Файнзильберг: окружение Анастасии не удержало её от связи с Соколовым

Могли ли алкоголь и разница в возрасте с жертвой стать триггером для Олега Соколова, почему коллеги не поддерживали Понасенкова и закрывали глаза на связи Соколова со студентками, рассказал ведущему "Правды.ру" Игорю Буккеру врач-психиатр, доцент кафедры психотерапии Московского института психоанализа Владимир Павлович Файнзильберг.

Читайте начало интервью:

Триггер для убийцы

— Как вы оцениваете противостояние Соколова и Понасенкова? Это могло оказать психологическое влияние на Соколова?

— Понасенкова я знаю лично, и он на меня производит очень благоприятное впечатление. Он относится к тем людям, которые, если видят ошибку:

  • в тексте,
  • событиях,
  • кинофильме,

будут об этом говорить. Правдоруб, то есть он будет говорить, независимо от того, что принесет ему высказывание его точки зрения. Понасенков видел, что Соколов несколько театрализован и подгоняет свою научную деятельность под заранее известный результат. Там, где превалирует актёрская игра (а он всю жизнь играет), не может идти речи о правде. Хотя среди ученых бытует мнение, что отрицательный результат — это тоже результат, который дает пищу для поиска. Соколов так не считал. Он считал, что результаты его работ должны точно укладываться в матрицу, которую он придумал до того, как начал работу. Понасенков в этом плане был серьезным научным оппонентом.

Соколов пытался сыграть на этом конфликте, который не является конфликтом сегодняшнего дня, чтобы вызвать сочувствие у суда.

— Если бы Соколов пьяный не свалился в Мойку, долго бы искали убийцу?

— Я не следователь, но думаю, особых проблем не было бы, потому что он не скрывал отношений с девушкой, она жила у него, и об этом знали её родители. Во всяком случае, одна из последних SMS, в которой она жаловалась на Соколова, была направлена её брату, который советовал ей уйти от него. Сам факт ее исчезновения вывел бы на первый план именно Соколова. Он хладнокровный, но сам факт того, что он её застрелил, говорит о том, что он был в состоянии алкогольного опьянения либо, как у многих психопатов, у него бывали состояния, когда он взрывался.

Это эксплозивная часть характера, когда невинная капля приводит к взрыву. До этого он сдерживался. А тут она что-то сказала, и тогда он взял ружье и её застрелил.

Аффект был чрезвычайно кратковременный, то есть, как говорят судебные психиатры, причинно-следственная связь между её убийством и его характером прослеживается.

Проверку после заявления о пропаже девушки начали бы с него. Он бы не смог выдержать проверку именно в силу характера. Характер его императивный, он привык находиться на вершине пирамиды, а тут вдруг проверяют каждый его шаг. Он бы сломался. В своё время психиатр академик Снежневский говорил, что у них характер напоминает стекло и дерево: может гнуться, гнуться, а потом неожиданно от какой-то капли сломаться.

— Алкоголь мог спровоцировать убийство? Или разница в возрасте с жертвой?

— Алкоголь мог сыграть роль триггера, то есть привести к тому, что он нажал на курок. Это только предположения, а на самом деле тут, с одной стороны, накопившаяся уверенность в том, что он "сир" и все должны ему подчиняться. И вдруг эта девочка сопротивляется его указаниям. А с другой стороны, здесь вот какую роль играет возраст: он значительно старше неё, и всегда в глубине души понимал, что привязать такую молодую женщину к себе надолго не сможет. Она может быть с ним, пока от него зависит:

  • материально,
  • морально.

То есть она студентка и от него зависит. Она пишет у него работу — она зависит. А потом она оперится и уйдёт, а он станет старше и останется один. С женой ведь он не жил. Это, я думаю, сидело раскалённым гвоздём в его мозгу и сыграло определенную роль в том, что он выстрелил.

— Вы так подробно описываете его. Получается, что люди могли что-то предвидеть? Но его знакомые и даже сама жертва почему-то не догадывались, каков Олег Соколов на самом деле. Все его знакомые, которые об этом узнали, просто в ужас пришли.

— То, что они в ужас пришли, мне кажется несколько наигранным с их стороны. Потому что я работал в крупной психиатрической больнице, где было порядка 250 только врачей и ещё другой медперсонал. Я более 15 лет работаю в институте, в котором довольно большой коллектив. Когда человек в коллективе держится особняком, ни с кем не общается, о нём всё равно складывается впечатление. Впечатление о Соколове было не очень хорошее. Его, мягко говоря, недолюбливали. Что бы он ни делал, старались от него подальше держаться, потому что у него был имидж сира, человека, увлеченного своей идеей, жестокого, добивающегося всеми правдами и неправдами своего, и люди просто не хотели с ним связываться.

Ведь Понасенков высказывался в отношении него достаточно давно как об ученом, но Понасенкова не очень поддерживали — боялись связываться с Соколовым.

И мне кажется, что, хоть это звучит и не очень прилично, девочки, с которыми Настя жила в общежитии, её близкие друзья и родственники, которые знали об этой связи, разговаривали с ней недостаточно эффективно. Они не удержали её от построения отношений с ним.

Абсолютно точно, что отношения были патологические, кратковременные, основанные на зависимости.

Бойтесь равнодушных

— Я хотел бы сказать как психиатр с 40-летним стажем: несмотря на то, что Соколова, несомненно, признают вменяемым, и он будет нести ответственность за содеянное, это не исключает, что в дальнейшем у него не разовьется психоза.

С точки зрения психиатрии и психологии, история жизни Соколова с червоточинкой. Учитывая его возраст и то, что он попадет в места не столь отдалённые, это может вызвать реактивный психоз по типу бреда преследования.

То есть мы можем через несколько лет услышать о Соколове как о человеке, психически больном и нуждающемся в лечении.

— Лечение было бы более благоприятным выходом для него?

— Для него — да. Но есть нюансы. Суд выносит постановление о наказании и определяет конкретные сроки, согласно статье Уголовного кодекса, а принудительное лечение, которое определяется судом на основании заключения судебной психолого-психиатрической экспертизы, сроков не имеет.

То есть он может пробыть всю жизнь в психиатрической больнице, в которой гораздо легче, чем в тюремной, а может и намного раньше выписаться из психиатрической больницы, чем если бы он находился в тюрьме.

— Можно ли сказать, что надо быть настороже, когда известно о таких фактах, и дистанцироваться от подобных людей?

— Вот и дистанцировались. В Санкт-Петербургском университете никто не хотел с ним связываться. А если бы, как 30 лет назад, была партийная организация, профсоюз, разобрали бы Соколова за аморальное поведение, аморальные отношения со студенткой.

Это безобразие, потому что никогда ни в одном вузе не поощряли связь студентов с преподавателями.

В советское время это было очень строго, но и сейчас не поощряется. А в Санкт-Петербургском университете на это закрывали глаза. Мол, какое дело, чем он занимается, если устраивает бои эпохи Бонапарта. Вот к чему привело это безразличие.

Беседовал Игорь Буккер

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...