно хлебнём горя с онлайн-образованием и увидим, какие перекосы оно даст ученикам через год-два режима изоляции. Нам очень важна прямая коммуникация педагогическая, человеческая.

Вот банальный пример. Сайты знакомств типа Tinder. Опосредованная коммуникация. 99 из 100 таких коммуникаций не срабатывает, даже если встречаются потом в офлайне. Глаза квадратные, ничего не понимают: а ты на фотографии была такая, а ты не такая, а ты говоришь вот так. И включается эмоциональный интеллект через прямую коммуникацию.

В мире существует два типа речей, которые говорят политики.

  • Первый тип речи — это когда политик строит свою речь так, чтобы все, кто стоят перед ним, поняли его одинаково. Всё, что он говорит, смыслы, призывы.
  • Второй тип политической речи — это когда политик выступает так, чтобы каждый, кто его слушает, понял его индивидуально. То есть условно говоря, когда политик обращается к тем же 100 тысячам, он может построить речь так (сегодня это позволяют технологии лингвистические), что каждый из 100 тысяч его поймет так, как будто бы этот политик обратился только лично к нему.

Примером ярким из истории России был Кашпировский. Он умудрялся даже через телевизор создавать иллюзию того, что общается с каждым по отдельности.

Безусловно, задача вождя — чтобы все его поняли одинаково и не было иносказаний. Но современный политический мир, как ни странно, включил второй тип речи.

Потому что социологи считают: появилось тотальное недоверие к власти по всему миру, недоверие к политикам. Они говорят слишком общими словами, не индивидуально. И с политиками стали работать технологи. Я сам занимался этим 20 лет в России, СНГ. Обучаю сейчас одного потенциального лидера в СНГ по Skype. Этот тип речи называется сейчас в политике новая искренность, новая совестливость. Можно построить речь так, что все будут сидеть и думать, что это лично ему сказал человек.

В России хорошо работали с политическим языком Сталин, Ленин, Троцкий.

Жизнь в манипуляциях

— Сергей Николаевич, может быть, это не эмоциональный интеллект, а манипуляция общественным сознанием?

— Как только ты начинаешь управлять рациональным или эмоциональным интеллектом человека либо толпы, это уже называется манипуляцией.

Мы всегда находимся в том или ином состоянии манипуляции.

Семейные отношения — то жена манипулирует мужем, то муж женой. Это во благо сохранения семьи, это не плохая история. Разваливаются семьи, где нет манипуляции или где манипуляция однобокая.

Манипулировать — это заставить мозг другого человека думать в том направлении, которое тебе нужно. Сеанс у психолога — это манипуляция во благо. Воспитание детей — на каком-то этапе ты закладываешь в ребёнка программы, манипулируешь им. Педагогический процесс — безусловно. Мы первоклассника учим 45 минут сидеть смирно за партой, а потом 10 минут на перемене бегать. Он умеет играть или сидеть, а вот переключаться он не умеет.

— В Белоруссии тоже происходит манипуляция?

— В Белоруссии политическая манипуляция уже чередуется с разнообразными технологиями. Руководитель Белоруссии пытается сохранить свое политическое лицо, политическую победу. Там с утра до вечера информационный пинг-понг с оппозицией, и оппозиция пробует манипулировать гражданами, и команда действующего президента Лукашенко пробует манипулировать гражданами.

Вроде бы слово "манипуляция" страшно. Но на самом деле под манипуляцией подразумевается, что человек делает нужные тебе действия. Мы их делаем постоянно, сами того не понимая. Банальные примеры: езда в городском транспорте — это уже манипуляция.

Есть психотерапевтические секреты. Если хочешь с супругом о чем-то договориться и не получается договориться дома, идеальное место, где можно решить конфликт, — это лифт, когда вместе едете 12-15 этажей, или в городском транспорте, в собственной машине.

Едете за рулем, начинаете разговор, и это трансовое состояние легче позволяет манипулировать, снимать проблемы. Это гораздо легче, чем просто в квартире ходить и друг друга "пинать" на кухне.

— Сергей Николаевич, когда впервые у нас ввели закон, что водители обязаны уступать пешеходам, довольно быстро это сработало. А с какими-то другими законами так легко не происходит. В чем тут дело?

— На нервную систему, эмоциональный интеллект больше действует боязнь наказания, чем премия. Поэтому штрафы помогают. Водитель тормозит перед пешеходным переходом по 100 раз на дню, рефлекс страха постепенно превращается в рефлекс "да бог с ним, сделаю так, как хотят".

А политические действия, принятие каких-то правильных законов — это более сложные конструкции, где эмоциональный интеллект на поверхности не лежит, а все перекрывается рациональностью политики, экономики. Экономические преобразования плохо прокатывают в любой стране, потому что есть простая логика. Эмоциональный интеллект реагирует только на те суммы, которые я привык в жизни видеть своими глазами, трогать руками.

И когда тебе говорят СМИ, что туда улетели миллиарды рублей, теперь все будет хорошо, наш мозг этого не понимает, потому что для него это абстракция. У него нет эмоций на это. У него эмоциональный интеллект только на зарплату, ипотеку (это его границы), ценность квартиры: он еще понимает 5 миллионов рублей за квартиру или 15 миллионов. Но миллиарды для него иррациональны.

Беседовал Игорь Буккер

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.